Кончина
Священник Артемий Владимиров   27.10.2014


Читая книгу, мы с вами незаметно прожили целую жизнь. Сколько событий за плечами! И рождение на свет Божий, и первые шаги в учении; выбор призвания, женитьба (а для кого-то и монашество); труды по снисканию насущного хлеба, труды по воспитанию детей; радости и скорби, неустройство и благополучие, любимый храм, духовник, причащение Святых Христовых Тайн – пасха христианской души, и молитва, всегда и всюду нас сопровождающая; первая седина и наконец недуги преклонных лет, предвестники приблизившейся кончины!

Писать ли мне, размышлять ли вам вместе со мной о смерти? Несомненно! Разве не нуждается в осмыслении то, чего никто не избежит? Или нам не должно знать того, что придет независимо от наших желаний? Представьте себе, дорогие мои читатели, молодого человека, которому предстоит сдавать самый главный экзамен, определяющий будущность выпускника. Зная и строгость экзаменаторов, и сложность изучаемого предмета, он все же не торопится начать подготовку и занимается посторонними делами. Время от времени заботливые родственники и друзья напоминают студенту о том, что необходимо-таки взяться за книги, но их увещевания вызывают лишь досаду и раздражение. И вот остается последняя неделя. Кажется, все еще можно поправить. Требуются только выдержка, умение отгородиться от всего, что рассеивает ум и расслабляет волю, великое прилежание и молитва с надеждой на помощь Божию. Милосердный Господь, как вы знаете, никого не отвергает: и пришедших трудиться в виноградник спозаранку, и в полдень, и во второй половине дня, знойной и душной, и под самый вечер. Но вместо того чтобы усиленно трудиться, бедный студент отбрасывает от себя книги, обхватывает руками голову и лежит в отчаянии и озлоблении, раздавленный мыслью о надвигающемся неизбежном провале. Разумно ли это и достойно ли такое поведение человека?! Дабы нам с вами не оказаться в столь незавидном положении, что для истинного христианина равнозначно дезертирству воина, давайте вникнем в существо того последнего и решающего экзамена, который сдавать должно каждому и имя которому – смерть, а лучше – исход, или кончина.

Кому, как не священнику, приличествует говорить об этом? Ибо он призван Богом не только руководствовать нас на стезе земной жизни, но и напутствовать свое духовное чадо в трудный час перехода за грань земного бытия, на суд Господень.

Поразительная вещь: чем явственнее серьезность болезни предупреждает человека о близости последнего часа, тем более он уверен в противоположном, в своем скорейшем выздоровлении. Подобное наблюдение некоторым может показаться странным, однако же оно остается верным в отношении большинства людей, особенно тех, кто никогда не думал о Вечности, не молился Господу Богу и, стало быть, не осознавал себя христианином. Объясняется это состояние естественной привязанностью к земной жизни, а может быть, и тем, что смерть, разделение души и тела, для человека – дело неестественное. Напомним, не согреши Адам преслушанием воли Божией, то никто бы из его потомков не принужден был бы умирать (если, конечно, они не согрешили бы подобно своему праотцу). Поэтому многие умирающие, утверждаемые своими родственниками в мысли, что скоро поправятся, жить на земле будут долго и счастливо, охотно впадают в самообольщение. По-человечески понять домашних можно: действительно трудно решиться сообщить близкому человеку то, о чем он слышать не готов. Но как жалок страус, перед лицом опасности прячущий голову в песок, так безотрадна и бессмысленна кончина неверующего. В самом деле, уместна ли беспечность тогда, когда необходимо готовиться к встрече общего для всех нас последнего испытания, того испытания, которое, впрочем, много сглажено и умягчено искупительными страданиями и воскресением из мертвых нашего Вождя – Господа и Спасителя Иисуса Христа. Но обо всем по порядку.

Что касается лично меня, то я ни в коем случае не хотел бы быть введенным в заблуждение относительно моей собственной кончины. Сохрани Бог от несбыточных грез и ложных надежд! Можно ли спать, когда надлежит бодрствовать? Разоружаться, вместо того чтобы привести себя в состояние полной боевой готовности?! Хорош воин, который предается неге в час наступления неприятеля! А ведь и нам, дорогие сподвижники, в тот час нужно будет вооружиться в полноту христианских доспехов: облечься в броню любви и правды, защитить чело шлемом надежды на благодать Христову, сжать в одной руке обоюдоострый меч молитвы и рассудительности, поднять другой – спасительный щит веры, дабы оградиться от всех раскаленных стрел супостата. На бедрах готовящийся к исходу ученик Христов утверждает пояс воздержания от всего, что может затушить в его уме и сердце неугасимую лампаду Иисусовой молитвы: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя (меня) грешного!»

Иногда от людей, неискушенных и незнающих существа дела, можно услышать признания, наподобие следующих: «Как хорошо скончался Иван Иванович, совершенно неожиданно! Представьте себе: сидел за столом и кушал второе блюдо. Вдруг икнул – и преставился, вовсе без мучений. Всем бы такую кончину!» Ни вам, друзья, ни себе ничего подобного не пожелаю! Без приуготовления, без покаяния быть взятым на Суд Божий! Совсем как в Евангельской притче о богаче, который, видя обильный урожай на своем поле, недоумевал, куда бы ему собрать все плоды. «И сказал: вот что сделаю: сломаю житницы мои и построю большие, и соберу туда весь хлеб мой и все добро мое. И скажу душе моей: душа! много добра лежит у тебя на многие годы: покойся, ешь, пей, веселись. Но Бог сказал ему: безумный! в сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанется то, что ты заготовил? Так бывает с тем, кто собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет». Страшна кончина без приуготовления, пришедшая в час нежданный-негаданный. Вот почему Мать Церковь на каждом богослужении молит о даровании каждому из чад своих «христианской кончины, безболезненной, непостыдной и мирной, и доброго ответа на Судище Христовом».

Святые отцы вместе с пророком Давидом учат нас молиться в течение жизни такими словами: «Скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих, какое оно, дабы я знал, какой век мой». А век наш есть поприще покаяния, которое единственное поставляет нас пред лицо Божие.

Иные больные, чувствуя тяжесть предсмертного креста, помышляют о самоубийстве – как разрешении положения: и родных освобожу, и сам отмучаюсь. Такие черные и ложные мысли может подсказывать только человекоубийца-диавол – он-то хорошо знает, что самоубийцы как своевольники и отступники лишаются милости Божией, подобно разбойнику-хулителю, распятому слева от Креста Христова. На «просвещенном Западе» все более и более распространяется метод так называемой эвтаназии. Под этим псевдонаучным словом именуется узаконенное самоубийство, когда по просьбе больного специальный аппарат вводит в него яд и он умирает. Вот до чего может додуматься ослепленный неверием разум! Собственными руками – в преисподнюю! Какая хула на Христа, победившего смерть, и на Его спасительную благодать! Нет, наш путь иной – молитвы, терпения, благодарения Бога, который приходит на помощь истинным рабам Своим в последний час, по слову Евангельскому: «Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцем Моим, и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам». «Слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь».

Расскажу вам в заключение о том, как исходит душа православного христианина к Богу и какие искушения должно ей претерпеть на этом последнем экзамене.

Никто никогда не сможет объяснить, как душа соединена с телом – это тайна премудрости Божией. Но только приходит время нашему телесному составу распасться и обратиться в прах – до времени всеобщего воскресения на Страшном Суде Божием. Наступает час, когда душа чувствует, что Сам Господь призывает ее к Себе. Связывается немотой язык, холодеют телесные члены, меркнет взор. Как важно, чтобы в эти минуты домашние не суетились, но молились об облегчении предсмертной туги и безболезненном исходе души страждущего. Окружившим смертный одр кажется, будто жизнь в близком человеке замерла, а на самом деле бессмертная душа и мыслит, и видит, и слышит, и осознает себя! Только уже не может воспользоваться своим обычным орудием – телом, покидаемым на время до его воскресения. Если болящий заблаговременно исповедован и причащен священником Святых Тайн, то Господь дивно умягчает предсмертные страдания и душа христианская, сияя блистанием благодати, кротко разлучается с телом. О такой смерти говорят: легкая, благодатная кончина.

Обычно духовное состояние человека отпечатлевается неким образом в телесных чертах лица. Мне, священнику, приходилось видеть такие светлые и прекрасные лица только что преставившихся православных христиан. Эти лица были овеяны такой неземной красотой и радостью, что мое сердце вместе с печалью исполнялось тихой и благодатной отрадой.

А теперь перечислю, хотя бы кратко, главные духовные искушения, связанные с кончиной. Думаю, никому из благомыслящих читателей нелишне будет об этом узнать.

Чаще всего умирающие бывают искушаемы духом уныния и отчаяния от сознания тяжести и обилия своих грехов. Диавол, падший ангел, особенно старается умалить в уме христианина безграничную милость Господа к Его кающимся ученикам. Покоряться этому ложному духу нельзя. «Господи, я немощен и слаб. Но всегда каялся в грехах своих и по силе старался исправиться. Твоей милостью и благодатью грехи мои отпущены в таинстве исповеди. Твердо верую, что Ты, Создатель мой, меня очистишь, помилуешь и спасешь!» Так будем мыслить, так верить, так молиться – и искушение отойдет от нас...

Иные поддаются духу тщеславия. Вместо того, чтобы каяться, перечисляют в уме и вслух свои добрые дела, обращают на это внимание родственников. Нерассудительно и даже опасно делать на земле добрые дела на виду у людей. Страсть тщеславия подобно ядовитой змее отравляет своим ядом намерения человекоугодника. Каковы будут изумление и ужас на Страшном Суде, когда обнаружится, что все дела милости уничтожены геенским огнем из-за духа тщеславия и самовозношения, которым они были проникнуты. Сохрани нас, Господи, от пагубного самообольщения. Ведь никто из нас не оправдывается перед Тобою делами – а единственно верой и благодатью, даруемой за веру! Дел же добрых мы не имеем. А что было – так это Твой дар, Господи!

Наконец, может последовать искушение от самого духа злобы, которому иногда попущено бывает являться в призрачном обличьи небожителя или в собственном ужасном образе. Ни в коем случае не должно ни проявлять какого-либо интереса к подобным видениям, ни вступать в беседу с явившимся, если мы не хотим быть обманутыми сатаной. Но, потупив очи, подобает смиренно и спокойно молиться, призывая на помощь Христа Спасителя, Пречистую Богоматерь, Ангела Хранителя и святых угодников Божиих, покуда наваждение не исчезнет. Верен Господь, который не попустит врагу нашего спасения прельстить нас, если мы явим должную веру, мужество и рассудительность! Последний же наш вздох, исполненный любви и надежды на Господа, преподан всем ученикам их Благим Учителем со Креста: «Отче, в руки Твои предаю дух Мой! Аминь».

Продолжение следует...
  • Добавил(а): Яшма
  • Просмотров: 428
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]