Молитвы на озере. Часть 9-я
Святитель Николай Сербский   18.08.2014
81. Господи, сожги мя на алтаре Твоем

Был я пастырем овец, и возвысил Ты меня быть пастырем человекам.

Находил я овцам пастбище зеленое, и были они довольны. Людям в пищу предлагаю Тебя, и многие не хотят вкусить.

Щемит сердце мое от скорби, Господи, глаза мои полны слез, ибо многие не вкушают Тебя, но ищут пищи на нивах голода.

Не туда, братья мои, не туда грядете вы: то нивы глада и они только умножат голод ваш. И, обезумев от голода, друг на друга броситесь и поглотите, но не насытитесь.

Овцы приходящим от Бога питаются, вы же потому люди, чтобы Богом питаться. Если люди станут питаться пищей овчей, для чего было Богу создавать и овец, и людей?

Что есть овца, если не трава, которой она питается? А вы призваны богами быть, оттого Бог предлагает Себя в пищу вам.

Господи мой, падаю на колени пред Тобою и молю о милости. Оскудели верой священники Твои, потому многие люди Тебя не хотят вкусить. И пустует пастбище Твое богатое. Хороший пастырь овец нехорош для людей. Зачем не оставил Ты меня быть хорошим в малом, но поставил быть негодным в большом?

Когда был я пастырем овец, и тогда я был священником Твоим. Каждой травинки касался посох мой пастырский, и, припадая грудью к земле, вслушивался в дыхание ее, и лежал на спине, глядя на грозное пламя небесное. И касался челом росистой листвы в горных лесах, и обнимал жалостливо ели высокие, грозой сломленные. И читал имя Твое, написанное пламенем по всей земле, и чувствовал, как горит подо мной каждая пядь и глаголет: я есть алтарь Всевышнего. И величие Твое наполняло меня восхищением; и луга, и дубравы, все воды и суши наполнялись восхищением моим. А когда возрос, то познал до невыразимой дрожи, что Ты еще ближе мне, чем предчуствовал я в полях детства моего. Познал я, Господи, что я есмь земля, в которой ты горишь и глаголешь. Познал я, Владыко мой, что странник я в самом себе, а Ты - Хозяин и Господин.

И познание сие повергло меня в ужас, пронизавший до мозга костей. И сказал я себе: не свой дом осквернял ты, но чужой. И не на себя навлекал позор, но на Другого. И не себя оскорблял, но Хозяина, в Чьем доме ты гость. И бросал грязью не в свечу, а в солнце внутри себя.

Какое крещение смоет позор мой пред Тобой? Какое покаяние грех мой пред Тобой изгладит? Помоги мне истребить себя, грешного, и родиться заново, словно чистому младенцу без прошлого. Помоги мне, Отче мой.

Идолы языческие требуют от жрецов своих известной меры мудрости. Сколько же мудрости потребно священнику Бога Живаго!

Идолы требуют известной меры чистоты. Сколько же чистоты солнечной потребно тому, кто служит Богу богов!

Идолы требуют известной меры сил от служителей своих, какой же силою должен быть препоясан служитель Вседержителя всесильного!

Всевышний Отче мой, очисти жизнь мою и сотвори ее жертвой на Твоем жертвеннике. Когда был я пастырем овец, плакал я над каждым ягненком закланным. Сотвори меня невинным, подобно ягненку, и сожги меня на алтаре Твоем, Господи и Боже мой.

82. Господи, не дай народу моему в безумии восставать на Тебя, Жизнодавца

Объявили неверные войну против Бога неба и земли - листва сухая против ветра горного! Пока ветер тихо веет, и шуршание листвы слышится, но взовьется ветер и раскидает листву по кочкам болотным, лесам и дорогам, и, слипшись с грязью, потеряют голос листья одинокие.

Ибо чувствует неверный в толпе силу свою и подает голос, а в одиночестве страх и немощь снедают его. Верный чувствует немощь толпы и разделяет ее, а в одиночестве силу Твою чувствует и делит ее с Тобой, оттого одиночество - сила и песнь его.

Кому войну объявили вы, безумцы? Тому ли, Кто одной мыслью возжигает солнца и стада светил небесных погоняет Своим посохом? Воистину, не так смешна война, вербами грому объявленная или воробьями кондорам хищным.

Выковали вы мечи, которыми друг друга истребляете, и поднялись с ними же на Господа? Смотрите, ходит Он по мечам вашим, как по мху лесному. Крепостей ваших боится не более, чем ваших могил.

Выдумали вы слова жалкие, которыми поносите один другого и унижаете, неужели думаете, что ими Того унизите, Который один знает, что есть слово и откуда оно? Сотворил Он связки в горле у вас, расширил легкие, отверз уста, в них вложил язык. Воистину, не так смешно восстание свирелей в мастерской против мастера своего и струн на арфе против руки, на них играющей.

Не Богу - себе войну объявили вы, и с жалостью взирает Он на самоубийство ваше. Листва сухая объявляет войну колесам стальным!

Чем дольше с Ним воюете, тем неудержимее исходит Он из вас. Изымает из вас Господь силу Свою, Свою красоту, Свое здравие, Свою мудрость и Свое блаженство. Таков способ борьбы Господа Всевышнего со Своими противниками.

Что останется от вас, воины смертоносные, когда Господь изымет из вас всё, что Его? Не останется ли немощь, уродство и болезнь, безумие и скорбь? Ничего не заберет Господь из того, что ваше. А ваше - бессилие. И когда возьмет от вас силу Свою, которую вы употребиляли во зло, останется вам немощь ваша смертная, которую ни на добро, ни на зло не употребить.

Исторгнет из вас Господь красоту Свою - жабы и те прочь разбегутся от уродства вашего.

Исторгнет из вас Господь Свое здравие, и кровь ваша претворится в гной, и зловоние ваше станет привлекать червей, и города будут
затворять ворота свои от смрада вашего.

Заберет Себе Господь мудрость Свою, и в безумии будете носиться по лесам и браниться с пещерами.

Отзовет Господь к Себе блаженство Свое и Свой мир, и неистовства вашего испугаются источники и убегут; и от бед ваших засохнут лозы виноградные; и нива возвратит земле плоды свои.

Так борется Господь Всевышний с противниками Своими.

Как дитя, бессилен Он творить зло. И не отвечает злом на зло, ибо нищ на зло. Он просто забирает добрые дары Свои и уходит с ними от того, кто скрежещет зубами на Него. И оставляет Господь неверных самим себе. И рассыпаются они, словно дерево истлевшее с сердцевиной изгнившей, и черви по ней ползают, как по дому заброшенному, в поисках пищи.

Так бывает и с народом, объявившим войну Жизнодавцу.

И сказал я народу своему: запомни, такова победа Жизнодавца и таково поражение безбожника.

83. Господи, мудрость моя, спаси меня от празднословия безумного

Праздные разговоры ведут люди, отпавшие от Тебя, мудрость моя. Безверие о делах рассуждает, о вере - бездельники.

И всякий высмеивает то, чего не имеет, а то, что имеет, до небес превозносит.

Пока Ты, Господи, наполняешь мой дом дыханием Своим животворящим, забываю спросить Тебя, что важнее: дела или вера? Если же оскорбляю Тебя и отпадаю от Тебя, увлекаюсь разговорами праздными и горячо то одних, то других поддерживаю.

Ибо без Тебя я флюгер на печной трубе, каждому ветру вторящий. Когда поднимется ветер веры в душе моей, вторю тем, кто оставил дела и стоит за веру; когда колыхнется во мне ветер делания,- тем, кто веру оставил и стоит за дела. Но в присутствии Твоем всесмиряющем не бывает ветров, колебаний и разделения вещей. Не чувствую тогда веры и дел не вижу, Тебя лишь одного вижу и чувствую. Поистине, Ты не вера моя, Ты - в`идение мое. И Ты - не мое делание, но я - Твое делание. И вновь говорю: не Ты моя вера, а я вера Твоя и Твое доверие.

И говорю празднословящим: кто имеет веру правую в Бога Живаго, тот возлюбил молчание. И кто делает правое дело Божие, тот охотнее молчит. Кто создал веру себе из своего вымысла, тот спорит о вере. И делающий от себя восхваляет дела свои.

У человека веры на душе тишина глубокая, глубже дна морского. Ибо мудрость Божия рождается и обитает в тишине глубокой.

Делатель дела Божия хранит молчание глубокое, глубже молчания металла в недрах горы. Ибо прислушивается он к приказам и исполняет их, и снова прислушивается, и некогда говорить ему.

Говорю в дела верящим: разве молитва моя не делание и изменение себя самого? Не во мне ли весь мир от сотворения и до конца времен, вся нищета и нечистота его? Воистину, несмь без дела: когда обливаюсь потом и слезами в молитве, несу я тяжкий крест милостыни нищим души моей, и врачевания больных ее, и изгнания духов нечистых.

Говорю в веру верящим: разве не пробуждаю я веру в соседях своих добрыми делами, которые творю?

Разве дело мое в мире - не дело песни моей, не псалом спасенного среди неспасенных?

Кто остановит песнь мою в гортани души преисполненной? Кто остановит биение воды в источнике? Бранятся ли русалки из источника с русалками речными: чья вода полезнее? Воистину, не будь источника, и реки бы не было.

Господи мой, не удаляйся от меня, да не умрет душа моя от препирательства праздного. Молчание в присутствии Твоем взращивает душу мою; празднословие в разлуке с Тобой раздирает и превращает ее в лен истрепанный.

Прислушался я в последний раз к перебранкам людским и, махнув рукой, удалился. Се, не спор истинно верующих с истинными делателями дела Твоего. Нет, перебранка рабов маловерных и зловольных. То маловерные препираются с пустословами светскими. То иссякший источник бранится с ручьем пересохшим.

Пока были полны, оба пели одну песнь радости и в радости окликали друг друга.

Сие же перебранка праздноверующего с праздноделающим. Какой союз у меня с ними? Что привязывает меня к ним, кроме жалости, что отпали они от Твоего сияния?

Преисполни храм души моей, Животворящий Д!уше, да ослепну к в`идению гневных лиц бранящихся и оглохну к речам их безумным.

Отошли они от Тебя, Радость моя, потому и ведут разговоры безумные.

Поклоняюсь и молюсь Тебе, привяжи душу мою к Себе тысячами лучей солнечных, да не отойдет от Тебя и не сорвется в пропасть холодную.

84. Премилый мой Господи, удали мя от соблазнителей

С теми, что не просвещают, а ослепляют, что сделаешь с ними, Господи?

Отвращают они детей Твоих от Тебя и преграждают путь им к Мудрости Твоей, ибо говорят: Бог лишь выдумка устаревшая умерших предков ваших. Талисман истертый, что носили они и умерли. Мы же научим вас землю возделывать, тело нежить и добывать золото, что сияет ярче мертвого Господа. Что сделаешь с соблазняющими детей Твоих, Господи?

Ничего Я не сделаю им, ибо сами они все сделали для проклятия семени и племени своего. Воистину, худшую судьбу уготовили себе и народу своему, нежели книжники и саддукеи иудейские. Ибо имели перед собой пример их и не наставились.

В старости услышат звон оружия на пороге своем и будут умирать от голода, облысевшие, с глазами гноящимися, и не посмеют показаться из дверей, чтобы образумить учеников своих. Чем образумить их, если имя Мое стерто с кровожадных сердец их? Что образумит их, если сами их к тому готовили по беспредельной своей глупости, которая идет с каждым, кто не идет со Мной.

Что будет с ними, Господи? Будет с ними хуже, чем с Вавилоном, что в силе своей крови и тельцу златому кланялся и детей своих тому учил.

Сперва глад придет, которого не знал Вавилон. Потом война за хлеб, в которой побеждены будут. За ней резня междоусобная, в которой все города и села сожжены будут. Затем болезни, против которых руки врачей бессильны.

И учителя будут бичами избиваемы и принуждаемы гробовщиками быть учеников своих, от трупов которых все дороги смрадом наполнятся.

С вождями, народ соблазняющими, что с ними сделаешь, Господи? С сеющими раздор в народе ради корысти своей, что сделаешь, Господи? А когда усомнится и восстанет народ, с ускользающими от него, чтобы спокойно поедать добычу, обманом взятую; с обвиняющими противников своих и их же путями идущими, трескотней своей мудрому уста заграждающими, что сделаешь, Господи?

Льстят глупцам и насильникам в погоне за местами первыми. В книгах своих открывают злые дела соплеменников, дабы свои скрыть.

Не учат народ истине, но изо дня в день лгут ему.

Бессильные творить дела праведные, запугивают народ худшей неправедностью былых времен.

Грабят и друзей своих, ибо знают, что недолог век власти их.

Что сделаешь с ними, Господи праведный?

Сделали все сами, Мне нечего делать с ними, кроме как самим себе предоставить. Воистину, не есть им спокойно добычу свою, но потратят ее на поминках ближних своих.

Обнищают, и мыши будут шмыгать сквозь рубахи драные. Будут снится им бунты и восстания обманутых и ограбленных, будут ночами вскакивать в холодном поту и ужасе. Долгой будет их жизнь, чтобы продлилось им наказание.

Увидят пепелище на месте домов своих и побегут из земли своей больные и голодные, не смея назвать имен своих пред людьми.

Увидят иноплеменников в стране своей и у них будут просить корочку хлеба.

И стране их будет горше, чем Риму, ибо имели Рим примером и не восприняли.

Народу, их родившему, горше будет, чем евреям, ибо имели евреев примером и не наставились.

Будут слышать клевету и не посмеют в окно выглянуть.

Будут видеть народ свой, в кандалах ведомый, и за себя дрожать.

Во сне и наяву будут слышать проклятия себе, и затрепещут, и трепетать будут, но не смогут умереть.

Господи великий и страшный, все пути Твои - милость и истина. Что сделаешь со слепыми, соблазненными, обманутыми и ограбленными?

Тех, кто вспомнит имя Мое, и Я вспомню и спасу его.

Жду, что возопиют ко Мне, и отзовусь.

Пока есть вопль на земле, будет эхо на небесах.

Я есмь самый близкий всем и вся. Даю Себя тому, кто желает Меня, отступаю от того, кто не знает Меня. Без Меня мир - прах и пепел. И люди без Меня пепла немощнее.

85. Пребогатый Господи, всели мя в Царство Твое

Где царь, там и царство. Царь без царства не царь, и царство овдовевшее не царство.

Царство Небесное внутрь вас есть, сказал Сын Царя, и радость озарила всех влачившихся среди гробов, уразумевших сие небесное послание.

Мусульманин не верит, что Ты касаешься праха земного. Язычник видит Тебя живущим во прахе. Сын Царя знает царский путь и указует на Тебя во плоти безгрешной. В безгрешную плоть облекся Он и сошел, чтобы тьме земной принести света небесного.

Царю мой, ближе еси мне, чем дыхание мое.

Разве дыхание мое не есть нечто входящее в меня извне и из меня выходящее? Еще до вздоха легких моих был Ты во мне, знал Ты меня еще в чреслах отца моего. И до сотворения мира думал Ты обо мне.

Разве мысли мои не есть лишь отражение внешних предметов, входящие в мой ум, словно нити в станок, и ткутся они, и сходятся они и расходятся и теряются? Предметы вне ума моего, и входят в него не предметы, но лишь их отражения.

Ты - единственная реальность ума моего, с которой и родился он, и прежде всякого отражения Ты был во мне; Ты коснулся меня прежде соприкосновения моего с тварью любой.

С тех пор как услышал благовестие царское, разостлал я душу свою, словно покрывало, для сокровищ драгоценнейших, и в ней Тебя ищу и Царства Твоего. И ни края, ни дна души своей не вижу. И не могу ни достичь высот ее, ни спуститься в глубину недр ее.

Видятся мне лучи сияющие, предвещающие солнце далекое, видятся златые колонны храма, но не вижу самого храма и алтаря его.

Ощущаю благовоние кадил, но не вижу престола Царского.

Чем больше тружусь и вглядываюсь, тем яснее вижу Сокрытого.

Тайны неведомые заключил Ты в меня, Господи сил, и несть числа Твоим воинам. И на каждом из них отблеск сияния Твоего царского.

Безграничность несешь в Себе, Царю мой, и безграничность вносишь в душу мою.

Вечностью облекся еси, яко ризою, Царю мой, и в ризу ту облекаешь и душу мою.

Дух живет, где хочет, и творит Себе где и когда, и независим от творений Своих.

Преизобильный Господи, изумленный чудом смотрю в душу свою. Что за сокровища несметные заключил Ты в сей скудельный сосуд!

Воистину, моя вина, если нищим себя почувствую, моя вина, если смертным почувствую себя.

Стану самоубийцей, если почувствую себя рабом земли и самообольщения земного.

Где Ты - там Царство Небесное; где Царство Небесное - там Ты. Если Царство не войдет в меня, воистину, и мне не войти в Царство.

Царю Бессмертный, вонми гласу моления моего, услышь песнь мою - жертву единственную языка моего.

Благословенно Царство Отца и Сына и Святаго Духа, Трисолнечного живота и блаженства! Аминь.

86. Господи, благослови могилы праведных

Добро пребудет с праведным. Кто станет искать могилу неправедного? На что кому-то могила его? А могилу праведника все ищут, и огораживают и устанавливают памятник. На что им памятник? Се, исповедание того, что праведный и по смерти живет, а неправедный исчезает, словно борозда на воде морской.

Ты еси правда праведника, Живый Боже. Не в законах человеческих правда его, быстро законы пишутся, да лениво исполняются. Каждое дыхание Твое - новый закон праведному, присутствие Твое - правда его.

Великие праведники не имели законов, всеми признанных, и не заботились о законах, на бумаге писанных. От зари утренней чувствует праведник, что пишешь Ты в сердце и в уме его, и читает.

Сотни лгунов и насильников поднимаются на праведного и радуются, когда зажмут рот ему, чтобы молчал. Но призна!ют втайне лгуны и насильники, что, будь по воле их, мир в одночасье разрушится. В одиночечестве, которое кривоумным и кривопутным страшнее Суда Страшного, призна`ют лгуны и насильники, что если еще и сто!ит мир, то сто!ит ради праведных - ради правоумных и правопутных.

Кто праведен, кроме богоносцев? Никто, Господи.

Приносящий Тебя в мир, приносит жизнь в оболочку жизни пустующую, приносит воду в пустые колодцы и песню онемевшим устам.

Словно туча бесплодная без дождя и грома, ветрами поднебесными разносимая, воистину, таков и мир без богоносцев. Весь мир - туча бесплодная, которую богоносец один может сделать тучей истинной, дать ей дождь и гром.

Туча на тучу походит, и человек походит на человека, и мир на мир походит.

Но одна туча - обманчивый и бесплодный дым, другая полна дождя и грома.

Один человек существующий, другой несуществующий, несмотря на сходство их. Один мир есть, другого - нет, несмотря на сходство их.

До того как родился Ты на земле, Господи, земля была тенью призрачной; и все твари земные были тенями призрачными.

Рождение Твое - вхождение грома в тучу бесплодную.

Слова Твои - дождь, тучу тучей делающий.

Чудеса твои из вампиров людей соделали.

Кровь, пот и слезы Твои наполнили пустую тень мира реальностью.

Добро пребудет с праведником. Могилу его всегда искать будут. Ибо могила праведного имеет больше силы жизненной, чем живые, но неправедные. Неправедные - тени тучи бесплодной.

Блажен народ, рождающий праведных!

87. Господи, помоги душе моей вместить Тебя

Богоносцы, вы - соль земли, вы - свет миру. Если и вы обессилете и свет потеряете, пустой скорлупкой жизни мир станет, кожей змеи, которую она оставляет в тернии.

Вы поддерживаете небесный огонь в прахе земном. Если и вы погаснете, мир станет кучей пепла за вратами жизни.

Смертоносцы рассуждают о жизни вашей, ибо своей не имеют.

Клятвопреступники клянутся Богом вашим, ибо своего не имеют.

Лжец оправдывается истиной вашей, ибо своей не имеет.

Неправедный укрывается вашей праведностью, ибо своей не имеет.

Отчаявшийся утешается упованием вашим, ибо своего не имеет.

Мудрецы земные по обочинам ищут мудрости и возвращаются к вашей мудрости, ибо другой не обретают.

Немощные гонят вас, ибо боятся силы вашей, а сами понести не могут.

Боязливые завидуют храбрости вашей, ибо сами не имеют храбрости.

Нет богаче вас, смотрите: все у вас просят, вам же никто ничего дать не может. Нет богаче вас, ибо Бога имеете. Богаты вы, ибо вы богоносцы.

Душа ваша - колыбель Бога Живаго. Сердце ваше - престол Его. Ум ваш - гора Синайская, где Он один, как на скрижалях, пишет и глаголет.

Грядите свободно с Богом в себе; не собьетесь с пути и без ночлега не останетесь. Свободно входите с Ним во врата дня, и день вашим будет. Свободно входите с Ним во врата ночи, и ночь рассеет чудовищ своих и явит свои чудеса.

Не продавайте сокровища своего, ибо мир не имеет, чем заплатить за него.

Не предлагайте мены вселенной, ибо нечего ей дать вам, кроме самой себя. А вся она словно бумага в сравнении с золотом. Сгорит однажды и обратится в пригоршню пепла. Умрет ли? Уже мертва она без духовного сокровища вашего.

Все пространство ее не может вместить сокровища вашего.

Время не может исчислить сокровища вашего.

Мир гонит вас, ибо вы имеете мир, а он не имеет.

Мир завидует вам, ибо вы имеете сокровище, а он не имеет.

Мир боится вас, ибо сила у вас, он же бессилен.

Мир ненавидит вас, ибо вы блаженны, а он несчастен.

Не раздражайтесь на мир и не подливайте масла в огонь. Ибо весь мир горит огнем злобы.

Вы говорите, что одиноки вы? Разве гробы - сообщество вам? Один живой на кладбище менее одинок, чем сами мертвые на кладбище.

Вы говорите, что мало вас? Но зато вооружены вы. А противники ваши - рабы, в цепи закованные.

Без вас мир не имеет жизни. Вы вены, по которым в мир жизнь вливается.

Без вас мир не имеет радости. Вы приносите улыбку в тюрьму каторжную.

Не утучняйте плоть вашу, утучнение ее есть гниение. Не налепляйте грязи на кости ваши, ибо отяжелеют они и душа стеснится.

С ревностью содержите Богомладенца в себе и берегите Его, чтобы не испугался.

Воистину, словно птица, пуглив Он и бежит из ума от единого помысла нечистого, из сердца бежит от единого нечистого желания.

Помните: если Он оставит вас, убежище свое последнее, мир пустой скорлупкой жизни станет, кожей змеи, которую оставляет она в тернии.

88. Господи, помоги мне строить на краеугольном камне Твоем

Воздеваю руки к Тебе, Пастырю мой, но не достигают они Тебя.

Тщетно овца, в овраг угодившая, будет вверх карабкаться: пропадет она, если пастырь за ней не спустится.

Благодать Твоя простирается дальше лучей солнечных. Протяни руку ко мне и изведи из темницы. Один только луч благодати Твоей - и поднимусь на крылья орлиные.

Мучается травинка под камнем, пытаясь вырасти, без света бледная, в поисках света изломанная. Великая радость для меня, смертного, если подниму камень и увижу, как распрямится и зазеленеет она.

Не будет ли радость Твоя больше моей, когда поднимешь Ты камень, которым мир сдавил душу мою, изломанную и бледную?

Тщетно собираю поленья в костер: не обогреть мне душу, если Ты не пошлешь огня небесного.

Тщетно бегу, если сбился с пути: нет пользы в беге.

Весь труд мой и пот - жертва Тебе. Если не изволишь Ты принять ее, буду как покоритель вершины горной, снежной лавиной засыпанный.

Ибо смотришь не на количество трудов, но на жажду сердца.

Чего жаждешь ты, сердце мое? Куда ни посмотрит око, смерть видит; чего ни коснется рука, гроб осязает.

Что бы ни обрел ты, вместе с тем обретаешь и страх потерять обретенное.

Что бы ни полюбил ты, исполняешься скорбью утраты.

Мысли мои немирные, толпитесь вы в уме, словно на базаре пьяные, и падаете и умираете, как кузнечики на дороге. Умрет все, что было вашим источником, и все вы исчезнете по смерти моей, кроме одной, что связала себя с Бессмертным и Неумирающим.

Воистину, войдя в меня, в могилу вошли вы, и сами, как могильщики, могилу мне роете.

Но когда вострубит Ангел в душе моей в трубу многоствольную и возвестит приход Сына Божия, тогда все тленные желания сердца и все мысли тленные отделятся и ошуюю встанут и очистится нива сердца и ума.

И Сын Божий ступит на ниву Свою и исправит ее и засыплет могилы, мыслями тленными, словно кротами, разрытые. И омоет меня Сын Божий, и очистит, и миропомажет. Не на смерть, а на жизнь.

Сам я, Господи, воздвиг стену каменную между мной и благодатью Твоей и не смею за стену выглянуть, ибо Ты словно ветер грозный.

Понастроил я в душе своей избушек и домиков и боюсь, что разрушишь Ты их. И Ты разрушаешь, но затем, чтоб бездомным я стал, а чтобы в палаты меня ввести, что просторней и светлей, чем вселенная вся.

Отвергли люди краеугольный камень Твой, ибо слишком велик для их построек ничтожных. Отвергли его строители безумные, не зная, что построить на нем. Не могли догадаться, умом медлительные, что Ты - строитель единственный и вся работа их - не мешать Тебе созидать.

Слишком велик краеугольник Твой, и колоссы великие обходят его, говоря: "Если начнем на нем строить, когда завершим?".

Несчастные, как смерть отвращает их от всякого благого начинания! Как принуждает сооружать постройки однодневные!

Подай мне благодать Твою, что проникает глубже лучей солнечных, чтобы осмелился встать я на камень отвергнутый.

Се, Ты еси благодать, склонись и восстави меня.

Отгони от меня временное и тленное, и буду я созидать с Тобой то, что земные колоссы созидать не смеют.

89. Господи, не дай мне стать тенью осиновой

Пророчествовал Сын Божий о храме Иерусалимском: разве неверно пророчествовал? Остался ли камень на камне и входят ли ныне в него молящиеся? Разве неверно пророчествовал?

Вложил народ всю душу свою в стены храма и остался сам пуст. Кто душу свою доверит камню на хранение и больше не печется о ней, тот колеблем будет, как тень осиновая.

Воздвигли мы храм Господу, говорят они, и заплатили долг свой. Отныне мы должники лишь самим себе. Воздали мы Богу Божие, а теперь воздадим себе должное.

Несчастные, зачем Господу храм, если вам не нужен? Для чего он Тому, Которому в песчинке нетесно и не слишком просторно во вселенной звездной? Разве могут бездомные дом Учителю всех зодчих выстроить?

Научил Зодчий предков ваших, для того чтобы вас научили воздвигать храмы Ему, ибо вам, а не Ему потребны они.

Ему воздвигая, вы Им из самих себя строите. Ибо ничего не может прах для Него без Него сделать.

Строя Ему храмы лучшие, вы показываете пример душе, что надлежит ей в себе выстроить.

Строя Ему лучшее, чем телу своему, вы душе пример подаете, чтобы и она строила себе обитель крепче, светлей и возвышенней, чем тело ее.

Великолепные храмы Ему возводите, дабы напомнить душе, что и она для палат царских предназначена, а не для глинобитных мазанок.

Не Ему дом возводите, но образ душе своей, и книгу ее пишете в память ей.

Господь милостив, и нисходит Он в храмы каменные, вами выстроенные, чтобы с душами вашими встретиться.

Несчастные, что будет с вашими храмами, если не прозреют души и примера не послушают? Если купола храмов выше душ вознесутся? Если в храмах будет просторнее, чем в душах ваших? Что будет с храмами вашими?

Если свечи в храмах каменных будут светлее мыслей ваших? Если ладан и смирна будут благоуханнее сердец ваших? Что будет с храмами вашими?

Если алтари храмов будут более святы, чем святыни душ ваших? Если богатство литургии будет больше богатства душ ваших? Если эхо молитв в храмах найдет больше отклика в стенах каменных, чем в душах ваших? Что будет с храмами вашими?

Станут они идолами каменными на могилах душ ваших. И когда станут ими, тогда не будут уже примером строительства духовного и обратятся в гордыню; тогда, воистину, не останется камня на камне от них. И вы, несчастные, скитаться будете, как тени храмы возводивших и, для чего возводят, знавших; уподобитесь игре тени осиновой, ветром колеблемой.

90. Премилосердый Господи, не дай мне упасть

Соблазнятся многие о Сыне Твоем и падут, о Господи вечный и благословенный всеми коленами земными.

Князья с разбойниками против Христа объединятся, священники - со лжесвидетелями, и мудрецы - с безумцами.

Как величествен Он в одиночестве Своем и чистоте пути Своего!

Законники, веками закон Божий толковавшие, восстали ныне, не осудить - убить Сына Божия.

Старейшины, на поясах и воскрыльях письмена закона горы Синайской носящие, растеряли тысячелетний опыт упражнения в справедливости и волками на Человека мира и добра бросились, чтобы растерзать Его.

Торговцы торговлю свою оставили и ножи приготовили, чтобы убить Его.

Старцы, сединами убеленные и знамениями чудес Божиих над народом избранным вознесенные, но с душами опустевшими, хромают от очагов своих, чтобы убийцам помочь.

Юноши, старцами на злодейство ободренные, на убийство вышли с камнями и палками, прежде чем сесть им за пасху и восславить Господа.

Поднялись и женщины кровь пролить и повели чад своих, чтобы помогли им в деле всенародном.

Палачи и насильники, белым днем боязливо вдоль домов крадущиеся, ныне стали вождями вождей и князьями князей.

К убийцам, в темнице томящимся, день свободы пришел, ибо нужны стали народу, чтобы научили ремеслу своему убийственному.

Все в город пришедшие небу поклониться и Бога взыскать отвернулись от храма и с ближними своими спешат искать крови Праведника.

Священники храм оставили, устремившись с ножами жертвенными спасать от Бога народ.

Хромые и слепые тянут костыли свои - оружие свое единственное, чтобы помочь в убийстве Исцелителя.

Восстал единодушно, как трава, народ грешников и ищет убить Сына Божия. И ножом, которым на Бога замахивается, себе в сердце ударяет.

Не дай мне пасть, всеблагий Господи!

Отверзи мне очи духовные, да узрю судьбы грешников, да не подвигнется нога моя вслед тех, кто восстал на Тебя.

Да не подниму на Тебя камня и себя навеки не убью.

Не дай мне пасть, всеблагий Господи!
  • Добавил(а): Яшма
  • Просмотров: 496
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]