Проявление любви
Игумен Нектарий (Морозов)   25.07.2014


Чужой человек в чужом мире

Все возможные списки христианских добродетелей не содержат понятие участливости. Однако она — проявление любви, самого главного, что есть в христианстве. Нельзя любить людей — и не участвовать в их жизни. Нельзя любить людей — и оставаться равнодушным к ним в тех ситуациях, которые участия требуют.

Часто благочестивые, ревностные христиане настолько сосредотачиваются на своей церковной жизни, что совершенно забывают о других людях, окружающих их в повседневной жизни. Причем этому находится благовидное и как бы естественное объяснение: эти люди — другого духа… Наверное, понять это можно: вот воцерковился человек, а окружающие его — нет, и получается, что интересы и приоритеты в жизни у них различаются. Потому и происходит отстранение — от нецерковных близких людей, от их забот, от того, что с ними случается. Но других-то родных и друзей вокруг нет. И благочестивый христианин оказывается чужим человеком в чужом для него мире. Беды и скорби этого мира тоже становятся для него чужими, сторонними. Получается, что живой жизнью, нормальной для верующего, этот человек уже не живет — а ведь христианину всегда нужно проявлять участие, не проходить мимо. В итоге самое главное из жизни уходит — наша любовь к другим людям.

Равнодушный… христианин?

Несмотря на то что мы не можем проникнуть в тайну Божественного бытия, мы все же знаем, что Бог благ и всемогущ, что Он — Творец всего сущего. Мы знаем, что Он любит человека, и нет ничего в нашей жизни, что Создателя бы не касалось. Любое событие, даже мельчайшее, которое происходит с нами, — как свидетельствуют опыт Церкви, Священное Писание и предание, — самым непосредственным образом Бога интересует, во всем Он обязательно участвует, не презирая ни одной нашей нужды. И если Господь таким образом относится к человеку, то и мы сами должны стараться так же относиться друг к другу. Когда человек остается равнодушным, безучастным к нуждам, скорбям, переживаниям людей, которые его окружают, то он, конечно, не то что хорошим христианином быть не может — а христианином в принципе не является. По большому счету, такой человек и человеком-то называется с очень и очень большой натяжкой.

Участвовать — делом

Среди святых не было ни одного равнодушного и безучастного человека. Если чуть пристальнее взглянуть на жизнь отшельников, безмолвников, столпников, которые уходили из мира, мы поймем, что время их уединения было наполнено не только молитвой о прощении своих грехов, не только молитвой о милости Божьей собственно к ним, но и горячими прошениями о всем мире и живущих в нем людях.

Однажды к преподобному Арсению Великому пришли люди, которые очень желали его видеть. Но святой не вышел к ним, потому что не мог нарушить в тот момент правил своей отшельнической жизни. Посетители с большой скорбью удалились. Через некоторое время они снова появились у порога преподобного, и встреча состоялась. Во время разговора со святым Арсением пришедшие люди стали ему пенять: мол, проделали в прошлый раз большой и трудный путь, а тебя, отче, так и не увидели. На это преподобный ответил: «Да, но когда вы возвращались домой, у вас были время и возможность для отдохновения. Вы останавливались, чтобы передохнуть и подкрепиться. А я до тех пор, пока вы не добрались до места, стоял и молился о вас». Эти слова чуть приоткрывают нам тайну внутренней жизни святых, объясняют, что при видимой безучастности они своим сердцем, своей молитвой во всем участвуют. Поскольку мы такого участия в жизни мира со своей стороны предложить пока не можем — не такова наша жизнь, не такова наша молитва, — то нужно участвовать делом.

Не причинять добро

Когда мы проявляем участие и пытаемся в чем-то помочь человеку, важно не делать этого против его воли, вопреки его желанию. Конечно, если мы видим утопающего, то спасать его надо в любом случае — случайно ли он оказался в воде или решил свести счеты с жизнью. Но в любой другой ситуации наше дело — сначала предложить помощь. Если ее отвергнут, тогда необходимо отступить, не навязываться. Иначе может возникнуть другая крайность — сделать счастливым кого-то без его на то желания, причинить… добро.

Когда мы хотим помочь другому человеку, крайне важно для начала понять, какая именно помощь ему необходима: она должна совпадать с его представлениями. Бывает, что кто-то требует от нас участия, поддержки, но такой, какую мы как христиане оказать не вправе. Человек с живой христианской совестью сможет это легко понять — помощь людям не предполагает потакания греховным навыкам, страстям. Приведу самый распространенный пример: на улице к вам подходит тяжело пьющий и, возможно, бездомный человек, просит дать ему денег на «поправку здоровья». Естественно, денег давать в таком случае не надо, лучше предложить ему купить еду. Может быть, он все равно потом найдет средства на выпивку, но что же делать-то? Не умирать же ему с голоду?

Помогая, дай посох

Помогая кому-то, нужно всегда помнить, что есть еще одна граница, которую лучше не переходить. У преподобного Варсонофия Великого было такое наставление: «Когда увидишь, что кто-нибудь упал в яму, не давай ему руки твоей, а протяни посох. Если он захочет выбраться, ты поможешь ему, если же он, наоборот, будет тащить тебя к себе, просто отпусти посох. А если ты подашь ему руку, он с легкостью стянет в яму и тебя». На мой взгляд, это некая идеальная модель того, какой должна быть наша помощь. Бывает так, что человек кому-то помогает, а в результате начинают страдать и он сам, и его семья, и его друзья. От неосторожной помощи можно дойти до разрушения собственной жизни — и такая помощь вряд ли оправдана. Апостол Павел учил из избытка восполнять недостаток (см.: 2 Кор. 8, 14), наоборот же поступать — абсурд.

Бывает и так, что ищущий помощи человек на поверку хочет найти того, кто посадит его к себе на шею и разрешит ножками помахивать. Такого допускать тоже ни в коем случае нельзя, это будет медвежья услуга. Мы просто развратим человека, делая что-то за него. К примеру, когда родители ограждают ребенка от любых, даже мельчайших трудностей, от преодоления препятствий, то в результате вырастает капризное и совершенно не приспособленное к жизни существо. Если же взрослые помогают детям, решают все проблемы совместно, при их, разумеется, участии, то это другое дело. Таким образом ребенок постепенно учится жить, мера участия мамы и папы сходит к меньшей величине, что правильно. Так же и в наших взаимоотношениях с людьми, нас окружающими, должно быть.

О тщеславии и человекоугодии

Порой, когда мы хотим совершить доброе дело и помочь ближнему, в нашем сердце просыпается тщеславие. Может, тогда отказаться от совершения этого доброго дела? Вряд ли так стоит поступать. Ведь есть человек с его нуждой, и ему нет дела до наших побудительных мотивов — ему необходима помощь. Если мы чувствуем, что не можем разобраться со своими чувствами и помыслами, то сначала лучше отложить это разбирательство и помощь нуждающемуся оказать. А уже потом честно себе признаться в самолюбовании, если оно есть. Если мы более опытны в духовной жизни, то сразу должны идти путем исправления своего намерения.

Есть такой грех, как человекоугодие. Как не впасть в него, помогая другим? Будем также судить по своему намерению — кому мы хотим угодить: человеку или Богу?

Когда мы с чем-либо в своей жизни сталкиваемся, то у нас должен возникать вопрос: «Угодно ли это Творцу?». Если он возник, значит, некий настрой на то, чтобы именно Господу угодить, присутствует. И наша совесть зачастую подсказывает ответ на это вопрошание. Кроме того, когда мы задаем такой вопрос, важно иметь некий залог послушания Богу. Ведь Господь может не дать нам выполнить то дело, которое мы хотим (пусть даже очень хорошее). Почему? Если мы со смирением к этому отнесемся, в свое время обязательно узнаем.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]