Есть ли святые в наши дни?
Диакон Георгий Максимов   26.01.2015
– Наш разговор с отцом Георгием пойдет о святости и мученичестве. В наше время бытует мнение, что сейчас таких святых, как в Древней Церкви, и быть не может. Каково Ваше мнение?

– Думаю, важнее узнать мнение святых отцов. Святой Симеон Новый Богослов говорил, что это нечестие худшее, чем ересь. И в его время, в XII веке, были люди, которые говорили точно такими же словами, и даже более, может быть, резкими. Святой Симеон Новый Богослов так считал потому, что ересь нарушает один или несколько догматов в вероучении о спасении, а это мнение ниспровергает все дело домостроительства Божия, ради которого Господь пришел на землю.

Ведь Господь создал Свою Церковь Православную, чтобы открыть людям путь к святости; поэтому сказать, что сейчас не рождается святых, люди не становятся святыми, все это в прошлом, – то же, что сказать: Церковь перестала быть Церковью, врата адовы одолели ее.

Святые отцы говорят, что православные христиане должны осознавать свой долг стать святыми. Ведь Господь говорит, что Он пришел призвать грешников, а не праведников к покаянию. Но спасает Господь грешников тем, что дает им средства сделаться святыми.

Священномученик Онуфрий Гоголюк, один из новомучеников Российских, тоже говорил: миряне не должны думать, что заповедь о святости дана только монахам, – это то, к чему призваны все православные христиане, это и есть путь соединения с Богом, как Сам Господь сказал: «Будьте святы, ибо Я свят», и «будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершенен». В этом смысл всего, что мы делаем. И если человек думает, что сейчас святости нет и святых быть не может, тогда возникает вопрос: а что он делает в Церкви? Потому что Церковь, как выразился один из Афонских старцев XX века, это фабрика по производству святых.

– А что значит стать святым? Возможно ли человеку пройти этот путь?

– Господь говорит, что «не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царствие Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного». Поэтому исполнение воли Божией – это и есть путь к тому, чтобы стать святыми. Как волю Божию опознать? Господь нам ее открыл через Священное Писание. Во-первых, оставил нам прямые заповеди через Священное Предание, где голосом святых отцов Он объясняет, как эти заповеди исполнять. Некоторые люди искренне считают, что заповеди Христовы невыполнимы, что это некий идеал, которого достичь невозможно.

Такое мнение явно противоречит тому, о чем Сам Господь говорил. Он те или иные заповеди открывал апостолам. А апостолы передавали этот путь тем, кто обращался к ним. Поэтому исполнение заповедей Христовых и есть путь обретения святости. Через это мы приходим к соединению со Христом, через это боремся со грехом, творим добродетель и становимся христоподобными – как говорит апостол Иоанн, мы должны поступать так, как Господь наш поступал. И апостол Павел говорит: «Подражайте мне, как я подражаю Христу».

Это открыто для каждого из нас. Вот как святой Иоанн Златоуст отвечал на сетования иных людей, которые в его время говорили, что люди стали совсем другие: ничего не изменилось – Бог Тот же, дьявол тот же и человек тот же. Конечно, изменились некоторые внешние обстоятельства, но каждая эпоха имеет свои трудности. Несмотря на все трудности, сила Божия, которая делает нас святыми, действует сейчас не меньше, чем сто или две тысячи лет назад.

Господь дает нам все – даже Самого Себя в таинстве Евхаристии, – чтобы мы могли стать святыми. Конечно, сами мы, без Бога, стать святыми не можем. Апостолы услышали от Самого Господа: «человеку это невозможно, Богу же возможно все». Поэтому, конечно же, наша борьба с грехом, труды по совершенствованию и исполнению заповедей Христовых только тогда будут успешны, когда мы их сопровождаем молитвенным трудом и, соединяясь с Господом в таинствах, получаем силу их исполнять.

И вот ведь что интересно. Во многих религиях есть нравственные законы и предписания, многие религии говорят, что нельзя делать то, а надо делать это. Но у Православной Церкви принципиальное отличие в том, что Господь не просто говорит: делай то и не делай это, – Господь дает силы делать то, к чему Он призывает. А силу эту мы получаем в таинствах. Поэтому когда человек не причащается Тела и Крови Христовых, не исповедуется, не молится или молится редко, для него слова про то, чтобы стать святым, кажутся странными и дикими.

Но святые отцы об этом говорили, и Сам Господь об этом говорил, и апостолы именно к этому нас призывали. Это и есть та радостная весть Евангельская, по которой и названо Евангелие.

– Отец Георгий, какую литературу Вы бы посоветовали читать мирянам?

– Преподобный Амвросий Оптинский говорил, что в наше время есть очень много духовных писателей, которые пишут и красиво, и мудро. Но всякий человек, который еще не прославлен как святой учитель Церкви, может ошибаться и погрешать в очень серьезных вопросах. И лучше всего пользоваться тем, что уже проверено Церковью, – трудами святых отцов. Чем нам помогают писатели аскетического направления, например, старец Паисий Святогорец? Они учат, что слова о вероучении, о молитве, которые мы можем прочитать в умных богословских книгах, необходимо сделать реальностью повседневного нашего опыта. Только это важно.

– Можно ли расценить Ваши слова так, что Вы не рекомендуете читать современных толкователей Библии, каких-то духовных писателей?

– Для понимания Библии надо читать толкования святых отцов. И это не мое мнение – 19 правило VI Вселенского Собора говорит, что Священное Писание надо понимать именно так, как его толковали святые отцы. Об этом святитель Николай Японский хорошо рассказывал. К нему приходили японцы-протестанты и задавали вопросы: а что это значит в Библии, а что это. И он спрашивал у них: «А почему вы не спросите об этом своих учителей протестантских, ведь они у вас есть?» – «Мы спрашивали, а они отвечают: «Понимай как тебе хочется», а я хочу узнать, что действительно Господь хотел сказать». И святитель Николай Японский, комментируя такие случаи, говорит, что мы, православные христиане, имеем такое сокровище святоотеческого предания, в котором мы можем узнать, что действительно Господь имел в виду.

Поэтому очень важно научиться любить святых отцов и читать их духовное наследие, и смирять ум свой. Когда Господь увидит наши усилия и наше смирение, с которым мы читаем труд того или иного святого отца, то по молитвам этого святого отца Господь вложит в нас все то, что нам нужно, полезно. Конечно, надо понимать, что чтение любой духовной литературы – большой труд. Нелегко читать святых отцов древности. Не потому что они писали трудно, просто переводы, какие у нас есть, делались в XIX веке, архаичным языком, не слишком понятным современному человеку. Можно читать святых отцов, которые ближе к нам по времени: Оптинских старцев, святителя Феофана Затворника, святителя Игнатия (Брянчанинова), творения новомучеников.

Конечно, и сейчас есть творения явно духовные. Например, письма Иоанна (Крестьянкина), беседы и творения старца Паисия Святогорца. Существует множество богословской литературы, литературы по истории Церкви. Но, мне кажется, если человек хочет решить вопрос, о котором мы сегодня говорим, – как стать святым, то лучше ориентироваться именно на ту литературу, которая дает на него ответ. И выбирать лучше всего литературу, которая написана людьми, достигшими святости.

– Батюшка, нынче многие задаются вопросом, почему не канонизируют Оптинских мучеников и священников, погибших в различных «горячих точках» или убитых при иных обстоятельствах?

– Я полагаю, что просто еще не осознана необходимость их общецерковного прославления. Совсем недавно было 15-летие со дня мученической кончины отца Анатолия Чистоусова, убитого в чеченском плену. Еще больше люди знают об Оптинских отцах, многим памятна мученическая кончина священника Даниила Сысоева, которая произошла чуть больше года назад. Мученически погиб отец Игорь Розин в Кабардино-Балкарии – был убит в своем храме после богослужения.

Господь сказал, что когда возникают вопросы или недоумения по какому-то поводу, нужно смотреть на плоды этого. И когда мы смотрим на плоды кончины Оптинских старцев или других отцов, которых упоминали, то видим плоды благие. Благодаря жизнеописаниям Оптинских старцев, множество людей нашло для себя образцы для подражания, которые вдохновили их полностью пересмотреть свое отношение к вере. То же самое через мученическую кончину отца Даниила Сысоева. Я знаю огромное количество людей, которых она всколыхнула настолько, что они стали слушать и читать то, что он оставил после себя. Я верю, что вопрос прославления этих погибших за веру – вопрос времени. Тем более, что Патриарх Алексий покойный в официальном соболезновании писал об Оптинских трех отцах, на Пасху убитых сатанистами, как о принявших мученическую кончину. Относительно отца Даниила Сысоева Святейший Патриарх Кирилл в официальном соболезновании сказал, что он удостоился стать мучеником за проповедь Христа.

Но, повторю, чтобы решить вопрос об общецерковной канонизации, нужно время. И думаю, что точное время и точные сроки знает только Господь.

– Отец Георгий, а каковы отличия современных и традиционных церковных представлений о мученичестве?

– Дело в том, что в сознании людей, которые, скажем так, не изучали специально этот вопрос, существуют некоторые представления, не вполне соответствующие святоотеческому Преданию. Например, представление, что мучеником может быть только человек, которого палачи перед смертью обязательно ставили перед выбором, гласно проговариваемым. Когда ему говорили: «или ты отречешься от Христа, и тогда мы тебя отпустим, или ты не отречешься от Христа, и мы тебя убьем», а при этом выборе мученик говорил «нет, я не отрекусь от Христа», и после этого его убивали. И только это – подлинное мученичество. Такое мы очень часто можем видеть в житиях множества мучеников, – но так было далеко не всегда.

С очень многими мучениками было иначе, им никто не ставил выбора: отрекаешься от Христа или не отрекаешься от Христа. К ним приходили солдаты, которых посылали правители, и их убивали. Или их убивали язычники, убивали люди, которые просто не могли вытерпеть их проповедь Православия. Например, священномученик Панкратий Тавроменийский проповедовал Христа, и многие язычники его возненавидели и, сговорившись, устроили засаду. И когда священномученик путешествовал, напали на него и убили. И он был прославлен как мученик. Таких примеров много – в том числе и в житиях прославленных недавно мучеников ХХ столетия, наших новомучеников. Тоже не было ситуаций, когда им предлагали свободу или жизнь за то, чтобы они отреклись от Христа. По следственным делам известно, что были примеры, когда некоторые маловерные люди, которых арестовывали, впадали в грех отречения от Бога и снимали с себя сан. Но это им не помогало, их все равно расстреливали.

Поэтому такого критерия признания мученичества Церковь не знала. Можно посмотреть, что святые отцы писали о мученичестве. Например, слово священномученика Киприана «Об увещевании к мученичеству», или творение преподобного Ефрема Сирина «Слово похвальное ко всем мученикам, пострадавшим в мире». И нигде мы не увидим обязательности такого критерия. Мученик – это тот, кто стал в своей смерти христоподобным, кто принял смерть как христианин, кого убили за имя Христово, проявил христоподобные качества терпения и незлобия в смертный час свой.

– Как давно появилась традиция канонизации святых? Она была в Древней Церкви?

– Нет, сведений о том, что в самой ранней Древней Церкви эта традиция была четко закреплена, нет. Но известно, что в Средние века в Патриархатах был определенный порядок канонизации. Например, что в XII–XIV столетии требовалось решение Патриаршего Синода об общецерковном прославлении того или иного подвижника.

– В таком случае, насколько я понимаю, почитание может возникнуть раньше, чем канонизация? Не грешно ли почитать святого, пока он еще не прославлен в этом лике?

– Нужно понимать, что значит канонизация – это благословение на общецерковное почитание (это не значит, что для личного почитания необходимо общецерковное благословение. Это можно видеть в житии святого Симеона Нового Богослова, которого мы упоминали. Он начал почитать своего духовного отца, который почил, сразу же после его смерти как преподобного. Он и иконы его писал, и молился ему. И это вызвало возмущение некоторых людей, которые считали, что так делать не должно до постановления Синода. Преподобному Симеону даже пришлось оставить тот монастырь, в котором он подвизался. Но сам он был совершенно непреклонен в том, что должен почитать своего духовного наставника как святого).

Очень важно понимать: если мы просто почитаем в нашем личном молитвенном общении того или иного человека, в святости которого мы уверены, то в этом, я считаю, ориентируясь на пример Симеона Нового Богослова, нет греха. Но если мы пытаемся насадить Церкви свою волю, если мы пытаемся навязать какое-то церковное почитание до того, как оно произошло, это считается грехом.

Что значит общецерковное почитание? Например, Крестные ходы, приуроченные к дню того или иного святого, или молитвословие ему, совершаемое в церкви. Но если вдруг люди появляются, которые пытаются навязать это другим, то, мне кажется, дело это не благое и неблагочинное, потому что в Церкви так не принято. Но в Церкви всегда было, что люди почитали лично, келейно тех или иных святых.

Если мы обратимся, например, к нашим новомученикам, пострадавшим в 30-е годы, то в описи имущества, изъятого у них при аресте, можно увидеть, что помимо иконочек в их иконостасах были и фотографии тех мучеников, которые пострадали на несколько лет раньше их, в двадцатые годы или во время гражданской войны. А когда следователи спрашивали, почему у вас находится та или иная фотография, новомученики отвечали: потому что я почитаю этого человека.Так было в Церкви всегда.

– Батюшка, нередко раздаются голоса о канонизации тех или иных людей, которые не могут быть причислены к лику святых, потому что они не вели христоподобный образ жизни в определенных ситуациях, но прославились своими патриотическими чувствами. Вообще, каков механизм канонизации? Что должно произойти, или какие действия должны предпринять, скажем, миряне, чтобы тот или иной подвижник был причислен к лику святых?

– Вот здесь как раз мы и понимаем, для чего Господь установил порядок канонизации в Своей Церкви. Хотя, как мы уже говорили, святость есть и сейчас, есть сейчас и мученики, есть и преподобные, есть и святые в других ликах святости. Потому что Церковь живая.

И для многих людей святость этих подвижников очевидна. Но дьявол пытается издеваться над святостью и над Церковью. В том числе делает таким образом, что иногда людей, явно грешных или явно чуждых Церкви, через некоторых доверчивых и мало внимательных к себе людей пытается изобразить как святых. Поэтому Господь и установил порядок канонизации. Господь дал власть решать церковные вопросы апостолам, а апостолы передали ее через рукоположение своим преемникам – епископам. Вот епископы это и решают, но не единолично, как у католиков, а соборно, как и сами апостолы на Апостольском Соборе решали те или иные важные для Церкви вещи.

Так что порядок канонизации сейчас именно такой. Люди, которые убеждены в святости того или иного подвижника благочестия или мученика, собирают документы о его канонизации и представляют в комиссию, которую Синод, действующий при Патриархе, Малый Архиерейский Собор, специально установил и благословил заниматься именно этими вопросами. Комиссия изучает документы и, если находит их вполне исчерпывающими, передает на рассмотрение Синода Малого Архиерейского Собора при Патриархе. И уже там происходит рассмотрение и благословение о причислении к лику святых для общецерковного почитания тех или иных мучеников или подвижников.

Правда, Комиссия по канонизации в некоторых случаях не принимает решения. Например, это можно сказать о воине Евгении Родионове. В этом случае, как объяснял председатель комиссии по канонизации, не был произведен акт канонизации, поскольку не было представлено достаточно, по мнению комиссии, подтверждений его мученического подвига. То есть вопрос уже несколько формальный, а не так, что комиссия установила, что он не был мучеником. Нужно понимать эту разницу. Поэтому личное почитание воина Евгения вполне допустимо. Не было выявлено никаких фактов комиссией, которые подвергали бы сомнению сам факт его принадлежности к Церкви и сам факт его мученической кончины, просто эта мученическая кончина не была документально достаточно подтверждена.

То, что святость в нашей Церкви существует, и это есть дело от Самого Бога происходящее, я вижу на примере почитания Евгения Родионова. Так бывает: собираются несколько людей и ставят себе цель прославить какого-то человека, который, по их мнению, умер как святой. Они начинают это активно муссировать с помощью пиар-методов и так далее. Конечно, могут появиться люди, которые начнут им сочувствовать. А в случае Евгения Родионова я сам знаю множество примеров, когда люди, совершенно далекие от нашей реальности, – из Америки, Греции и других стран откликались на произошедшее с Евгением, для них совершенно несомненными были и его мученичество, и его святость.

Это пример того, как Сам Господь прославляет святых. То же мне известно об отце Данииле Сысоеве. Примеры совершенно удивительные, когда люди, далекие от знакомства с ним, от знакомства с его наследием, вдруг настолько сильно любовью к нему загораются, что пишут ему иконы. На мой взгляд, это свидетельство того, что это от Бога происходит.

– Батюшка, что касается отца Даниила Сысоева: бытует мнение, что все-таки он своими действиями спровоцировал мусульман, и что именно поэтому нельзя его смерть считать мученической. Каково Ваше мнение?

– Я считаю, что это мнение – духовно ложное. Отец Даниил не оскорблял самих мусульман. Отец Даниил говорил об исламе вполне четко и определенно, так же, как говорили святые отцы и другие мученики, в том числе и пострадавшие от ислама и уже прославленные Церковью. Отец Даниил вполне определенно излагал свое мнение православным, чтобы они понимали то явление, с которым сталкиваются.

И его принцип как миссионера состоит в том, что, встречая мусульманина, не надо ему говорить про ислам, надо ему говорить по Православие.

И это касается не только мусульман, но и сектантов, и людей других религиозных взглядов. Если мы начинаем ему говорить, какая у тебя плохая вера, то у человека первая реакция – защитить.

Если же мы просто рассказываем ему о нашей вере и делимся нашей верой, тут совершенно другая ситуация: мы у него ничего не отнимаем, мы ему предлагаем. И тогда, если человеку истина важна, то он может сам сравнить и сделать выбор. И отец Даниил об этом рассказывал как о методе для него главном. Он говорил, что никакие споры не приносят столько плода, как просто изъяснение Символа веры для человека на понятном для него уровне. В этом была суть миссионерского опыта отца Даниила Сысоева.

То, что он говорил по поводу ислама, в том числе и самим мусульманам, это просто истина, изложенная в Евангелии: «Кто не родится от воды и Духа, не войдет в Царство Божие». Апостол Петр в Книге Деяний говорит о том, что «кроме имени Иисуса Христа нет другого имени под небом, которым надлежало бы нам спастись, и нет ни в ком ином спасения». Сам Господь говорил, что «кто не верует в Сына Божиего, тот не имеет жизни вечной, и гнев Божий пребывает на нем».

Это все то, о чем говорит Священное Писание, о чем говорили святые отцы. Святой Игнатий (Брянчанинов), например, говорил, что тот, кто допускает спастись, не веруя во Христа, впадает в грех богохульства. Да, отец Даниил говорил, что все люди, которые не крещены, не могут надеяться на спасение, пока они не придут к Христу. Конечно, такие вещи могли кому-то не понравиться.

Но самое главное, отец Даниил говорил, что то, что противоречит Евангелию, является ложью. А ислам, во-первых, отрицает, что Христос есть Бог, что Христос есть Сын Божий воплотившийся, отрицает, что Христос распят был, что Он Воскрес. Естественно, отец Даниил определял это как духовную ложь, точно так же определяли это и святые отцы, и мученики, которые были до него. И если человек задает прямой вопрос, мы должны отвечать на него прямо и честно. Иначе это будет грех и перед Богом, и перед человеком, который с нами говорит. И главное, сами мусульмане, которые беседуют с нами, чувствуют, когда человек боится, когда он не может говорить открыто. И такое поведение не вызывает ни у кого уважения.

Я приведу такой пример. Один современный православный христианин однажды пошел проповедовать в мечеть. Это было в мусульманской стране. И он проповедовал прямо и бесстрашно. Когда он мне об этом рассказывал, он говорил: «Когда я входит туда, то я уже смирился с мыслью о том, что мне живым не выйти. Но Господь дал мне такую благодать и такую силу, что я сам не ожидал». И мусульмане совершенно адекватно это восприняли, они общались с ним с уважением. И мулла этой мечети сказал, что сейчас выйдет и вернется. А когда он вернулся, то держал в руке журнал «Сторожевая башня» – издание «Свидетелей Иеговы». И он сказал: «Вот, ты к нам пришел, и ты с нами говоришь прямо, открыто, в лицо, и мы тебя уважаем. А вот они, – и он показал на этот журнал, – подсовывают это нам под дверь и убегают».

Поэтому, конечно, отца Даниила было за что уважать, и благодаря этому он смог обратить и крестить более 80 мусульман.

– Отец Георгий, а в наше время возможно любому пострадать за Христа? Возникло у человека такое желание: хочу за Христа пострадать. Или это опасная мысль? Господь Сам избирает Себе мучеников?

– Конечно, чтобы сподобиться мученической кончины, это надо заслужить у Господа. Есть такой пример в житиях Балканских новомучеников – в «Афонском патерике» описывается, как один новомученик очень хотел пострадать за Христа, потому что имел за душой тяжкий грех отречения. Он в свое время принял ислам, потом вернулся, но, тем не менее, этот грех его очень тяготил. И он считал, что он может искупить его только тем, чтобы исповедовать Христа перед мусульманами и засвидетельствовать это исповедование кровью. И он решил, что добиться этого совсем несложно, так как уже жил в Османской империи, а тогда по ее законам обращение мусульман в другую религию каралось смертной казнью, и проповедь Христа мусульманам каралась смертной казнью, и оскорбление мусульманского вероучения тоже. И поэтому он думал, что добиться святости от мученичества совсем не сложно. И он пошел и добился приема у мусульманского судьи. А когда с ним встретился, то прямо сказал, что был мусульманином, а сейчас принял христианство и отвергает ислам и Мухаммеда. А судья послушал и сказал, что ему неинтересно это слушать, и выгнал его. Тогда этот человек решил добиться приема у визиря, более высокого должностного лица. Визирь послушал и сказал охране: это сумасшедший, выведите его отсюда. И его тоже выбросили на улицу. После этого случая он понял, что это Господь не дает ему мученического венца, потому что он не достоин этого. И тогда он смирился, перестал делать эти попытки и пошел на Святую Гору Афон, где во многих трудах и покаянии совершенствовал свою душу, и в конце концов Господь сподобил его мученичества.

– В заключение вернемся к началу нашей беседы. Переформулирую свой первый вопрос: найдут ли потомки среди наших современников святых?

– Безусловно. Я верю и молюсь, что и среди тех людей, которые живут среди нас, будут святые, к которым потомки будут обращаться с молитвами и лобзать их честные мощи. Потому что очень важно понять, что это путь, который Господь подарил каждому из нас. Господь дал нам этот путь, если мы пришли в Церковь Православную, уже очистились от первородного греха в Крещении, если мы уже здесь находимся, если уже познали истину. Что еще делать, если не стараться идти по тому пути, по которому уже прошли тысячи и десятки тысяч людей до нас?

Если мы посмотрим на жития святых, то не найдем для себя никакого оправдания, почему мы еще не преуспели на их пути. Это то, что Господь ожидает от каждого из нас: чтобы мы встали и попытались пройти по нему в нашу меру. Потому что не каждый может стать как преподобный Сергий Радонежский или как святой великомученик Георгий Победоносец, не каждый может стать как святой апостол Павел, – но в свою меру каждый может стать святым. Это то, к чему призывает нас Господь: «Будьте святы, ибо Я, Господь Бог ваш, свят».

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]