Простые радости
Ольга Рожнёва   06.10.2014


Маленькие дела

Светлана в коллективе пользовалась уважением: трудолюбивая, энергичная, неунывающая.

Три сына – школьники, учатся хорошо, всегда чистые, ухоженные. В селе уже почти никто коров не держит, а у неё – корова Зорька. Отец, которого все зовут просто Ерофеич, тоже всегда досмотрен.

– И когда ты, Светлана, всё успеваешь?! Корова – это такие труды…

– А лениться меньше нужно! И потом – какие с коровой труды?! Подоил, пастись выгнал – вот и вся работа! Эх, пуганые вы вороны! Начатое дело – половина сделанного! Глаза страшат – а руки делают!

– Да… Это ты правильно говоришь… А мы вот обленились, видимо… Неужели совсем нетрудно? А трое сынишек?

– А что?! Накормить – что одного, что трех: одинаково готовить нужно! Дела-то всё маленькие: простирнул да сварил… Какие там дела-то?! С отцом мне трудно – вот это да… Старый стал мой Ерофеич, раньше быстро делал, быстро соображал, а сейчас пока дотумкает – не дождешься…

– Да… Еще отец старый на тебе…

Повздыхают, посочувствуют.

А Ерофеич, невысокий, плотный, улыбчивый мужичок-боровичок, и правда, раньше был побойчее. Надвинет кепку на лысину и – вперед: на рыбалку, на родительское собрание в школу к внукам, в магазин. Всем улыбнется, со всеми поздоровается, пошутит – любили в селе Ерофеича.

– Хорошо тебе, Ерофеич, за дочкой-то живется! Повезло тебе со Светкой – вон она какая деловая!

Ерофеич радостно улыбается:

– Да, слава Богу, повезло!

А теперь еле ходит старик. Выйдет кое-как из дому, до магазина за хлебом дойдет и назад еле плетется. Сядет на завалинку, дышит тяжело, пот с лысины стирает, и сил на улыбку почти нет.

Летом не стало Ерофеича.

И к осени всё хозяйство Светланы дало трещину. Оказалось, что маленькие дела – они, конечно, маленькие, незаметные. Но это только пока делал их папа.

Оказалось, что с коровой всё не так просто обстоит: ей свеклу нужно сварить, ведра три воды принести, сена плетушку подбросить, хлев утром и вечером почистить. А также: калитку открыть и выгнать корову к пастуху, а потом встретить.

А еще оказалось, что с сыновьями тоже дед большей частью занимался. Он просто им супчику немудреного сварит. Просто носки на батарею положит. Просто на лавочке посидит и присмотрит, чтобы на улице не заигрались, не подрались.

Дела-то, они маленькие были. А теперь – холодно, грязно, мальчишки за компьютером сидят целый день голодные, и уроки не сделаны.

Через пару месяцев Светлана отказалась от коровы, через год за нехваткой времени забросила огород.

– Света, ты ж говорила: «Какие с коровой труды!»

– Чужие труды – они плохо видны, девочки… А что папа для меня значил – я поняла, только когда его потеряла…

Танцор диско

Лена замуж вышла за самого красивого парня в округе. Смотрели фильм «Танцор диско»? Так вот ее муж был прямо как этот танцор. Высокий стройный брюнет. Красивый – глаз не отвести. Правда, еще до свадьбы любил выпить. И что?! Должны быть у человека хоть какие-то недостатки или нет?!

В общем, вышла замуж. Неделю прожили – лучше не бывает. Через неделю приходит с работы домой – кухня загажена, туалет – еще хуже, телевизор – на полу. В прихожей – лужа.

– Мама, – сквозь слезы, – что делать?!

– Как это что делать?! Бери тряпку – и вперед!

Надолго ее не хватило, через полгода тряпочные подвиги завершились разводом.

Через два года Лена снова вышла замуж. Дама она высокая, красивая, танцор диско ей был под стать. А вот второй муж, Лешка, – дробненький, маленький; жена каблуки наденет – он на полголовы ниже.

Подружки подшучивали. А через год завидовать стали: дробненький оказался примерным семьянином и прекрасным мужем. Лешка на работу, Лешка в магазин, Лешка с ребенком гулять.

– Не в красоте счастье, – улыбается Лена.

– Прописные истины, – парируют подруги.

Прописные-то, конечно, прописные, только почему они так часто забываются?!

Простые радости

Свекровь Лены, Татьяна Ивановна, родилась в бедной семье. Окончила школу и сказала родителям:

– Как мне надоело ходить на все праздники в одной и той же старой розовой кофточке! Я не стану в нищете жить!

Пошла на завод, на сварке точечной учеником попрактиковалась, стала работать, получила первую приличную зарплату. Купила блузку – рукав фонариком, сшила плиссированную юбку, первый раз в жизни подстриглась в парикмахерской. Собралась на танцы.

Вечером надевает свою юбку плиссированную, блузку – смотрит: а у нее все руки в ожогах от искр сварки. Сняла она новую блузку, достала старую розовую кофточку, и что-то настроение у нее пропало в клуб идти.

Собрала учебники, занималась по вечерам, летом поехала в Москву, поступила в финансово-экономический институт. Окончила, вернулась домой, через несколько лет стала заместителем директора завода по сбыту.

Пять лет прожила в Москве, такие парни вокруг нее ходили, а она за своего, родного, заводского водителя замуж вышла.

Жизнь летит быстро. Всего у них в достатке: машина, шуба норковая, квартира просторная. Не заметили, как состарились.

Сядут вечером у телевизора и – любимая тема: когда лучше жизнь была – раньше или теперь?

Вася, муж, басит:

– Сейчас лучше – в магазинах всё есть!

А Татьяна ему в ответ:

– Ага, есть! Колбаса без мяса, молоко без молока! Одежда одноразовая! Вон мамкин пылесос «Вихрь» стоит – ему сорок лет – всё еще работает! А сейчас?! Мне про наш новый пылесос, знаешь, что сказали?! «Что вы хотите – ему уже три года!»

Вася возражает:

– Зато сейчас свобода, а раньше по телевизору только генерального секретаря и целовали!

В общем, спорят они, спорят – никак к согласию не придут. Только в одном согласны: раньше люди умели радоваться.

– Я раньше так радовалась юбке плиссированной, как сейчас шубе норковой не радуюсь! Платье новое сошьешь – радуешься! А сейчас: платье – не платье, еда – не еда!

И Вася соглашается:

– Да… Я пришел из армии – как все радовались! Столы прямо на улице накрывали, вся улица пела и плясала! И столы-то такие незамысловатые… А сейчас придет человек из армии – никто особенно и не радуется… Разучились мы радоваться…

Вот и спорить больше не о чем… Татьяне надоело телевизор смотреть. Чем заняться? Полезла на антресоли – старые вещи разбирать.

– Ой, Вася, смотри: кофта моя старая, розовая! Неужели налезет?! Васенька, налезла!

– Ах, Танюшка, какая ты у меня красавица… Как была красавица, так и теперь… И розовый цвет тебе так к лицу!

Зарделась, засмущалась и помолодела, похорошела враз – как в юности. Обнял, прижал к сердцу:

– Как я рад, что ты со мной, любимая!

– И я рада, Васенька!

Вот такие они, наши простые радости…
  • Добавил(а): Яшма
  • Просмотров: 694
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]