О работе над собой в посту
20.04.2016

Христианин перед постом, как полководец прежде сражения продумывает его план до мельчайших подробностей — а если не продумывает, то терпит чаще всего поражение.

Прожив большую часть поста, должно проанализировать его, выявить все свои греховные недочёты и упущения, а затем важно скорректировать себя на оставшееся время Великого поста и встречу ПАСХИ.

Это должно выглядеть примерно так:

1) «Я мало и плохо молюсь». Иногда я, оправдывая себя усталостью и тем, что у меня нет времени, читаю „Серафимово правило", иногда просто опускаю утренние и вечерние молитвы, иногда же — прочитываю их наскоро и без внимания и сердечного участия. Но при этом у меня остаются силы и время посмотреть телевизор, узнать больше о политических событиях в мире, поболтать с кем-то совершенно ни о чем по телефону, почитать новости, духовно-пустую литературу, бесцельно попутешествовать по интернету.

То есть мало и плохо я молюсь, прежде всего, потому, что живу в самоугождении и пресыщении (- пищей и разного рода информацией; а это всё от моего самолюбия, сластолюбия, миролюбия и сребролюбия), а по отношению к духовной жизни своей души - довольно несобранно, рассеянно, расслабленно и беспечно.

Значит, постом (в оставшееся время Великого поста) я все изменю:


а) Правило не буду опускать и сокращать в течении поста; молиться буду собранно, больше чем до поста, с преобладанием покаянных молитвословий.

б) Стану внимательней следить за тем, на что и зачем я трачу свое драгоценное время, которого постоянно „не хватает".

в) Буду строже блюсти временной режим дня, дел в течении его, не теряя духовно-трезвенного настроя.

2) Я плохо готовлюсь к исповеди и не качественно исповедуюсь.

К исповеди подхожу формально, без глубокой, предварительной работы над собой в уединении. Вспоминаю те грехи, которые „скорее всего, были", нет — „точно были"… И каюсь в них холодно, без участия сердца и без решимости оставить грех, то в чём каюсь, более не грешить.

Я не внимаю себе, не прислушиваюсь как должно к тихому голосу своей совести, ни испытываю себя по-настоящему, ни перед исповедью, ни в какое иное время.

Значит, больше ни разу не засну, не разобравшись:

а) что сделал за день дурного, не уяснив — почему я сделал то или иное дурное дело, высказал оскорбление, кого-то унизил, обвинил, высокомерно надсмеялся, проявил гнев, поссорился.

б) Не засну, искренне сокрушаясь о своих беззакониях, не оплакав, этих поступков, от Бога меня отдаляющих, не испросив за них в молитве прощения.

в) Не засну, пока не вскрою в себе причин моей неисправности и не настрою себя на более ответственную жизнь в борьбе с грехом.

3) Я постоянно кого-то осуждаю.

Много говорю, не слежу за своими словами, не думаю — кому говорю, зачем, и в моих речах постоянно прорывается осуждение, причем не только тогда, когда я действительно на кого-то негодую, а и просто так — походя, бездумно и безрассудно, заодно.

Значит, с первого дня поста буду говорить меньше, буду сдержанней в словах, храня себя от многословия. Т.к. свв. отцы говорят: «Кто многоречив, тот и многогрешен…»

а) буду обдумывать, что и как сказать, чтоб не нагрешить, постараюсь ни о ком вообще, без крайней необходимости не судить…»

Этот «план», точнее набросок его можно было бы и дальше разворачивать, сделать его подробней, шире. Но принцип и так ясен. Только важно еще обязательно в течение поста, особенно продолжительного, как Великий, несколько раз так же вот садиться и обдумывать: а точно ли я этот план выполняю, не отступил ли я от него, не утратил ли ревность? И подправлять то, что было неисправно или упущено, так и не воплотилось…

Есть, наряду с приведенными выше примерами немощей человеческих, вещи, с которыми мы не можем справиться очень долго и которые, между тем, тяготят нашу душу и не дают идти за Христом, заставляют топтаться на месте или даже прочь от Бога гонят. Это могут быть разные привычки — от курения до пристрастия к алкоголю, разные грехи — от сквернословия до супружеской измены. Разные… Однако общее в них одно: они связали душу человека невидимыми, но прочными путами, и он никак не может высвободиться, вырваться из них. И пост — лучшее время для богоугодного побега из этого плена.

Определить для себя перед началом духовного сражения этого главного, лишающего свободы врага, понять, как и чем он связал нас, что лишает нас сил для спасительного «рывка».

Понять, чего, а правильнее — Кого, лишает нас этот враг. Испугаться и начать борьбу — всерьез, без отлагательств, отступлений и поблажений себе, без всяких самооправданий. А самое главное — на всем протяжении времени подвига, времени поста молиться с поклонами, с сокрушением сердечным о том, чтобы даровал Господь решимость порвать с пристрастием, грехом, ту решимость, которой нам так не достает, без которой мы бессильно стелемся (как пресмыкающиеся) по земле, неспособные устремиться к родному для нас небу.

И, конечно, есть много такого, что мы в себе не замечаем, что вредит нашей душе извне или, наоборот, живет в ней и так же отдаляет от Бога. И опять — надо молиться и просить, чтобы Господь показал нам это — и внешнее, и внутреннее — зло, чтобы успели мы его возненавидеть и удалиться либо очиститься от него. А по молитве — следить за тем, что будет с нами постом происходить, потому что показывает нам Господь то, что снаружи, и то, что внутри, как правило, через различные искушения, открывающее одно и другое.

Вот примерно так я думаю о проведении поста, о возможной от него пользе. Только, конечно, очень важно понять сказанное тут о «смене ритма», о «чередовании большего и меньшего напряжения» правильно.

Во – первых, сами выражения эти несовершенны, как и вообще несовершенны оказываются слова, призванные отразить ту или иную духовную реальность.

А во-вторых, «смена» и «чередование», будучи необходимы, не означают, что после поста можно расслабиться и благополучно свести на нет все то, чего за время его с помощью Божией удалось достичь. А потом, когда придет пора очередного поста, все снова начинать с нуля или даже отметки существенно ниже его.

Нет, просто пост должен становиться временем определенного напряжения наших сил для подъема на новую высоту. А дальше, уже без такого напряжения, на этой высоте надо продолжать жить. И готовиться к новому посту и новому подъему — пусть крошечному, почти незаметному, но восхождению, (иначе - отпадение), однако для нас самих очевидному. Так должно быть в идеале. И очень часто так не получается. И все же должно быть…

По статье Игумена Нектария (Морозова)

  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 559
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]