Беженец
Татьяна Сумарокова   08.09.2015


Эту историю поведал мне попутчик, с которым нам пришлось проехать два часа в одном вагоне поезда Хельсинки - Тампере. Рассказ молодого человека искренне затронул мою душу, и я решила, что его история будет интересна и моим друзьям, Вам, мои читатели.

Лето в том году в Финляндии не баловало теплом. Первые два месяца были холодными, температура не превышала пятнадцати градусов. Казалось, что настоящее лето никогда не настанет, а будет постоянная осень.

В один из таких дней я, как всегда, проснулась рано. Сварив кофе, присела у компьютера проверить почту. Вдруг раздался телефонный звонок.

- Танюша, приветик! Как поживаешь? - услышала я весёлый голос моей подружки Татьяны из Тампере.

- Приветик, дорогая, рада тебя слышать. У меня всё хорошо, спасибо! - ответила я.

- Чем думаешь заняться сегодня? - интересовалась подруга.

- Планов особых нет. Думаю отдохнуть, стала уставать от машины, да и давление скачет.

- Ну, тогда садись в поезд и давай ко мне в гости. Погода такая красивая! Солнышко, наконец-то, выглянуло! - радовалась Татьяна.

- Да, ну! Не очень хочется в дорогу, да и Юкка твой дома! - ответила я.

- Тань, не думай долго! - настаивала подружка. - Юкка уехал в Хювинка к своим родителям и вернётся в воскресенье вечером.

- Хорошо! – согласилась я. - Поеду поездом, отдохну от машины.

Наскоро бросила в сумку самое необходимое и поспешила на железнодорожный вокзал Хельсинки. Утреннее солнышко пригревало, значит, день будет тёплым. В душе поселилась радость.

У кассы народу было немного. С билетом в руках я поспешила к вагону.

- Два часа в пути пролетят быстро! Хорошо, что рядом со мной никто не сидит! - подумала я, усаживаясь у окна.

Поезд тронулся. Неожиданно распахнулась дверь тамбура, в вагон вошёл высокого роста смуглый парень с чёрными, жгучими глазами. Он искал место, указанное в билете.

- Сейчас усядется рядом со мной. – предположила я.

И точно, поприветствовав меня, он уселся рядом.

Какое-то время мы ехали молча.

Под стук колёс я всегда вспоминаю Родину. Эти воспоминания вызывают во мне грусть и тоску.

- Не зареветь бы. - подумала я в этот раз. - Надо как-то отвлечься от трогательных воспоминаний.

К моему удивлению мой попутчик, будто, чувствуя моё плаксивое настроение, сказал:

- Привет!

- Привет, привет! – ответила я.

- Ты русская?

- Да! А что, это на мне написано? - недоверчиво спросила я парня.

- Да! Русских сразу видно, они не такие, как финские женщины.

Мне не хотелось заострять на этом внимание, буркнув ему что-то в ответ с лёгкой улыбкой на лице, я погрузилась в свои мысли.

- Ты давно живёшь в Финляндии? - не отставал попутчик.

- Да, давно! А ты откуда? - поинтересовалась я.

- Я беженец. Из Курдистана, из Ирака. Живу здесь пять лет.

Я заинтересованно посмотрела в его грустные, по-детски добрые глаза.

- Мне уже за тридцать. - делился со мной этот смуглый парень, вызывая меня на разговор. - Я работаю и живу здесь.

- А семья? - поинтересовалась я.

- Семья там, в Курдистане. Я пять лет никого из родных не видел.

- А как ты сюда попал?

- Хочешь я тебе расскажу свою историю? Никому не рассказывал, а с тобой, почему-то хочется поделиться тем, что у меня на душе.

Я услышала в его голосе волнение.

- Меня зовут Шамал. - протягивая руку, представился попутчик.

-Татьяна! Очень приятно! - приветливо ответила я.

Парень хорошо говорил по-фински.

- Я курд, родился в Ираке. Мои родители, пять братьев и четыре сестры остались там, на Родине.

- Скучаешь, вижу?

- Да, скучаю очень!

Между тем поезд мчался с огромной скоростью. Маленькие станции пролетали одна за другой, а между ними проплывали ухоженные поля в виде разноцветных квадратов: жёлтого рапса, золотой пшеницы, розовой гречихи. Финские домики с красно-белыми крышами утопали в цветах. Чистота и хозяйский порядок царили повсюду. Я невольно задумалась о том, что такой порядок был когда-то и на моей Родине, в моей маленькой Ниновке. Сердце защемило от обиды, слёзы комом подкатывали к горлу...

Где-то в глубине души я поняла, что мне надо выслушать рассказ моего попутчика для того, чтобы отвлечься.

Усевшись поудобнее, я окунулась в тот мир, о котором поведал мне этот темноглазый скромный парень.

- Мы жили в пригороде города Mosul в Курдистане. Я был средним ребёнком в семье. Меня часто фотографировали, потому что все считали, что я - красивый ребёнок. - говорил он, улыбаясь. - По утрам я очень трудно просыпался, до сих пор эта привычка мешает мне жить, я повсюду опаздываю. Моя мама подходила ко мне и будила:

- Просыпайся, мой сыночек! Просыпайся, моё золотце!
От этих тёплых воспоминаний его голос слегка задрожал. Немного помолчав, он продолжил:

- Я был окружён любовью и заботой своих родителей. Каждое утро на красивом ковре мама расстилала скатерть и накрывала нехитрый завтрак: сыр, яйца, йогурты и хлеб-лаваш, который она успевала испечь к завтраку.

Я поняла, что этот парнишка из доброй семьи, потому что его воспоминания о родителях наполнены нежностью и любовью.

Утренняя прохлада постепенно растворялась, уступая место летнему долгожданному теплу.

- Летом у нас очень жарко, не то что тут, в Финляндии. - продолжил он, задумчиво улыбаясь. - Семья была большая, денег не хватало, жили бедно. В школу ходил до тех пор, пока обувь не прохудилась. Когда учитель, заметив это, подарил мне туфли, я от стыда перестал ходить на занятия, меня это угнетало.

В детстве, чтобы как-то помочь семье, торговал спелыми гранатами, холодной водой и сахарной ватой. Пробегая по небольшим улочкам маленького городка от дома к дому, я кричал что было сил:

- Ханар! Ханар за один динар! (Ханар - это гранат.)

Люди выглядывали из окон и, улыбаясь, покупали мой товар, а детвора ещё долго бежала вслед за мной, сопровождая меня весёлым смехом! Было весело! Холодную воду покупали чаще, чем другой товар. Так я старался помочь моим родителям.

Шли годы, я вырос и однажды, пробегая мимо калитки одного богатого дома, заметил необыкновенной красоты девушку. Она тоже обратила на меня внимание, Мы долго стояли и молча смотрели друг на друга, мне не хотелось уходить. Вдруг она смутилась и спряталась за забором. Я стал чаще прибегать к их дому. От друзей я узнал, что зовут её Пари.

- Какое красивое имя! - думал я. - Такое же красивое, как и эта девушка.

А вечером надевал красивую рубашку и шёл к её дому. Какое-то время мы могли на расстоянии смотреть друг на друга, но вскоре ей запретили видеться со мной.

Моя мама, заметив моё состояние, волновалась за меня, приговаривая:

- Сын, ты ещё молод! Мы бедны, ты ей не пара.

С тех пор боль поселилась в моём сердце. Её вскоре выдали замуж. Я решил уехать в Европу.

В семье все долго плакали, не хотели меня отпускать,

- Денег мало, да и путь не из лёгких. – отговаривали.

Но, видимо, моя цель и молодость победили страх перед будущими испытаниями. Родителей успокаивало то, что я уезжал не один. Ещё пятеро моих друзей решили испытать судьбу.

Автобусом мы быстро добрались до Турции, где прожили неделю, подыскивая возможность переправиться в Европу. Наконец, нам повезло. В небольшой лодке мы отправились в Грецию. Лодка была переполнена людьми. Нам было строго-настрого приказано, сидеть тихо и ни в коем случае не шуметь. Даже если что-то непредвиденное произойдёт, надо молчать, иначе лодку перевернут, и все мы пойдёт ко дну!

Кругом была солёная маслянистая вода. Я не умел плавать, поэтому от страха не переставал молиться. Шептали молитвы все, кто находился рядом со мной. Аллах оберегал нас, и через два часа мы добрались до берегов Греции.

В душу вползла тоска по родному дому, но желание жить полноценным человеком в цивилизованной стране вселяло уверенность. Я решил смело идти судьбе навстречу, не смотря ни на что.

Север Греции! Три месяца я работал нелегально, продавая во второй половине дня обувь. Полиция часто устраивала облавы, мы убегали, бросив товар. Я много раз пытался переправиться в Италию, но полиция меня возвращала.

Но однажды мне повезло. Я забрался под большую грузовую фуру, нашёл место, в котором можно удержаться, приняв позу младенца в утробе матери, и замер. Машина тронулась. Меня никто не обнаружил и не вернул обратно. Много часов я лежал в одном положении, потом у меня получилось перевернуться на другой бок. Машина неслась с сумасшедшей скоростью, а я с опаской смотрел на асфальт, который плыл подо мной тёмной лентой, и читал молитвы.

Наконец, машина остановилась, я услышал незнакомую речь и догадался, что это и есть Италия. Выбравшись из-под машины, увидел на площадке множество таких же грузовиков. Водители стояли рядом и разговаривали. Вдруг наступила тишина. Все они смотрели на меня удивлёнными глазами, а потом долго смеялись. Мои лицо и одежда были чёрными от копоти. Это и послужило причиной весёлого смеха водителей.

На какое-то время мой попутчик замолчал.

- А что дальше было? - поинтересовалась я.

- В Италии у меня закончились деньги, я был голоден. Какая-то семья оказала мне помощь, мне дали чистую одежду и немного еды. Я понимал, что кормить меня постоянно никто не будет! Что делать? Я искал гусениц и ел их. Эти гусеницы оказались несъедобными. Помню, меня полуживого подобрала скорая медицинская помощь. Провалялся в больнице неделю, а когда вышел, разыскал таких же беженцев, как я. Вместе мы переправились во Францию, из Франции – в Швецию. В Швеции нас арестовали. К этому времени я ослабел, моё состояние ухудшалось, вызвали врача. К счастью, после обследования по заключению врача мне было разрешено остаться в Швеции.

Моей конечной целью была всё же Финляндия. Переплыв на пароме в Хельсинки, я ступил на финскую землю и сразу же был арестован полицией. Меня отправили в гостиницу для беженцев.

-Ты, наверное, слышала об этом районе Метсяла в Хельсинки? – обратился ко мне мой попутчик. - Десять месяцев меня проверяли. Полиция много раз отказывала в получении статуса, но за моё примерное поведение, желание учиться и трудиться, мне удалось получить хорошую характеристику и статус проживания на территории Финляндии.

Рассказ этого высокого хрупкого парня заставил меня поволноваться. Я примерила на себя всё пережитое им. Я уважала его, восхищалась и думала:

- Господи, спасибо Тебе за эту встречу, за это знакомство.

А парень, молча, смотрел через окно поезда на красоту этой маленькой северной страны.

Лёгкий вздох словно подсказывал, что сейчас он грустит о той, самой родной красоте, которую пришлось оставить.

Моя душа сжалась в комочек от сопереживания и от бессилия перед жестокими законами жизни.

Раздался голос диктора:

- Поезд прибывает на станцию Тампере...

Я пожелала этому сильному парню ангела в пути, в ответ на меня посмотрели добрые глаза человека, сумевшего не ожесточиться и сохранить порядочность и добросердечность.

На перроне меня встречала моя подружка Татьяна. Мы обнялись. Она скороговоркой выкладывала все свои новости. А я никак не могла сосредоточиться и долго шла молча. Подруга, заметив это, спросила осторожно:

- Тань, что случилось? Утром у тебя было совсем другое настроение.
Я постаралась вкратце пересказать ей трогательную историю моего попутчика. К моему удивлению подруга отреагировала сухо, с неприязнью:

- Тань, да ты что? Посмотри сколько их, этих беженцев, со всех дыр лезут...

Мне было очень больно услышать такое.

- А где же наша человечность? Когда мы успели очерстветь? Возможно, по этой причине в последнее время нас и преследуют бесконечные беды и катастрофы?
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]