Честность больше праведности. Предрождественские мысли
Ольга Лехтонен   01.12.2014

Есть две ловушки, подстерегающие любого верующего человека.

Первая ловушка: свести всю веру к ритуальной безупречности. Скрупулезным выполнением заповедей, правил, законов, обрядов и уставов подменить подлинное стояние в правде перед Богом Живым. Однако ущербность этого метода довольно быстро становится очевидна. Ни один человек не может избежать ошибок и грехов.

Любой, кто когда-либо пытался стать стерильно-совершенным, неизбежно впадал в уныние от собственного бессилия. Даже апостол горестно восклицал: «не понимаю, что делаю: потому что не то делаю, что хочу, а что ненавижу, то делаю» (Рим 7:15). А есть вариант еще хуже: человек примет желаемое за действительное и сочинит удобную ложь о себе самом, в которую поверит и которую будет обслуживать. Тут последствия и вовсе плачевные.

Такая тонкая штука как честность уставными правилами не дрессируется и регулировке не поддается! Честность либо есть, либо ее нет. И если нет, никакой закон не поможет. Даже если будешь выполнять каждый день тысячу правил.

Вторая ловушка: прикрыть христианством свое «эго». И оправдывать красивой фразой «Все равно Бог любит меня таким, какой я есть» все свои постыдные дела. Ультрамодная тенденция.

Нет, это выражение правдиво. Бог действительно любит человека. Любит настолько сильно, что становится Человеком, одним из нас. Проблема не в этом. Есть встречный вопрос: а человек – Бога? Любит? Вот именно. И добрый Создатель, даровавший нам свободную волю и разум, не считает возможным принуждать нас к взаимности. Бог, Который есть Чистота, Святость и Свет, не может заставить нас любить и искать Его.

Когда я сталкиваюсь с таким отношением к Создателю земли и неба, я испытываю неловкость. Мне кажется, немыслимо заявиться на праздник к Царю Царей вонючим наглым бездельником, чтобы высокомерно потребовать себе теплое местечко, самую большую ложку и самые изысканные деликатесы.

Главная трудность христианского бытия даже не в том, что заповеди сверхъестественны, а потому невыполнимы. Это совсем не понимают «внешние», это трудно принять и самим христианам, но вера во Христа несводима к набору нравственных законов и духовных правил. Христос – это Путь, а не «Свод правил». Христос – это Истина, а не комфортабельное «делаю, что хочу». Христос – это Жизнь, а не страх перед наказанием или смертью.

Да простят меня серьезные богословы. Но я думаю, что христианство (сначала и прежде всего!) – это стояние в правде перед Лицом Спасителя. Приношение себя Спасителю. Предельная честность с Богом. Адам и Ева после грехопадения прятались от Бога в кустах (ибо узнали, что наги и стыдились своей наготы). Христианин – это тот, кто, осознав свой стыд, свою наготу, перестает прятаться и выходит навстречу Богу. Таким, каков он есть. Выходит к Тому, Кому доверяет свою наготу. Кому открывает свой стыд. В чьи руки передает свою судьбу, свои страхи, свои раны и болезни.

Когда самарянка в евангельском разговоре у колодца признается Иисусу, что у нее нет мужа, в голосе Господа слышится подлинная радость. «Правду ты сказала!» – вот что Его радует по-настоящему. Его не занимают подробности ее бурной личной жизни (семь мужчин и тот, с которым она живет в настоящую минуту, не является ее мужем). Ему отрадно то, что женщина честна с Ним.

А в притче о блудном сыне? Младший сын осознал, что предал отца. Натворил таких непотребных дел, что утратил свое право называться сыном. Что растратил, разменял свою жизнь на мерзость и смрад («свиные рожки»). Любящий отец встречает его с радостью и называет его не рабом, но сыном. Непутевый отпрыск пострадал за свой разрыв с семьей. В полной мере почувствовал и осознал меру своего падения. Ему возвращены сыновние права не «на халяву», а именно за это. За честность. Младший сын уходил из дома горделиво и самоуверенно, роскошно одетым, с туго набитым кошельком. Сколько он должен был выстрадать, сколько должно было перегореть в его сердце, чтобы он нашел в себе силы вернуться! В лохмотьях, истощенным, отчаявшимся. Под насмешки старшего брата, под ухмылки наёмников… Чудовищный стыд! Ужасное осознание своего краха и единственная надежда – найти в доме отца хотя бы работу… И обрести любовь отца.

Возможно, моя мысль покажется многим крамольной.

Если у человека есть «стояние в правде перед лицом Божьим» (т.е. осознание, кто ты есть, и кто есть Бог), этот человек уже практически христианин. Даже если он не признаёт Христа по каким-то причинам, Христос признает в нем «своего». Если ты пережил сердцем, что Бог важнее всего на свете, больше и выше твоего «я», всех твоих желаний и мнений, что ты стремишься к Нему и ищешь Его, Бог выходит к тебе навстречу, поднимает и заключает в объятия. Он не боится запачкаться. А вот если такой честности нет, то будь у человека на шее десять крестиков и прочитай он хоть миллион «Отче наш» и «Богородиц» — «своим» он у Господа Иисуса не станет.

Для воспитания в себе честности, Церковь предлагает Таинство покаяния. Но ведь и здесь мы умудряемся вывернуть все наизнанку. Для скольких из нас Таинство примирения давным-давно свелось к унылому перечислению съеденных в пятницу котлет, пропущенных вечерних молитв и воскресных богослужений, к лингвистическому анализу слов, произнесенных за учетный период, и т.д. и т.п. Тысяча мелочей. Несомненно, важных. Ворох разнообразных лоскутков, только вместо главного – пустота.

Никто из вас не пытался поставить хотя бы раз выслушать свои исповеди Его ушами? Попробуйте как-нибудь. Вы удивитесь так же, как я, Его безграничному терпению, с которым Он переносит наши бесконечные «пятничные котлеты» и получает сводные таблицы с цифрами. Бухгалтерский квартальный отчет вместо подлинной искренности и горячей любви… Я уже не говорю о том, как люди пытаются установить с Ним торговые отношения, как за пучок свечек или «пожертвование на храм» хотят купить себе отпущение грехов и молчание совести…

На Его месте я б не вытерпела, если честно.

Поэтому, когда мне говорят, что христианство это такая «религия», я от отчаянья забегаю на стену. Встречу с Господом нельзя превращать в религию! Это все равно, что супружескую любовь свести к штампу в паспорте, графику мытья посуды и выноса мусора. Профанация и унижение. В некотором роде даже оскорбление. Разумеется, любые супруги моют посуду и выносят мусор. Конечно, без элементарного взаимопонимания на бытовом уровне брак даст трещину и распадется. Но не мусор соединяет супругов вместе! Не посуда, даже не ипотечный кредит! Не штамп в паспорте является целью женщины, которая выходит замуж за любимого мужчину! Не для того, чтобы считать котлеты и барабанить «молитвенное правило», человек приходит в Церковь!

Церковь – это Путь, Истина и Жизнь. Тело Христово, как пишет апостол Павел. Церковь – это Община людей, желающих пройти Путь, найти Истину и обрести Жизнь. И желающих этого больше всего на свете. Возлюбивших Бога больше всего и вся. Поддерживающих друг друга на этом Пути, делящихся друг с другом Истиной и передающих друг другу Жизнь. Община, в сердцевине которой – Христос Воскресший.

Если этого нет, если нет даже желание понять и пережить этот «опыт Церкви», никакие законы не спасут, никакие ритуалы не освободят, никакие правила не осчастливят.

И самое важное в эти предрождественские дни. О страхе «выйти голым из кустов». Это, конечно, малоприятно. Но, может быть, тебе станет немного легче, если ты выйдешь навстречу Богу, лежащему в яслях. К Господу, ставшему маленьким Ребенком. Дети не ведают, что нагота – это стыдно. Он не будет смеяться над вами – Он улыбнется и протянет тебе руки. Маленькие, теплые человеческие руки.

  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 1516
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]