Дух Святой, даруемый тундре
Валентина Ефимовская   06.10.2016

Жизнь Вселенной и человеческая история определяются историей Священной, наполнены библейскими мистическими смыслами, свидетельствами Божиего присутствия в жизни людей. Апостолы и миссионеры несут эти свидетельства миру, подтверждая апостольскую природу Церкви, которая началась с Господней заповеди Своим ученикам: ”…идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча соблюдать их все, что Я повелел вам” (Мф. 28: 9-20). Многие наши современники знают и о древних Пророках, и о первых Апостолах, учениках Христа, распространявших Слово Божие не только в землях Израиля, среди народа иудейского, но проповедовавших и на сопредельных территориях среди проживавших там язычников. Евангельские свидетельства, позднейшие исторические исследования, иконы, картины на религиозные сюжеты дают нам достаточно ясное представление о мужественных подвигах этих людей. В неимоверно тяжких условиях, в безводных пустынях, перед лицом смертельной опасности со стороны ненавистников христианства проповедовали они от лица Самого Бога, с незримой Господней помощью распространяли Его Церковь.

Но много ли мы знаем сегодня о русских Апостолах, которые с не меньшими трудностями несли миссию Божественной Любви в непроходимых сибирских лесах, в ледяных пустынях Аляски, во враждебных христианству камчатских селениях? Нашего соотечественника Святителя Иннокентия (Вениаминова) называли равноапостольным уже при жизни и канонизировали после смерти. Он не был ни первым, ни последним миссионером в дальних землях Российской Империи, но его просветительский подвиг в XIX веке оказался настолько обширен, настолько важен по сути Церковного служения, по государственной значимости, что этому человеку принадлежит по праву одно из первых мест в истории Русской Православной Миссии. Нет ему равных ни по протяженности географических территорий, охваченных его апостольской проповедью, ни по количеству просвещенных им народов. Святитель нес Слово Божие коренным жителям Аляски и Чукотки, Алеутских, Командорских и Курильских островов, проповедовал в Восточной Сибири, на Камчатке, в Амурском крае и на Дальнем Востоке. Он обратил во Христову веру многие племена и народности: алеутов, колошей, кадьяков, эскимосов, чукчей, камчадалов, курильцев, коряков, тунгусов, маньчжуров, китайцев, якутов и многих-многих других. Кроме того, что Святитель Иннокентий был просвещенным священником и великим миссионером, он прославился как ученый богослов, выдающийся лингвист, переводчик, строитель и гениальный механик.

одился Иван Евсеевич Попов, будущий Святитель Иннокентий, в 1797 году в Иркутской губернии, в семье сельского пономаря. Окончил Иркутскую семинарию, где, как было принято в то время, получил новую фамилию Вениаминов, готовился к поступлению в Духовную академию. Но Божиим промыслом стал священником в Благовещенской церкви Иркутска. На этом поприще он показал свою особую пастырско-просветительскую ревность: организовал на своем приходе воскресную школу, стремился к повсеместному духовному просвещению детей простого народа. Однако не сразу отец Иоанн понял и принял предложение отправиться на остров Уналашку в колонию Российско-Американской Компании для просветительства коренного населения. Лишь услышав от своего знакомого о том, что алеуты набожны и усердны в вере, отец Иоанн вдруг загорелся желанием ехать в дальние земли, как будто внял Божиему зову.

Четырнадцать трудных месяцев молодой священник со всей своей семьей (матерью, женой, новорожденным сыном и братом) добирался до главного острова Алеутского архипелага, где проживали тысячи алеутов. Алеуты по своему характеру были податливы христианскому просвещению, обладали такими качествами, как необыкновенная терпеливость и самозабвенная доброта, что обуславливало их обычай помогать друг другу в любой нужде. В Уналашке отец Иоанн, живя со всей семьей в холодной землянке, первым делом задумал строительство православного храма. Он стал изучать местный язык, нравы и обычаи коренного населения. Посещал бесстрашный священник и соседние острова, куда добирался на утлом челноке “душегубке”, рискуя жизнью. Такой смелый, уповающий на Бога, миссионер вызывал у алеутов особое уважение. Для каждого селения посещение отцом Иоанном было настоящим праздником. “Когда он проповедовал слово Божие, – вспоминал один пожилой алеут, – все слушали, не шевелясь, пока он не закончит. Никто не думал ни о рыбной ловле, ни об охоте, пока он говорил, никто не чувствовал ни голода, ни жажды, пока он говорил, никто, даже малые дети не чувствовали” (Миссиология. Белгородская Православная Духовная семинария. 2009. С.75).

Путешествуя по всей восточной части Алеутских островов, отец Иоанн предпринял в 1829 году плавание на Северо-Американский материк в район реки Нушегак для проповеди Евангелия эскимосам. В своих путешествиях священник совершенствовался в знаниях местного языка, разработал алеутскую письменность, перевел на алеутский язык катехизис, Евангелие от Матфея и букварь с важнейшими молитвами. Будучи убежденным в том, что истинное образование должно состоять в образовании сердца, отец Иоанн написал на алеутском языке книгу, задуманную как введение в основные христианские истины, “Указание пути в Царствие Небесное”. Мудрый священник понимал деликатность своей миссии и старался не нарушить природных психологических особенностей жителей этих суровых краев. Впоследствии отец Иоанн был направлен на о. Ситку, стал священником церкви св. Михаила в Новоархангельске – центре наших владений в Америке. Там он проповедовал воинственным индейским племенам колошей и тлинкитов. Эти люди отличались независимостью, храбростью и даже свирепостью. Но и они прониклись добрыми чувствами к русскому священнику, особенно после того, как он помог им справиться со смертоносной эпидемией оспы.

Кроме миссионерских трудов отец Иоанн исследовал климат и ландшафтные особенности каждой местности, образ жизни, нравы, характер, верования, легенды, песни, антропологические и умственные особенности коренного населения. Впоследствии его капитальные научные труды, в частности, в области этнографии и лингвистики, получили мировое признание. В качестве отчета о своей деятельности отец Иоанн предоставил Священному Синоду труд “Обозрение Православной Церкви в Российской Америке”. Святитель Московский Филарет, узнав ближе отца Иоанна, говорил, что в нем есть что-то апостольское, и всегда оказывал ему свое покровительство. После смерти жены отец Иоанн принял монашеский постриг с именем Иннокентий в честь святителя Иннокентия Иркутского, просветителя Восточной Сибири. В это же время Священный Синод издал указ об образовании Камчатской епархии с кафедрой в Новоархангельске на Аляске, на которую был избран новопостриженный монах Иннокентий с титулом епископа Камчатского, Курильского и Алеутского.

Невозможно представить миссионерскую деятельность епископа Иннокентия в его необозримой “трансконтинентальной” епархии без помощи Божией. И он сам свидетельствовал об этой помощи: ”Помощь сия есть Дух Святой, даруемый тундре ” (Избранные труды Святителя Иннокентия, митрополита Московского и Коломенского. Сост. прот. Борис Пивоваров. Новосибирск. 1997. С.168). Но не будет той помощи, если сам миссионер не приложит максимум своих дарований, если не отдаст все свое милосердие, все свое сердце своим подопечным. И это понимал епископ Иннокентий, говоря, “ мы, как пастыри, учители, наследники Апостолов, должны быть верны своему призванию, а значит – учить. Иначе мы будем словно языческие жрецы – просто совершители таинств и обрядов ” (Барсуков И.П. Иннокентий, митрополит Московский и Коломенский, по его сочинениям, письмам и рассказам современников. М.Фирма Алеся. 1997. С.173).

В 1842 году Святитель предпринял путешествие по всему камчатскому краю, которое продолжалось четыре месяца. Это была очень трудная поездка не только по насыщенности и напряженности миссионерской деятельности, но из-за непроходимой дорогой, сурового климата и способа передвижения. Владыке приходилось преодолевать глубокие ущелья, спускаться с обрывов. Более пяти тысяч верст Святитель Иннокентий при жесточайших морозах прошел пешком, проехал на собачьей упряжке, иногда передвигался на оленях. 25 суток просветитель провел под открытым небом без крыши над головой.

Нам, живущим спустя полтора века, проникнуться величием духовного подвига Владыки Иннокентия, почувствовать физические лишения, которые пришлось ему претерпеть, помогает историческая картина современного московского художника Филиппа Москвитина “ Святитель Иннокентий (Вениаминов) на Аляске” (2013 год Холст, масло 150х200) из цикла "Русские апостолы и их подвиги". Хотя подвиг жизни Святителя длителен и труден, на полотне мы видим не измученного невзгодами старика, но умиротворенного благообразного святого старца, легко летящего по ледяной северной пустыне на нартах, запряженных ездовыми собаками. Красиво лицо Святителя, ясен и вдохновенен взгляд. Фигура Владыки в архиерейском облачении, смещенная от центра в верхний угол полотна, величественна в своей незыблемости, неподвластности невзгодам. Кажется, ничто не остановит святителя Иннокентия в его благой миссии, неумолимо приближается он и к нам. Несмотря на ряд статичных элементов – горы, снег, звездное небо, художественное действие динамично. Собачья упряжка, состоящая из шести усердно несущих свое служение северных лаек, занимающая большую часть картины, расположена вдоль наклонной, пересекающей полотно по диагонали оси, в большей степени создает эту динамику. Кажется, что фокус изображения выходит за рамки картины и оказывается на уровне сердца зрителя. Северное сияние не только красивый живописный элемент, но символ Божиего благоволения трудам и подвигу Святителя Иннокентия, который через Охотск благополучно возвратился в Новоархангельск из этого трудного путешествия, и повторил его еще не раз: в 1845, 1846 и 1849 годах.

До своего окончательного поселения в Благовещенске Владыка Иннокентий в 1861 году посетил Камчатку на корабле, заехал в Японию, где встретился с иеромонахом Николаем (Касаткиным), будущим Апостолом Японской Церкви. Поселившись в Благовещенске, Святитель Иннокентий беспрерывно совершал плавания по Амуру на катере, которым управлял сам. Останавливался Владыка во всех встречающихся селениях, проповедовал Евангелие своей новой пастве, служил под открытым небом. Только в Приамурье его попечением было установлено 30 церквей, несколько школ и две миссии. Трудно перечислить все открытые им церкви и созданные миссии за 30 лет просветительской деятельности в необъятной его епархии. Даже, когда 18 октября 1867 года Аляска и все российские владения в Америке были проданы Соединенным Штатам, Святитель не оставил своих планов по устроению Православной Церкви на этом континенте.

После смерти митрополита Филарета благом для Русской Православной церкви было назначение Святителя Иннокентия митрополитом Московским и Коломенским, что в синодальные времена, по сути, соответствовало Патриаршему званию. Будучи в почтенном возрасте, Владыка Иннокентий провел ряд церковных реформ, таких, как, например, духовно-судебную, сословную, монастырскую, но главной, конечно, была реформа миссионерская. Созданное им Российское Миссионерское Общество до начала богоборческих времен XX века содействовало распространению по всему миру Русской Православной Церкви методами, в основе которых лежала любовь к ближнему, терпимость, отказ от национализма и насилия.

Во славе православного просветителя изображен Владыка Иннокентий на картине-иконе Филиппа Москвитина “Святитель Иннокентий митрополит Московский, Апостол Сибири и Америки” (2010 год. Холст, масло, 220х110). Золотым сиянием митрополичьего облачения художник подчеркивает значимость личности Святителя Иннокентия (Вениаминова) не только для Русской Православной Церкви, но для всего христианства в его настоящем и будущих веках. Митрополит Иннокентий изображен преподающим благословение незримой пастве двумя руками с одинаковым сложением перстов правой и левой руки. Такая двусторонняя симметрия видится символичной, кажется, Святитель подает Благую Весть на две стороны, двум, ставшим для него родными континентам, России и Америке, напоминая об их вековом духовном родстве, и пророчествуя возможную их будущую дружбу. Благословение двумя руками присуще также иконописной традиции в изображении благословения Бога Отца. Двумя руками благословляли ветхозаветные патриархи, и сейчас благословляют архиереи на богослужении. В этом благословении выражается благодать Отечества, соответствие самой отеческой – первой Троичной ипостаси. Художник, изображая древнюю традицию благословения, взывает к возвращению вековых традиций вообще, создает образ Святого Иннокентия Московского, обращающегося к сегодняшним временам с напоминанием о непреходящей значимости миссионерской деятельности, которая есть свидетельство высокого апостольского достоинства Русской Православной Церкви и могущества всего нашего Отечества.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]