Моисей и заключение Завета
Андрей Десницкий   28.10.2016

Первые пять книг Ветхого Завета мы называем Моисеевым Пятикнижием. Действительно, история заключения самого Завета неотделима от жизни этого величайшего пророка, в которой уже отчасти содержится всё, что будет потом в Ветхом Завете: и опасности, и спасение, и искушения, и борьба. И самое главное — избрание, то есть Божий призыв, на который отвечает один человек или целый народ.

Когда родился Моисей, израильтяне жили в Египте — они переселились туда ещё при жизни самого Иакова-Израиля, спасаясь от голода. Но с течением времени всё изменилось: они стали рабами египтян, и к тому же фараон, озабоченный ростом численности евреев, издал указ, согласно которому следовало убивать всех новорождённых мальчиков. Этнические чистки были хорошо известны и в Древнем мире, но обычно убивали только взрослых мужчин. Впрочем, бывало всякое, и это лишний раз показывает нам жестокие нравы того мира, в котором впервые прозвучала библейская проповедь.

Впрочем, новорождённых убивать отказывались даже египетские акушерки, и тогда фараон приказал бросать их в реку. Мать одного младенца поступила по-своему: осмолила корзинку и пустила малыша по реке, а старшая сестра наблюдала, куда попадёт братик. Вышло так, что его подобрала дочь фараона, и тогда сестра предложила привести кормилицу-еврейку. Надо ли говорить, что ей оказалась родная мать ребёнка! Царевна назвала его Моисеем, а на древнееврейском это имя созвучно глаголу «вынимать (из воды)».

Люди часто спрашивают: почему Бог допускает столько зла в этом мире? Богословы обычно отвечают: Он слишком уважает человеческую свободу, чтобы не давать человеку творить зло. Мог бы Он сделать еврейских младенцев непотопляемыми? Мог. Но тогда фараон приказал бы казнить их другим способом... Нет, Бог действует тоньше и лучше: он даже зло может обратить во благо. Не отправься Моисей в своё плавание, он так и оставался бы безвестным рабом. Но он вырос при дворе, приобрёл умения и знания, которые пригодятся ему позднее, когда он освободит и возглавит свой народ, избавив от рабства многие тысячи ещё не родившихся младенцев.

Моисей был воспитан во дворце, но не забыл о страданиях своего народа. Став взрослым, он пошёл по пути всех революционеров и начал с террора: увидев, как один из египетских надсмотрщиков избивает раба-еврея, он просто убил его. Но уже на следующий день оказалось, что зло не истребляется так просто. На сей раз Моисею попался на глаза еврей, избивавший соплеменника, и на упрёки Моисея он ответил: «Кто поставил тебя начальником и судьёю над нами? Не думаешь ли убить меня, как убил египтянина?» Оказалось, что граница между добром и злом не совпадает с границей между народами или социальными слоями.

Тогда Моисей, опасаясь преследования за убийство, бежал в пустынный Мадиам, к востоку от Египта. Но, в отличие от наших революционеров, он не стал издавать газету или созывать партсъезды, а зажил тихой жизнью бедуина, как жили его предки Авраам, Исаак и Иаков. Он женился на местной девушке Сепфоре и пас скот своего тестя, мадиамского жреца Иофора. Ещё не раз в истории Израиля Бог призовёт Свой народ к свободе устами простых пастухов и земледельцев, не обременённых грузом изысканной городской цивилизации.

Так случилось и с Моисеем. Спустя много лет он однажды услышал голос Бога. И этот голос сам рассказал ему о страданиях народа, сам указал путь к избавлению. Библия описывает это так: Моисей пас скот около горы Хорив (наименование Синай, видимо, относится к той же горе) и вдруг увидел, как горит, не сгорая, терновый куст. По-славянски этот куст называют «неопалимая купина», и он символизирует схождение Бога в сотворённый Им мир: Бог есть «огнь поядающий», но, приходя в этот мир, Он не сжигает, а преобразует его. Не случайно «Неопалимой Купиной» впоследствии называли одну из икон Богородицы, где Она изображена носящей во чреве Христа.

Бог отправил Моисея к фараону, чтобы тот отпустил народ Израиля, но Моисей прекрасно осознавал, что эта задача ему не по силам. Он не был речист, да и с какой стати фараон станет его слушать? Но Бог ответил ему: «Я буду с тобой». Тогда Моисей спросил у Бога Его имя — ведь невозможно говорить от имени того, чьё имя тебе неизвестно. Бог ответил ему: «Я Тот, Кто Я есть». Простота этой фразы смущала многих переводчиков, и они с древних времён передавали её как «Я Сущий» или «Я Вечный», но это не совсем точно. Ведь единственное, что по-настоящему важно — реальное присутствие Бога в жизни людей, а не слово, которым они будут Его называть.

Впрочем, опасения Моисея сбылись. Фараон не хотел отпустить евреев даже на три дня и наказал их ударным трудом, вполне по-социалистически: они должны были выполнять прежний план по производству кирпичей, но им перестали поставлять один из основных компонентов — солому (её добавляли в глину как связующий элемент). Да и народ только озлобился против Моисея и его брата Аарона, из-за которых у них прибавилось проблем.

Египет — страна древней и высокой культуры, на фоне которой евреи смотрелись грубыми варварами. В огромной степени эта культура была ориентирована на потусторонние силы. Египетские сказки рассказывают о поединках волшебников, которые стремились чудесами доказать превосходство своей религии и своего народа. Именно так случилось и на этот раз: египетские волшебники захотели доказать превосходство своей религии и силу своих богов. Моисей и Аарон вступили в своеобразное состязание с египтянами, но, в отличие от магов, которые старались подчинить себе высшие силы, они были исполнителями воли Бога.

Сначала жезл Моисея превратился в змею, и это было вполне безобидное чудо. Но оно не убедило египтян, и тогда на Египет обрушились одна за другой десять казней: вода в Ниле превратилась в кровь, на людей и животных напали жабы и мошки, а посевы уничтожили град и саранча. После каждого из этих несчастий у фараона и его приближённых неизменно оставался выбор: признать своё поражение и отпустить Израиль — или продолжать поединок. С удивительным упорством они выбирали второе. Убедила их только последняя казнь — смерть всех первенцев (первых сыновей в семье). После неё они сами упрашивали израильтян уйти.

Современного читателя может шокировать наказание, которое коснулось невинных детей. Но в те времена всем был хорошо знаком принцип родовой ответственности: за всё происходящее в стране отвечают не только её правители, но и её народ, так или иначе сочувствующий их поступкам. Сегодня мы хорошо помним о личной ответственности, но разве не бывает и сегодня так, что невинные дети страдают из-за политики своего правительства, из-за грехов родителей?

Невинное страдание — это всегда тайна, и неслучайно со смертью египетских первенцев соединилось празднование первой Пасхи. Евреи закалывали ягнят, пасхальную жертву, и мазали свои двери их кровью. Библия говорит, что Ангел-губитель обходил такие двери стороной и не умерщвлял детей в этих домах. Кровь невинного ягнёнка отвращала смерть от человека, и много веков спустя, как раз во время празднования ветхозаветной Пасхи, на Голгофе прольётся Кровь Человека, которого называли Агнцем Божиим...

Но чтобы это состоялось, израильтяне должны были выйти из египетского рабства. Фараон всё таки в последнюю минуту бросился в погоню со своим войском и уже прижал евреев к берегу Тростникового моря (вероятно, это болотистая местность в районе современного Суэцкого канала, хотя некоторые считают, что всё происходило на берегах Суэцкого залива). Но Господь совершил ещё одно чудо: сильный ветер согнал воду и позволил евреям беспрепятственно перейти по дну. А погнавшихся за ними египтян накрыла вода.

На берегу ликовали евреи, обретшие долгожданную свободу. Но радость свободы несёт с собой груз ответственности. И тогда Моисей повёл их к Синайской горе, чтобы заключить там договор с Богом (так можно перевести еврейское слово «берит», которое традиционно переводится «завет»).

Да, Богу принадлежит весь этот мир, ведь это Он его сотворил. Но после грехопадения человек стал жить своим умом, своими чувствами, всё более отдаляясь от Бога, подменяя Его многочисленными идолами. Когда-то идолы делались из камня или металла, сегодня — по большей части из славы, денег и удовольствий. И Бог решил избрать из всех народов земли один, чтобы на его примере показать, как развиваются отношения Бога и человека. Чтобы через этот народ разговаривать со всем человечеством. Чтобы однажды, став человеком, родиться от одной из дочерей этого народа...

Этот народ, Израиль, не был примечателен ни в каком отношении. Казалось бы, Бог мог выбрать куда более достойных кандидатов. Например, египтян с их великолепной религией, мистикой и богословием, где представление о едином для всех божеств начале возникло задолго до Синайского откровения. Или жителей Междуречья — шумеров и аккадцев, — которым принадлежало множество открытий в области на¬уки и культуры. Или ассирийцев, которым предстояло создать непобедимую армию и покорить множество стран... Но все эти народы могли бы приписать свои успехи себе самим, а Израилю оставалось надеяться только на Бога.

Итак, евреи подошли к Синаю. Гора окуталась дымом и пламенем, над ней раздавались раскаты грома... Древние люди очень остро ощущали величие Бога. Пройдут века, прежде чем они привыкнут называть Его Отцом — а пока они видели в Нём прежде всего грозного Царя. Прежде чем говорить Богу «Ты», надо научиться видеть дистанцию между Ним и собой.

От имени народа Моисей взошёл на дымящуюся гору и «вступил во мрак, где Бог». Вся активная деятельность этого пророка берёт исток от близкого, интимного общения с Богом, которое Писание называет мраком — не потому, что это общение мрачно, а потому, что оно таинственно, не доступно взорам других. Это общение продолжалось сорок дней, и Бог передал ему две скрижали — каменные таблицы, на которых был записан Закон.

Сегодня десять заповедей кажутся нам банальными: не убий, не укради... Но так было не всегда, и эти заповеди до сих пор не известны народам, среди которых не проповедовали последователи великих мировых религий. Среди этих народов до сих пор убийство чужака (иногда с последующим его поеданием) нередко считается делом доблести и геройства. И цивилизованные, казалось бы, народы, забывшие заповедь о Едином Боге, так легко начинали грабить и убивать друг друга ради призрачных идолов — ну совсем как израильтяне, которые, не дождавшись тогда возвращения Моисея, сделали себе золотого тельца и стали поклоняться ему. Увидевший это Моисей в гневе разбил каменные скрижали: договор был нарушен прежде, чем заключён! Господь предложил Моисею: «Да воспламенится гнев Мой на них, и истреблю их, и произведу многочисленный народ от тебя». Но Моисей умолил Бога не уничтожать народ — ведь Он Сам обещал ввести его в Обетованную землю! Разве в радость ему будет жизнь, если окажется, что он вывел свой народ в пустыню на погибель?

Народ постигло суровое наказание, многие зачинщики были убиты, а Моисею предстояло новое восхождение на гору, за новыми скрижалями. В жизни вообще мало что получается с первой попытки. От Синая путь израильтян лежал к новой земле, которую им давал Бог. Тогда эту землю называли Ханааном, сегодня — Палестиной или землёй Израиля. И в неё тоже не удалось войти сразу. Израильтяне, напуганные предстоящими боями с местными жителями, стали роптать: «Для чего Господь ведёт нас в землю сию, чтобы мы пали от меча? Жёны наши и дети наши достанутся в добычу врагам; не лучше ли нам возвратиться в Египет?» Только один человек, Иисус Навин, призывал народ смело последовать Божьему призыву. Ему и предстояло ввести потомков этих людей в обещанную землю после смерти Моисея... А израильтянам, которые могли бы войти в Палестину уже тогда, предстояло странствовать по пустыне ещё сорок лет, пока не умерли все, кто родился и вырос рабом.

На протяжении всего пути Моисей по-прежнему беседовал с Богом и передавал Его слова израильтянам. Только он из многотысячного народа был готов к прямому общению с Творцом всего мира... Библия описывает это так: «Моисей же взял и поставил себе шатёр вне стана, вдали от стана, и назвал его скиниею собрания. И когда Моисей выходил к скинии, весь народ вставал, и становился каждый у входа в свой шатёр и смотрел вслед Моисею, доколе он не входил в скинию. Когда же Моисей входил в скинию, тогда спускался столп облачный и становился у входа в скинию, и говорил Господь с Моисеем лицем к лицу, как бы говорил кто с другом своим».

Вести огромный народ через пустыню — задача не из лёгких, особенно если этот народ только что освободился из рабства. И ещё по дороге к Синаю Моисей услышал слова: «О, если бы мы умерли от руки Господней в земле Египетской, когда мы сидели у котлов с мясом, когда мы ели хлеб досыта! Вывели вы нас в эту пустыню, чтобы уморить голодом». В ответ Бог даровал людям манну — таинственные зёрнышки, которые сами появлялись на земле каждое утро. Кроме того, на стан израильтян однажды опустилась изнемогшая во время перелёта стая перепелов, и они смогли полакомиться дичью.

Но ещё не раз Моисею предстояло слышать жалобы народа на лишения в пути... Ответом всегда было чудо, и совершал это чудо по воле Бога именно Моисей — например, он ударял своим жезлом в скалу, и из неё начинал бить поток воды, столь необходимой в пустыне. Настал даже такой момент, когда Моисей обратился к Богу с горьким упрёком: «Разве я носил во чреве весь народ сей, и разве я родил его, что Ты говоришь мне: неси его на руках твоих, как нянька носит ребёнка?» Избранничество ведь всегда имеет свою цену.

Но всё подходит к концу, окончились и годы странствий. Моисей умер в конце сорокалетних странствий на вершине горы Нево, с которой он мог увидеть обещанную землю, Палестину. Но войти в эту землю ему было не суждено. В каком-то смысле судьба Моисея подобна судьбе самого Ветхого Завета, который сквозь пустыню язычества довёл народ Израиля до Нового Завета и замер на его пороге.

  • Добавил(а): happyme
  • Просмотров: 3031
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]