Деревенское детство
Татьяна Сумарокова   09.05.2016
1.

Детство - удивительная пора, когда, кажется, что на свете нет ничего невозможного. Всё: запахи, образы и звуки воспринимаются ярче и контрастнее, и кажутся какими-то сказочно волшебными. И порой, веришь в самые необыкновенные вещи.

Деревенские дети… Они особенные. Им предназначено судьбой жить ближе к земле, к природе. Намного раньше познать суровую реальность жизни. Им дана возможность ощутить на себе всю тяжесть физического труда.

В их формировании участвуют не только родители. Деревенских детей воспитывают вольный ветер, яркое солнце, луговая травинка и каждый колосок.

Природа - Мать вкладывает в детские души простые качества, на которых основана жизнь: доброту, преданность, любовь к родной земле, к Родине.

Они доверчивы. Со всей силой детской веры они принимают за правду всё красиво сказанное.

Попадая в город, деревенский ребёнок, оторвавшись от природы, как маленький лесной зверёк осматривается вокруг, остерегаясь огромной глыбы надвигающегося города. Как не сломаться, как выжить по новым, порой непонятным законам, которые диктует город...

В раннем детстве мне, деревенской девчонке, довелось побывать в большом городе. Впечатления от этой поездки до сих пор бережно хранит моя память.

Память - эта духовная кладовая каждого человека, это основа и опора всего того мира, который он создает с помощью Творца.

О столице нашей Родины Москве я знала немного. Мои представления об этом городе формировались благодаря различным радиопередачам.

Новый день начинался с позывных «Широка Страна моя Родная» и раскатистого голоса диктора: «Говорит Москва! Столица Советских Социалистических Республик!»

Я представляла Москву как что-то волшебное, далёкое и недосягаемое.... А вместе с тем в маленькой детской душе зарождались мысли:

- Вот вырасту и, обязательно, поеду посмотреть красавицу Москву.

Отсчитав бой курантов, я сбрасывала одеяло и под Гимн Союзных Республик бежала на кухню.

- Доброе утро, товарищи! - раздавался добрый голос диктора.

- Доброе... доброе! – приветливо отвечала бабушка, кивая головой в сторону радио.

С раннего утра она хлопотала у плиты, готовя нам завтрак.

- Проснулась уже? Поспала бы ещё! Чего тебе не спится, вскочила ни свет ни заря? Лёнька спит, смотри не буди его... - беспокоилась бабушка.

Я любила воскресное утро. Из окна большой комнаты мне нравилось встречать первые лучики восходящего солнца. Коснувшись земли, они благословляли её на новый день. Потом, обежав крыши хаток-мазанок, смело спускались к окошкам, нежно заглядывая в их сонные глазки.

Родная Ниновка не спеша просыпалась. От этой таинственной красоты на лице сама собой появлялась улыбка.

А весёлые лучики уже скользили по стенам комнаты, будто играя в догонялки.

Я брала зеркальце и ловила озорной лучик, направляя его в лицо брата Лёньки.
С наслаждением я наблюдала за солнечным зайчиком, прыгающим по лицу спящего брата. Сердечко от радости порхало как мотылёк, в ожидании чего-то трогательного, интересного. Мне очень хотелось, чтобы брат проснулся и поймал маленький лучик.

Но солнечный зайчик никак не мешал ему спать дальше. Тогда я брала одеяло за краешек и пыталась тихонечко стащить его со спящего Лёньки.

На меня уставились испуганные сонные глаза брата.

- Отстань! Дай поспать! Пристала! – проворчал он.

Он привычно нырял с головой под одеяло, а мне казалось, что Лёнька исчезал навсегда...

- Ты что делаешь? - раздался строгий бабушкин голос. - Дай поспать брату! Выходной сегодня.

В выходные дни мы часто собирались всей семьёй за столом. Бабушка любила рассказывать трогательные истории о страшной войне, о том, как трудно было поднимать в голод шестерых детей.

Дрожащий голос выдавал ее волнение. Иногда бабушка, будто жаловалась кому-то, тихо плакала, вытирая слёзы краем передника.

- Выросли детки, и разлетелись кто куда...

- Бабуль, а куда они разлетелись? - интересовалась я.

- Куда-куда? Да, Полька в Ереван уехала, Валька в Эстонию, Ванька в Ташкент... Гришку, на войне убили... А Клава померла, болела она... Вот, твоя мамка только и осталась в Ниновке со мной.

В бабушкиных глазах я видела переживания и материнскую тоску о каждом ребёнке.

- Вот, в Ереване у Польки была в гостях, хорошо живут! Теперь Валька зовёт. Правнук родился Андрюша, надо поехать посмотреть, чтоб душа была спокойна, а то вдруг помру...Уже восьмой десяток пошёл, как живу.

- Мам, да поезжай! - в разговор вмешалась моя мама. - Огороды убирать ещё рановато, поезжай!

- Да, наверное, поеду... Вот пенсию получу, и поеду, а то потом пост начнётся... - размышляла бабушка.

- Можно и я с тобой, бабуль? Мам, можно я с бабушкой в Эстонию поеду? - настаивала я.

- Лид, да и правда, веселее в дороге будет! Пусть едет!

- А слушаться будешь, не убежишь? в Москве народу много, смотри! - наказывала мама.

На следующий день всё будто завертелось. Бабушка собирала чемодан, а я в маленькую сумочку положила игрушку, купленную для маленького Андрюши, и с большим волнением суетилась в ожидании дня отъезда. Старалась во всём слушаться маму и бабушку, чтобы только не изменили они свои планы на счёт моей поездки.

- Лид, а на чём добираться будем до Нового Оскола? - волновалась бабушка.
- К поезду чтоб поспеть?

Мама быстро нашла решение проблемы и с улыбкой сказала:

- На колхозе лошадь возьму. Вас в поезд посажу и оттуда домой доеду!

И вот настал долгожданный день отъезда.

Бабушка в длинной юбке и белоснежном платочке выглядела строго и празднично. Она сосредоточенно проверила документы, пересчитала деньги и, туго связав их в носовой платочек, бережно спрятала за пазуху.

- С Богом! - перекрестилась на дорогу.

Мама ловко уложила в телегу чемодан и небольшой узелок, усадила меня рядом с бабушкой Пашей, хлопнула вожжами по крутым бокам колхозной лошадки, которая послушно потянула телегу в сторону районного центра.

Лошадка бежала легко, всё дальше и дальше унося меня от родной Ниновки.
Всю дорогу я мысленно представляла себе встречу с родственниками и с Москвой -столицей нашей Родины, о которой так много рассказывали различные радиопередачи.

- Тр-р-р! Стоять! Приехали! - скомандовала мама, натянув вожжи.

- Ну, вот и добрались до вокзала! Слава Тебе, Господи! - перекрестилась бабушка.

Мама поспешила к билетной кассе.

И вот, билеты в руках. По перрону мы направились к платформе нашего поезда. Народу собралось много. Всматриваясь вдаль, пассажиры с волнением ожидали его прибытия.

- Таня, смотри не отставай от бабушки! – давала последние напутствия мама. -Как доберётесь, сообщите телеграммой, чтобы я не волновалась.

Вдруг, как гром среди ясного неба, раздался оглушительный голос диктора, объявившего о прибытии нашего поезда. Весть о том, что стоянка будет пять минут, заставила всех схватиться за чемоданы.

Наконец, показался яркий свет приближающего состава, и вскоре
запыхавшийся поезд остановился.

И тут началось...

Толпа людей сначала нервно ринулась вперёд, потом метнулась назад. Всё это напоминало оживлённый муравейник. Вокруг растерянные озабоченные лица. Мне казалось, что люди не поймут, что им делать. Они нервно хватались за поручни, стараясь быстрее прорваться в вагон.

Вдруг в этой суматохе я услышала мамин голос:

- Таня, давай я тебя подсажу!

Мама подняла меня и втолкнула в тамбур. Следом поднялась бабушка.

В вагоне я какое-то время сидела тихо, рассматривая за окошком мелькающие станции, но потом мне стало скучно.

- Бабуль, а когда мы в Москву приедем?

- Завтра утром, а что тебе уже надоело сидеть?

Я догадывалась, что ехать придётся долго, но деваться было некуда. Поезд мчался вперёд, убаюкивая однообразным стуком колёс.

Так начиналось моё первое путешествие.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]