Коврики на покаянном каноне… и другие современные формы фарисейства
Протодиакон Александр Плиска   05.02.2015
Ежегодно, прежде чем мы вступим на поприще Великого поста, на ту дорогу, которая ведет нас к главнейшему событию в жизни каждого христианина — Пасхе Христовой, Церковь предлагает нам несколько евангельских чтений, следующих одно за другим каждое воскресенье.



Много ли Закхеев-мытарей в наше время?


Так, на прошлой неделе мы слышали о мытаре Закхее. Вместе с Закхеем Христос призывал нас влезть на смоковницу, подняться над собой, отречься от всего, что мешает лицезреть лик Христов, возвыситься над всем, что гнетет, что удаляет от Бога.

Закхей явил нам прекрасный пример того, как Христос входит в человеческое сердце. Когда Христос посетил его дом, «пол имения раздам нищим! — воскликнул Закхей. — Кого обидел, вчетверо воздам!..»

Пусть каждый посмотрит вокруг себя: много ли таких примеров в современном мире — когда тот, кто уверовал, пол имения своего раздал нищим? Или занес в какой-то храм, или священнику отдал…

А мытарь ведь не купил мотыги или какие-нибудь иные инструменты: «Вот, дайте нищим, пускай работают, потому что все они негодяи, лодыри и тунеядцы». Мытарь раздал нищим пол имения без всяких высокопарностей и размышлений о том, заслужили ли они…

О праведности — на примере блудного сына и его брата

В следующее же воскресенье мы услышим притчу о блудном сыне. Церковь скажет нам о том, что невозможно ступить на поприще Великого поста, не осознав своей нищеты, своего удаления от Небесного Отца, подобно блудному сыну.

И так же невозможно вступить на поприще поста и в состоянии того сына, который не уходил от отца, но который по возвращении своего брата под отеческий кров возревновал, позлорадствовал, не возрадовался.

Затем накануне Великого поста Церковь предложит нам притчу о козлищах и овцах. И скажет нам устами Христа о том, что пост и все наши подвиги, все коленопреклонения, моления, многоговорения, многие просьбы есть ничто, если мы к ближнему не проявим любовь, и если эта любовь не выразится в конкретных действиях — в добром слове, стакане воды, в тёплой одежде.

И весь мир осудить фарисею было мало…

А в эту неделю Церковь предлагает нам притчу, сказанную Христом, о двух людях, которые вошли под своды храма.

Один, фарисей — представитель культурной, религиозной элиты Израиля, уважаемый всеми человек. Кто такие были фарисеи? Это целое движение — религиозных, ищущих Бога людей.

Вот он вошел в храм и молился: «Благодарю Тебя, Боже, что я не такой, как прочие люди — не грабитель, не обидчик, не прелюбодей». А потом увидел также стоящего в храме мытаря и произнес: «И не такой, как этот мытарь».

Не насытился фарисей осуждением всего мира, осудил даже этого несчастного мытаря! Почему несчастного? — Потому что то был человек, противоположный фарисею: не уважаемый, а презираемый всем обществом. Он был сборщиком податей, налоговиком — а эта профессия ни сегодня, ни в древнем мире не была престижной.

Почему ты меня судишь? Может, ты знаешь меня с детства?

По мнению святого Иоанна Златоуста, мытарь слышал сказанное о нем фарисеем. И что же? Нет, не сказал он: «Почему ты меня судишь? Может, ты меня знаешь с детства? Может, ты знаешь мой жизненный путь, почему я стал мытарем? Может, ты знаешь те обстоятельства, в которых я оказался? Может, ты знаешь и о тех сделках со своей совестью, на которые я пошел и от которых страдаю ежедневно, ежечасно? Ночами не сплю оттого, что моя совесть неспокойна…»

Мытарь не произнес ровным счетом ничего. Не смея поднять головы, глаз своих на небо, стоял он, склонив голову, бил себя в грудь и говорил: «Боже, милостив буди мне, грешному!»

И мы знаем, что сказал дальше Христос: мытарь вышел из храма более оправданным, «ибо каждый, возвышающий себя, унизится, а унижающий себя, возвысится». Так оканчивает Христос эту притчу.

Как и фарисей, мы дважды в неделю постимся…

Фарисей — религиозный ревнитель и культурная элита Израиля — выходит осужденным из храма. А таких ревностных верующих людей, какими были фарисеи, еще нужно поискать. Они всё время думали о Боге: как в какой день молиться, во что одеться, когда поститься. Однако, как видим, была среди них гордость, надменность, непризнание остальных, неуважение.

Помимо прочего сказал фарисей и другие важные слова, которые относятся непосредственно к нам и к грядущем Великому посту: «Дважды в неделю пощусь, десятину отдаю от всего, что получаю».

Именно накануне Великого поста Церковь предлагает нам эту притчу, для того чтобы показать: все законы, все исполнение закона, весь пост и все подвиги являются не плодом (и видим фарисея оказавшегося бесплодным), а лишь дорогой, ведущей к плоду — состоянию нашего сердца. Их задача — умягчить наше сердце, просветить его, сделать любвеобильным и готовым к восприятию Бога и ближнего.

В этом, в частности, задача грядущей Четыредесятницы.

Об истинном смирении и маскирующейся гордости

Многие, слушая эту притчу, думают, что они — как мытарь, и всё время сокрушаются: «Каждый раз, как захожу в храм, сердце мое сокрушено…»

Святой Иоанн Лествичник, говоря о смирении, отмечает, что у смирения есть три времени: весна, лето и осень. Об осени он даже не берется и говорить, ибо осень – удел совершенных, и приводит в пример Христа. О лете он говорит, что это люди, которые стремятся к тому, чтобы все дела, которые они сотворили на земле, не ставить себе в заслугу, не замечать того, что делает правая рука. А о весне преподобный отмечает, что это те люди, которые бегают от всякой похвалы, от всякой славы.

Но авва Иоанн также предупреждает, чтобы человек не запутался, где смирение, а где гордость под образом смирения. Тот, кто смиряется, всегда имеет веселое сердце, веселый дух. Он не расстраивается оттого, что он плох, не расстраивается от своих грехов, но бежит к Богу, бьет себя в грудь и говорит: «Боже, милостив буди мне, грешному!»

Можем ли мы сказать, что так же бьем себя в грудь и сокрушаемся?

Какое оно — современное фарисейство?


Но мы должны помнить, что фарисей — это не только тот, кто жил во времена древнего Израиля.

Это всякий человек, кто не признает за ближним право на мнение. Кто не признает и не видит своего ближнего, не слышит его сердца.

Это тот, кто каждому событию дает оценку, каждому человеку дает оценку, не понимая, что вовсе не обязательно всем событиям, происходящим вокруг, и всем людям, тебя окружающим, давать оценку. Достаточно бить себя в грудь, внимать себе и говорить: «Боже, милостив буди мне, грешному!»

Фарисеи – это те люди, которые приходят в храм, становятся на первые места, не замечая тех, кто сзади. Это те, кто подходят к иконе или к мощам, кладут поклоны и, вставая, не оглянутся вокруг, есть ли рядом ближний, чтобы случайно не задеть его, не ударить. Это те, кто входят в двери храма, не пропуская своего ближнего.

Фарисей есть тот, кто пишет открытые письма в соцсетях и СМИ патриархам, митрополитам… Такой человек не бревно в своем глазу не замечает, а целый лесоповал. Ибо сказано: прежде нужно сказать брату с глазу на глаз.

[/b]Сегодняшнее фарисейство уникально в своем роде

И действительно, сегодняшнее фарисейство уникально в своем роде.

Уже совсем скоро, в первую седмицу Великого поста современные фарисеи придут на канон преподобного Андрея Критского за 2 часа, займут место, постелят коврики перед собой, и всё – дальше мир не существует. Я буду стоять здесь и молиться: «Помилуй мя, Боже, помилуй мя!» А то, что первую часть храма наполнит не более 100 человек — ведь больше не поместится из-за ковриков, а задняя часть храма будет набита битком, этого верующего волновать не будет. Да, люди пришли к самому началу богослужения или даже немного опоздали, но у каждого свои обстоятельства: у кого-то семья, у кого-то — работа…

Возможно, каждому из нас следовало бы задуматься над тем, насколько не готовы мы занять последнее место — где бы то ни было в нашей жизни.

Чтобы пост не превратился в самопревозношение


Пророк Давид сказал: «смирился я, и спас меня Господь». Не сказал Давид: «Постился я, и спас меня Господь». Не сказал: «Я долго молился, и спас меня Господь». Не сказал: «Я не вкушал пищу, совершал подвиги…» Но — «я смирился, и спас меня Господь».

И Сам Господь призывает нас: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и научитесь от Меня, яко кроток и смирен сердцем, и обрящите покой душам вашим».

И сегодня Церковь нам говорит, что без этой молитвы мытаря, без этого состояния сокрушенного сердца и смирения невозможно нам подойти к началу Великого поста, невозможно пройти его путь, потому что иначе весь пост превратится в самопревозношение, самобичевание и тяготу. Аминь.

03.02.2015
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]