О хорошести без церкви
Сергей Худиев   29.07.2014
Недавно меня еще раз спросили: разве нельзя быть приличным человеком без Церкви? Это хороший вопрос, и его задают снова и снова. Бывают вопросы, в которых содержатся определенные «подразумеваемости» — как в знаменитом «перестали ли вы пить коньяк по утрам?» Вопрошание подразумевает, что у вас была такая вредная привычка. Так и вопрос, о котором мы говорим, подразумевает некоторые вещи.



В частности, он подразумевает, что главная цель религии — сделать нас приличными людьми, как, например, главная цель диеты — сделать нас более здоровым. Это напоминает забавную историю, которую рассказывал один лектор. У него был знакомый преподаватель воскресной школы, ... атеист. Когда у него спрашивали, зачем же он, атеист, преподает детям религию, тот отвечал: «Ну, кто-то же должен держать маленьких мерзавцев под контролем!»

Люди часто исходят из того, что главная цель религии — держать мерзавцев под контролем. Как говорил Вольтер, если бы Бога не было, Его следовало бы выдумать. Интересы общества требуют стращать людей адскими карами и обещать им небесные награды, чтобы они вели себя более-менее прилично. А то люди впадут в атеизм, начнут воровать кошельки, злословить начальствующих и нарушать правила дорожного движения.

Глядя на это, неверующий человек может сказать: «Да я, вообще-то, кошельков и так не ворую — безо всякой веры в Бога, рай и ад». И будет совершенно прав. Есть множество честных, порядочных, законопослушных граждан, которые не верят в Бога.

Если религия — средство социального контроля, то необходимость такого средства можно оспаривать, как и его эффективность. «Мне не нужна религия, чтобы держать меня под контролем, я и так по чужим карманам не шарю».

Но все дело в том, что цель религии — совсем не в этом.

У веры, определенно, есть социальный эффект: пьяницы оставляют свой порок, преступники становятся законопослушными гражданами, люди в целом ведут более тихую и безмятежную жизнь — но цель религии иная.

Христианская вера там, где ее принимают всерьез, действительно делает людей лучшими гражданами (не лучшими, чем вы, а лучшими, чем они, прежние), но ее цель не в этом. Лекарство, исцеляющее от смертельной болезни, приводит к тому, что у человека улучшается цвет лица — но это не средство для улучшения цвета лица. Это средство, спасающее от смерти.

Христос приходит не для того, чтобы несколько улучшить общество — это, скорее, побочный эффект. Он приходит для того, чтобы дать нам — нам лично — жизнь вечную. Быть добропорядочным гражданином хорошо, важно и даже обязательно, но все это кончится добропорядочным трупом на кладбище. Христос предлагает другое: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» (Ин.11:25–26).

Мы призваны к жизни вечной и блаженной, по отношению к которой наша нынешняя жизнь — словно жизнь гусеницы, которая затем превратится в бабочку. Наступит момент, когда мы обнаружим, что добрались до дома, благополучно завершили наш путь, сели за пиршественный стол у нашего Отца, вошли в новый, спасенный и преображенный мир, стали бесконечно светлыми, радостными, сияющими существами, исполненными бесконечной красоты и ликования. Нас введут в небесный город, где мы будем тепло встречены его гражданами, где его Царь, Господь наш Иисус Христос, примет нас и признает Своими.

Об этой радостной надежде писал святой апостол Павел: «Имею желание разрешиться и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» (Фил. 1:23–24). Речь шла о приближавшейся к нему мученической смерти, в преддверии которой апостол был полон надежды. «Ибо знаем, что, когда земной наш дом, эта хижина, разрушится, мы имеем от Бога жилище на небесах, дом нерукотворенный, вечный. От того мы и воздыхаем, желая облечься в небесное наше жилище» (2Кор. 5:1–2).

Эта надежда освещает каждую минуту жизни христианина. Даже в самые печальные дни нашей жизни у нас есть это ожидание бесконечной радости.

Но может оказаться и по-другому. Мы можем услышать страшные слова: «Истинно говорю вам: не знаю вас» (Мф. 25:12). Мы можем оказаться перед закрытой дверью и слишком поздно понять, что все это время нас звали, но мы не хотели, откладывали, не верили, насмехались, зато теперь время истекло, и мы оказались за дверью, во тьме внешней.

Пока мы живем здесь, на земле, мы принимаем решения, которые введут нас в бесконечную, вечную радость — или лишат ее навсегда. Наступит момент — рано или поздно для каждого из нас он неизбежно наступит — когда менять что-либо будет уже невозможно, и мы навсегда водворимся в том месте, которое избрали.

И наша вера — не о том, как быть приличным гражданином. Она о том, как войти в жизнь вечную и блаженную. При этом абсолютно необходимо быть честным гражданином, добросовестным работником, заботливым семьянином — но речь идет о чем-то гораздо, гораздо большем.

Всякий раз, проходя мимо входа в храм, мы проходим мимо двери, ведущей в Жизнь. Мы можем войти, попросить у Бога наставления и помощи, узнать больше, расспросить людей, приступить к исповеди и встать на путь, который, конечно, поможет нам стать лучше, но, что более важно, приведет нас к вечной радости.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]