Юрген-каравелла
Вячеслав Брейэр   13.12.2014

Давным-давно (а может, даже раньше) в городке у моря жил-был юноша по имени Юрген. Он изобретал и мастерил разные диковинные вещи.

Вот чайник изобрёл, весь в маленьких зеркальцах. Этот чайник нагревался от солнца и кипятил воду. Очень полезная вещь.

А то смастерил калейдоскоп, который показывал на стену разноцветные узоры, и те узоры становились большими. Это было похоже на сказочные ковры. Калейдоскоп вертелся – и узоры появлялись всё новые; чем новей, тем краше.

Юрген свои придумки делал собственными руками, а потом ходил по городу - людям показывал. За представления ему бросали медные монеты. На те гроши он и жил в старом домике, который достался ему от покойных родителей.

Но однажды в непогоду, гуляя по берегу, он подумал: “Что мне за польза от моего кипятильника? Он так долго нагревается, что некоторые зрители уходят, не дождавшись, пока в нём закипит вода, и не дав медяков. И много ли мне денег от моего прекрасного калейдоскопа?”

Тут он увидел, как в штормовом море тонет парусный корабль, а люди спасаются на шлюпках. И Юргену пришла замечательная мысль.

– Вот если б парусник умел плавать под водой, как на поверхности. Ему тогда не страшны никакие волны. А парусами можно ловить подводное течение, как ветер, и так управлять судном.

И построил Юрген невиданную прежде парусную лодку, в которой можно плавать не только на воде, но и в глубинах морских, и даже против подводного течения, – маневрируя парусом.

По бортам у неё маленькие окошки. А дверца закрывалась накрепко, чтоб вода не просочилась.

В лодке сложный механизм из рычагов и колёс, которыми управлять одному человеку не по силам, и Юрген нанял четырёх умных, ловких парней.

Капитан, сидя у переднего окошка, говорил команды, а четверо помощников вертели колёса и нажимали рычаги, от которых тросы – к парусу. Так парус по команде то складывался, а то разворачивался – или над водой, или в глубинах морских – подобно огромному белому цветку.

Вот стал молодой капитан Юрген катать на своей подлодке пассажиров. Люди в окошки глядят, восхищаются подводным миром, которого раньше не видели, и платят молодому капитану серебряными монетами.

Только один незнакомый старик сказал:

– У меня нет денег. Не возьмёшь ли ты меня бесплатно посмотреть морские глубины?

У старика было удивительно доброе лицо, и Юрген пригласил его в лодку с другими пассажирами. Он направил свой подводный парусник к тому месту, где накануне утонул корабль.

– Нельзя ли его поднять и починить? – сказали одни пассажиры.

– Он весь в пробоинах. Дешевле построить новый, – ответили другие.

– А сокровища на его борту есть? – спросили одни.

– Этот корабль перевозил уголь для нашего города, там нет никаких драгоценностей... – ответили другие.

Вечером капитан Юрген посмотрел на своё серебро и вздохнул, что оно не золото.

“А не пуститься ли мне в дальнее плаванье на поиски затонувших сокровищ? – подумал он. – Стану очень богатым – и буду жить не в старой лачужке, а в мраморном замке. Да здравствуют подводные приключения!”

И отправился он на своей лодке вместе с матросами искать сокровища в места, где по слухам в разные времена тонули корабли.

Когда надо без остановки проплыть по морю большое расстояние, то Юрген с товарищами плыли на своей лодке, как на обычном паруснике; а когда начинался шторм, или они прибывали в намеченное на морской карте место, то окна и дверь крепко закрывались, и лодка уходила на глубину. Капитан Юрген сидел внутри, смотрел в окно и управлял парусом, ловя подводное течение, будто ветер.

А к лодке он заранее приделал механическую руку, чтобы ею брать сокровища.

Стали подводники собирать золото со дна морей и складывать его в углу своей лодки. Но часто сведения о затонувших кораблях оказывались не верны, и сокровища находились редко, и было их не много. Иногда приходилось по нескольку месяцев скитаться по волнам и под волнами, высматривая сокровища. А под водой дышать впятером в небольшой лодке было тяжело.

И как-то, обливаясь потом и вдыхая остатки воздуха открытым ртом, Юрген подумал: “А не отправиться ли нам грабить корабли, которые плавают на морских просторах? Они-то встречаются куда чаще, чем затонувшие”.

Он сначала испугался такой грязной мысли, но потом подумал:

“А почему бы и нет? Чем мы рискуем? Ведь на моей подлодке так легко подкрасться к любому кораблю незаметно, потом внезапно всплыть и захватить добычу”.

Рассказал он о своей мысли товарищам.

Те были совсем не разбойники и сначала смутились. Но искушение было большое, а поймать их не мог ни один тогдашний флот в мире.

И те согласились. Положили поднятое со дна богатство в кованый сундук и спрятали на маленьком скалистом острове. А сами стали пиратами.

Вот заметят в морских просторах чей-то корабль, подкрадутся под водой и так сопровождают до ночи. А ночью всплывут, тихо на него заберутся – и грабят застигнутых врасплох честных моряков, торговцев и пассажиров.

Много бед наделал Юрген со своими пиратами. И много б ещё сделал, если б не следующее происшествие...

Подкрались они, как обычно, к чужому кораблю, а ночью принялись грабить. Пираты даже у женщин и детей отбирали драгоценности и деньги. А тут один богатый пассажир, когда Юрген приставил к нему острый кинжал, пытался снять со своего пальца дорогой перстень, но палец был толст, и перстень никак не снимался.

Пират Юрген схватил ту руку, чтобы отсечь перстень вместе с пальцем. Как вдруг перед ним в свете факелов появился знакомый старик с очень добрым лицом. Это его когда-то Юрген-изобретатель взял смотреть подводный мир бесплатно.

– Остановись, – тихо сказал старик, глядя ему мудрыми глазами в самую душу.

Юрген оставил пассажира с перстнем, велел своим товарищам сесть обратно в подлодку, и они уплыли.

Они плыли по небольшим волнам, вдыхая свежий воздух пополам с табачным дымом. Матросы пили ром, празднуя очередную богатую добычу. Капитан же их – молча сидел, опустив голову, и ему всё вспоминался тот старик.

– Что случилось? – позвали его пираты. – Почему не пьёшь с нами?

И он им рассказал о старике и о том, что в нём, в Юргене, – совесть проснулась.

– Понял я, братцы: не для того родится человек, чтобы быть пиратом, – сказал он.

– Для чего же? – рассмеялись те.

– Для добрых дел, чтобы душу спасти.

– И где же у тебя или кого-нибудь из нас душа? – смеялись пираты. - Покажи её нам, тогда мы поверим, что она есть, и что человек не должен быть пиратом!

Тогда он твёрдо сказал:

– Я капитан. И я поворачиваю мою лодку обратно к нашему родному городу. Мы покаемся перед Богом и людьми и, если надо, то пойдём в тюрьму.

Пьяные матросы перестали хохотать и ответили:

– Но ведь это ты уговорил нас стать разбойниками. Теперь хочешь своих товарищей отправить в тюрьму?

– Так может, и не посадят нас, а помилуют! – стал горячо уговаривать их Юрген. – Простите меня, я очень виноват перед вами, и главную вину возьму на себя!..

Те пираты пошептались меж собой, затем схватили его – да и бросили за борт посреди океана.

Вот поплыл Юрген, не зная куда. Тут волны стали расти, и начался огромный чёрный шторм. Такую бурю достаточно увидеть издалека или услышать её грохот, чтобы испугаться: как же могуча стихия – и как мал даже очень сильный и умный человек.

Захлёбываясь горькой водой, взмолился Юрген к небу о помощи.

И вдруг перед ним волны взметнулись и замерли посреди штормового океана – высоким зданием; и оказалось, что это – православный храм из прозрачных волн. У него колокол тоже из волны, а звонит, будто хрустальный, ясным голосом.

Пристал пловец к прозрачным ступеням. Поднялся он, дрожа от холода и волнения, на ноги и вошёл в храм.

Там лампады и свечи все из прозрачной воды, но на них горят настоящие живые огоньки. И в океанском храме тихий свежий воздух.

Тут из алтаря выходит святой Николай-угодник в торжественном одеянии и говорит:

– Ну, здравствуй, друг.

И Юрген узнал того старика, которого он однажды бесплатно взял в свою лодку, а потом старик был на другом судне, в свете факелов.

Пал бывший пиратский капитан на колени и горько заплакал обо всём, что сделал злого.

Над ним Николай-угодник склонился, гладя его по голове как маленького, и говорит:

– Про твой геройский поступок знаю, но должен ты свои грехи замолить до конца.

– Что мне сделать? – с надеждой воскликнул тот.

– А поплавай-ка по морям, по океанам – прекрасной каравеллой.

Перекрестил его чудотворец – и вдруг стихла за прозрачными стенами буря, и великий храм вместе с Николаем-угодником – исчезли. А Юрген превратился в большую каравеллу с белыми парусами на высоких мачтах – и опять остался один среди океана.

Синий ветер надул его паруса, и Юрген поплыл по синим водам, под синим небом. Он чувствовал своё новое тело, и ему стало слегка щекотно от небольших волн, которые плескались о его борта. На волнах сияло солнце, и было похоже, что в каждой волне - по золотой рыбке. Чайки прыгали за теми рыбками с неба и очень удивлялись, не обнаружив их в волнах. Юрген мчался, улыбаясь и покачиваясь, и даже удивился: разве это наказание, а не радость?

Но только подумал – видит: плывут на маленьком плоту из надутых как мешки козьих шкур – все четверо его бывших товарищей. Во время шторма они без капитана не сумели увести лодку под воду, и та утонула со всеми награбленными драгоценностями в глубокой океанской впадине. Пираты еле спаслись на припасённых для возможного бедствия козьих шкурах.

Юрген пожалел людей и подплыл к уставшим четверым, бросил им верёвочную лестницу.

Те забрались на борт и очень удивились, не встретив никого.

– Это будет наш корабль! – решили они, отдохнув и набравшись сил. – Конечно, это не подводная лодка, но довольно быстроходная каравелла тоже пригодится „джентельменам удачи“!

И повесили на мачте пиратский флаг.

Юрген хотел им сказать, но, став каравеллой, он потерял дар речи. И он горько вздохнул, подумав: “Что я наделал? Но разве их можно было оставить на гибель, – тем более, что я перед ними очень виноват?”.

– Братва, вы слыхали чей-то протяжный вздох?.. – испугался один из разбойников.

– Пить надо меньше, – усмехнулись другие. – Наверно, это ветер колыхнул парус.

И поплыли они на каравелле в поисках мирных судов. Скоро заметили вдали маленькое рыбачье судёнышко. Четверо пиратов очень проголодались, – а нет среди людей никого злее, чем голодные пираты.

– Ветер попутный! Наш лёгкий парусник догонит это неповоротливое корыто, полное вкусной рыбы, – в считанные минуты! – обрадовались разбойники и хотели направить каравеллу в сторону желанной добычи.

Но штурвал не поддался; Юрген-каравелла не слушался пиратов, а насколько было в его силах, сопротивлялся их намерениям.

Стали те злиться и ругаться, и один из них от досады ударил кинжалом в деревянный борт. Да вдруг с ужасом отпрянул: из борта каравеллы заструилась человеческая кровь. И стон послышался.

– Точно, был тогда протяжный вздох, а теперь вот стон и кровь... – задрожали пираты.

И тут они увидели святого Николая. В торжественном одеянии, сияющем на солнце, он шёл прямо по воде.



– Ты замолил свои грехи! – радостно воскликнул Николай-угодник.

В тот же миг большая каравелла превратилась в человека обычного роста. У него в боку – рана от пиратского кинжала.

Чудотворец позвал его к себе.

Юрген поверил – и пошёл по воде, и Божий угодник взял его за руку. Рана в боку сразу зажила.

Пираты, в ужасе разводя руками в воде, закричали:

– Юрген! Возьми наши общие сокровища, которые спрятаны на острове, и потрать их для добрых дел! Только пусть мы не погибнем!

Тогда чудотворец Николай их перекрестил – и каждый из пиратов превратился в парусную лодку. Поплыли четыре лодки в разные стороны.

– Будете плавать, пока не замолите свои грехи, – сказал им Николай-угодник. – Ну а ты, друг Юрген, ступай по воде, яко по суху, в родной город.

И чудотворец исчез. Пошёл Юрген, переступая небольшие волны, в сторону родного города. Да по пути – зашёл на скалистый островок в море. Он привязал верёвку к тяжёлому сундуку с сокровищами, честно поднятыми с затонувших кораблей, и потянул сундук по волнам.

На родной берег он вышел лунной ночью. Его увидел только один бездомный мальчишка, который спал у моря среди камней и проснулся от порыва ветра.

Едва дотянув тяжеленный сундук до берега, Юрген лёг на камнях перевести дыхание.

Мальчишка, по имени Йорген, дал ему свой кувшин с родниковой водой и печёную в костре рыбу, которую сам поймал накануне.

Выпил Юрген всю воду из кувшина, съел рыбу, – а затем потащил сундук по булыжной дороге к своему старому домику. Мальчуган помогал тянуть верёвку.

И поселились они вдвоём в ветхом домике. Йорг оказался хорошим человеком.

А утром бывший пиратский капитан пришёл на городскую площадь и рассказал народу, что с ним произошло за годы странствий: и как грабил мирные корабли, и как был каравеллой, а ему затем все грехи отпустились, – и он принёс с собой, шагая по морю, большой сундук драгоценностей.

– Простите меня теперь и вы, добрые люди, – попросил Юрген.

Народ, услыхав про то, как он шёл по морю пешком, сначала решил, что Юрген повредился рассудком или просто шутит.

– И несовершеннолетний мальчик не может быть свидетелем по данному делу в силу его малолетия! – заявил городской судья.

Тогда Юрген всех повёл к себе домой и открыл сундук, полный дорогих монет и самоцветов. Тут ему все поверили.

– Ну что ж, – сказал судья. – Раз эти сокровища подняты со дна морского честным путём, значит, они по закону твои. А те пираты пусть хоть сто лет плавают вокруг земного шара, пока не станут законопослушными гражданами.

И народ простил Юргена.

– Но скажи нам, – спросили они. – На что ты хочешь потратить эти сокровища: какие купить земли, замки и корабли?

Отвечает он им:

– Намерен я построить в нашем городе православную церковь удивительной красоты.

Вот заказал он стекольщикам вылить из прозрачного стекла лазурного цвета – плиты, кирпичики, двери и т.д. Затем нанял он строителей, и те принялись склеивать из стеклянных частей здание. Юрген и сам работал с утра до ночи много дней; мальчик Йорген тоже хорошо трудился в меру своих сил. И построили храм на холме у самого моря, в том городе, где прежде не было даже часовенки. Высокий, православный, весь из крепкого прозрачно-лазурного стекла – очень похожий на тот, в штормовом океане.

К нему сделали красивую лестницу. И рядом – красивую дорожку к храму, чтобы по ней ехали в инвалидных колясках люди, которые ходить не могут, – и они легко заезжают прямо в церковь.

На холме под храмом помощник Йорг посадил разные цветы и кусты. В летнюю пору на этом холме в 5 часов утра расцветали дикий шиповник и маки. К 6-ти часам, будто солнышко, загорался одуванчик. И на 7-й, и на 8-й час – свой цветок. В 9 часов просыпалась полевая гвоздика. И далее: каждый цветок — в назначенное ему время.

Потом же так: в 13 часов – засыпали полевая гвоздика и одуванчик, в 14 – маки. А, например, в 17 часов – закрывали свои маленькие голубые глазки — незабудки. И так дальше — всё будто бы привычно, но каждый раз удивительно и премудро...

Эти цветочные часы Йорг придумал посадить, чтобы прихожане (а все они прекрасно знали, какой цветок какому времени соответствует) смотрели бы по ним время и удивлялись: вот какое чудо создал Господь! А когда мальчика начинали хвалить за труд, он говорил: “Но ведь я только Богу помогал...»

Вот воздвигли на куполе храма хрустальный крест, а в звоннице повесили хрустальный колокол. И только колокол зазвонил (а его слышно далеко вокруг), как в море показались четыре парусные лодки. Они с разных сторон подплыли к пристани – и вдруг превратились в людей, тех бывших пиратов. Лишениями и скорбями они замолили свои грехи.

Юрген побежал к ним – и они все обнялись. И народ тех бывших пиратов простил и принял. Те очень обрадовались, узнав, на что потрачены морские сокровища.

А что потом? По воскресним дням и другим православным праздникам – являлся в стеклянный храм Николай-угодник в торжественном одеянии и совершал литургию. И там всегда было много очень хороших людей. Ещё – приходской совет избрал Юргена старостой стеклянного храма, а юного Йоргена – заместителем старосты.

Николай же чудотворец стал на берегу моря и позвал:

– Эй, рыбы, киты, и прочие твари морские!..

Приплыли к нему морские твари. Велел им святой старец:

– Дорогие мои! Принесите мне тот подводный парусник, вместе с драгоценностями.

Поплыли рыбы, киты и прочие твари морские в глубины водные. И принесли к берегу подлодку капитана Юргена. Награбленные драгоценности высыпались к ногам святого Николая.

Тогда отпустил он тварей морских, а позвал других:

– Эй, чайки, бакланы, другие птицы небесные!

Слетелись те на зов.

– Вот что, друзья мои дорогие, – говорит он им. – Возьмите каждый по сокровищу, летите по миру и, у кого было отнято, тому верните.

Полетели птицы по миру, неся сокровища – кто в клюве, кто в лапах. И всем тем людям раздали.

А парусник святой Николай вернул Юргену, чтоб тот возил людей показывать удивительный подводный мир…

Через церковный купол – небо видно, солнце с облаками, а ночью звёзды и планеты.

Летом открываются окна и двери, и морской ветерок залетает в храм, и там свежо. А в холодную пору окна и двери закрыты: тогда в храме тепло от солнца, от дыхания и огоньков.

А ещё стеклянная церковь на холме – днём так сияет, что её заметно очень далеко в море, и там уставшие от плавания моряки восклицают: “Видим берег!”.

Ночью же в стеклянной церкви горят лампады и множество свечей, – и даже в самую тёмную ночь люди в море видят светящийся храм и рады, что они не потерялись…

  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 869
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]