Новый настоятель старого храма
22.09.2013


— …Что такое Архангельск? Великий русский северный город. Много всего было в его истории: и славы, и беды… По Архангельску в советские годы прошла мощная разрушительная машина: если в других городах России храмы отдавали под склады, мастерские и т.д., то в Архангельске их попросту сносили! Из десятков древних церквей оставили всего две! И вот представьте себе: начало 30-х годов, площадь перед Ильинским собором, — а на ней рядами стоят ссыльные священнослужители и просят милостыню у народа… Здесь был пересыльный пункт, отсюда их развозили по лагерям — на Соловки, в Коми, в Карелию. Однажды зимой привезли партию монахов, разместили их на ночь в бывшей богадельне, а топить печи не стали: зачем ссыльным излишний комфорт?.. А зимы у нас суровые — до утра ни один из монахов не дожил…

Так начал свой рассказ протоиерей Роман Ковальский, новый настоятель Спасо-Парголовского храма — церкви любимой и почитаемой православными петербуржцами. Молодой энергичный батюшка, отец Роман прибыл в Санкт-Петербургскую епархию из Архангельска, где настоятельствовал сперва в построенном им храме св.блж. Ксении Петербургской, а потом — и в кафедральном Михаило-Архангельском соборе, который возводился также под его руководством. В Петербурге он некоторое время служил в храме св.мц. Татианы — и вот Спасо-Парголовский храм… Но пока мы продолжаем разговор об Архангельске.

— Храм блаженной матушки Ксении Петербургской мы строили на окраине Архангельска, на острове Маймакса, в рабочем районе, сплошь заставленном лесозаводами. Но это были жуткие 90-е годы, и заводы по большей части бездействовали, район был наполнен безработными, преступниками, пьяницами… Народ спивался, и мне говорили, что здесь даже среди школьников есть алкоголики, среди учеников начальных классов!.. Но вот мы взялись за строительство — и народ понемногу потянулся к храму. К счастью, нам удалось завязать дружбу с директором местной школы — женщиной умной и сильной душою. Организовали большую воскресную школу — одних только преподавателей было 16 человек, устроили свой детский театр, детский хор, который пел и на службах, детский трудовой лагерь, множество кружков, выпускали собственную восьмиполосную газету…

— А сильно отличаются архангельские православные люди от наших, петербургских?

— Есть свои отличия… Архангелогородцы — люди спокойные, неторопливые, это и на богослужениях заметно: в храме тишина, покой, прихожане если и поют, то негромко, вдумчиво… Они долго присматриваются к церкви, к батюшке — но зато если уж примут тебя душой, то накрепко, навсегда. Хорошие люди, добрые, жаждущие света, хотя, как выражался архангельский владыка епископ Тихон, «люди северные — слегка подзамороженные»… Здешние православные чем от них отличаются? В первую очередь — просвещённостью: все читают духовную литературу, многое знают, многое понимают без объяснений. Когда я служил ещё в храме мц. Татианы, поразился: прихожане тут поют все песнопения, на канон приходят с книжечками. Это, конечно, радует: жизнь здесь более насыщенная, столичная.

— Вы ведь, батюшка, учились в Санкт-Петербургской семинарии, так что наш город вам совсем не чужой… А приходилось ли вам в те годы бывать с Спасо-Парголовском храме?

— Только один раз… Но это был знаменательный день: день отпевания его настоятеля, любимого народом батюшки, о.Василия Лесняка… Кстати, направление в семинарию я получил от владыки Петрозаводского Мануила, духовного чада о.Василия.

— О. Василий Лесняк, о. Михаил Сечейко — это были знаковые фигуры для нашей епархии. Да и сам по себе Спасо-Парголовский храм несёт особую благодать…

— Да, храм поразительно мощный духовно, намоленный поколениями православных… Вы сами знаете: любое новое назначение, вживание в новый коллектив — это большая моральная нагрузка, а в таком храме и требования к настоятелю особые. Но «Господь крепость людям своим даст», — а люди здесь замечательные: добрые, работящие, знающие своё дело. В сущности, менять на приходе ничего не надо, но нужно мудро, по-пастырски, ничего не нарушая, продолжать прежнюю линию служения: духовное образование, работу с молодёжью, медицинскую службу… Однако работы мне хватит: надо строить приходской дом, вести обширную переписку с чиновниками, — да мало ли забот!..

— Вы потомственный священник?

— Да. Мой отец, протоиерей Иоанн Ковальский, — настоятель Всесвятского храма в посёлке Красное на Волге, — это Костромская епархия. Там, на Волге, прошло моё детство. Это были советские времена, и нам, детям священника, конечно, доводилось испытывать некоторые трудности, — но только в общении с учителями, а не с товарищами. Моим друзьям было важно не то, кто твой отец — священник или коммунист, — а каков ты сам по себе: готов ли прийти на помощь другу, надёжно ли твоё слово, не доносчик ли ты…

— Вы строгий настоятель? Или мягкосердечный?

— Об этом пусть вам окружающие скажут — священники, прихожане… Думаю, так или иначе, а Господь призывает меня к совершенству, которое в первую очередь включает в себя сознание собственной греховности. И когда ты её осознаешь, то в дом Божий войдёшь уже не как фарисей, а как мытарь. Один человек сказал: «Нужно видеть в мире только одного грешника — себя, а всех вокруг — праведниками, а не наоборот». Вот этим и будем руководствоваться.

Вопросы задавал Алексей Максимов

  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 1361
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]