Два пекаря (вторая притча про авву Артемона)
Наталия Климова   05.04.2015

Пришел как-то в монастырь к авве Артемону молодой послушник по имени Варух. Благословил его старец трудиться в пекарне вместе с опытным иноком Наумом. Шло время, но как ни старался юноша, ничего у него не получалось: то тесто выходило не таким, как должно, то пригорали лепешки, то оставались сырыми внутри… Плакал Варух целую неделю, а потом решился идти к наставнику и просить другое послушание:

— Не могу так больше! — печалился юноша. — Все делаю, как Наум велит, а еда все равно непригодной оказывается!

— А ты стараешься? — спросил авва Артемон.

— Еще как стараюсь! — ответил послушник. — И Бога в помощники призываю, а ничего не меняется.

— Вот и хорошо! Трудись дальше, — улыбнулся старец.

Делать нечего, вернулся Варух в пекарню и, помолившись, снова принялся за работу. Так прошло еще несколько недель. Наконец, даже Наум увидел, что не научиться молодому послушнику печь лепешки так, как он, и возгордился:

— Что же, авва не захотел дать тебе другого послушания?

— Не знаю, брат, — вздохнул Варух, — может быть, он думает, что однажды у меня получится…

— Нет. Не получится, — заверил его Наум. — Поверь мне, я пеку лепешки вот уже тридцать лет. Если сразу работа не пошла, то ничего доброго из тебя уже не выйдет! Уж я-то знаю, о чем говорю, — сам вырос в семье пекарей и владею этим ремеслом лучше других!

Опечалился юноша пуще прежнего, но второй раз идти к старцу не дерзнул, а решил усилить старания и молитву.

На следующее утро, когда братия приступила к трапезе, Наум не смог сдержать тщеславия и сказал:

— Авва, как тебе кажется, чей хлеб лучше: мой или Варуха?

Старец потер руки и радостно воскликнул:

— Это я мигом определю!

Потом он указал рукой на пригоревший кусок и, почесав бороду, произнес:

— Вот этот очень хорош! Я чувствую, как он благоухает смирением, усердием, слезами и надеждой…

Братия притихла, а молодой послушник зарделся от счастья.

— А этот, — продолжил старец, взглянув на идеально ровный и румяный хлеб, — пропитан равнодушием и гордыней.

Раскаялся старый монах, услышав обличение наставника, и горько заплакал. Тем временем авва Артемон невозмутимо принялся за трапезу, взяв хлеб с подноса Наума.

— Отче, подать ли нам к столу то, что приготовил Варух? — прошептал один из монахов, со страхом глядя на черные неровные куски, лежащие на блюде.

— Зачем же мне заставлять вас угольками питаться? Хлеб-то хорош, да только сгорел! — беззвучно засмеялся старец.

Наум же, глядя, с каким аппетитом авва Артемон ест его хлеб, немного ободрился, а Варух, несмотря на похвалу дорогого наставника, понял, что трудиться ему предстоит еще очень долго.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]