Рождественская сказка. Рассказ старой Эльзы
Татьяна Сумарокова   20.12.2015

2.
Очутившись на улочках старого Таллинна, казалось,что мы попали в Рождественскую сказку придуманную взрослыми, для таких же взрослых, ибо каждый из нас, независимо от возраста в душе все-таки остается ребенком.
В Старом городе на окнах, горели огни и свечи. Зимние базары, витрины переливались огнями гирлянд, воздух был наполнен ароматами имбирных пряников , меда, корицы, горячего вина, кофе, жареного арахиса и миндаля.
Казалось, будто мощные городские башни, хмуро и величественно наблюдали за нами, а маленькие узкие улочки привлекая своей красотой говорили нам: — "Добро пожаловать в сказку!"

— Ну, и зима в этом году!

— Сугробы в рост человека,я давно не припоминаю в Таллинне! - призналась Эльза.

Ратушная площадь встречала нас запахом елки, глёга, ароматных колбасок. Рождественская ярмарка расположившаяся на площади, удивляла кучей сувениров на любой вкус, множеством керамики, стекла, вязаных вещей... Торжественная музыка, будоражила фантазию,словно окуная в прошлые века. Праздничный дух царил в атмосфере, на лицах сияла неподдельная радость.

Какое-то время мы шли молча, с любопытством рассматривая все, что попадалось на глаза.
Эльза, хорошо знала историю и традиции своего народа и, я попросила её рассказать мне об этом.

— Длинная история, долго рассказывать! — на какое-то время она задумалась, затем продолжила:
— Но, кое что могу тебе рассказать!
— Знаешь, этот город подобен старому сундуку, который хранит множество тайн и легенд!
Эти крепостные стены, сторожевые башни, эти узкие улочки, помнят мно-о-гое...

Когда-то, давным-давно Ратушная площадь была сердцем города Ревель , здесь был рынок на площади проводились городские праздники и казнь воров, казнокрадов, за сквернословие и сплетни тоже наказывали, секли розгами или привязывали к позорному столбу.

— Хорошие времена были, и хорошие законы!

— Во-о-н там, на ратуше видишь, флюгер «Старый Тоомас» (Vana Toomas), — она гордо смотрела в сторону высокой ратуши.
Он является главным флюгером нашей маленькой Эстонии.

У здания ратуши мы остановились.Закинув голову, я долго рассматривала «Старого Тоомаса».

— Эльза, а почему этот флюгер выполнен в виде забавного усача-знаменосца, и почему он носит именно это имя?

Она какое-то время стояла молча, как будто советуясь сама с собой, затем продолжила :

— Ну, хорошо! Я тебе расскажу, слушай! :

— Когда-то в Старом рыбном порту жила бедная вдова-рыбачка, чьей единственной радостью был сын Тоомас.

В голосе Эльзы, чувствовались тёплые, душевные нотки.

— Как и все мальчишки, он усердно упражнялся в стрельбе из лука. Тоомас был лучшим стрелком среди сверстников, позднее и среди воинов. Вскоре предложили ему поступить учеником в городскую стражу. Маленький Тоомас с годами подрос, принял участие в боях. За храбрость он получил звание знаменосца. Все звали его в городе Старым Тоомасом, а так как он носил длинные усы и был одет так же, как фигурка воина на флюгере ратуши, горожане прозвали флюгер его именем. Старым Тоомасом, он и по сей день охраняет наш город.

— Видишь, во-о-н в том углу Ратушной площади аптеку?, — она указала рукой в сторону средневекового домика, с зарешёченными окнами и черепичной крышей.

- Эта аптека — самая старая в мире!
— Именно в этой аптеке, по рассказам старожилов, изобрели марципан.
— Знаешь я слышала, что один молодой подмастерье готовил лекарство, но, совершенно случайно, по ошибке вместо целебного снадобья получил эту аппетитную сладость.
— Аптекари в то время, славились изготовлением различных целебных снадобий, — на её лице сияла улыбка.
— Например — от боли в желудке, продавались молотые собачьи какашки.
— А , для придания волосам шелковистости и мягкости, знатные дамы, покупали перемолотых высушенных ёжиков.
— Подумать только! — Эльза, расхохоталась...
— А, самым лучшим лекарством было средство от неразделенной любви – сладкий марципан.
— Говорят, в аптеке Бурхардта лечился царь Петр I.
— Сюда приходили за советом, духовной помощью, общением и просто узнать городские новости.

- Это город — доблестных рыцарей и купцов, монахов и аптекарей, девушек-хохотушек и строгих дам.
В древние времена здесь кипела иная жизнь!

Старческий,слегка хрипловатый голос Эльзы, придавал рассказу особый оттенок, напоминающий волшебную сказку, которую хотелось слушать и слушать...

— Таллинн делился на Верхний город, в котором проживали вельможи и аристократы, и Нижний город, в котором находился простой люд, ремесленники, сапожники, шапошники, кузнецы.
— Эти две части города соединяют две улицы Длинная нога (Pikk jalg ) и Короткая нога (Lyhike jalg )
— Длинная нога ведёт в замок Тоомпеа. По ней ездили аристократы.
— Короткая нога предназначена для пешеходов, она узкая извилистая вдоль старых домов.
Раньше ворота в надвратных башнях Длинной и Короткой Ноги на ночь закрывались, и попасть из одной части города в другую было невозможно. — Поясняла Эльза.

Плутая по брусчатке средневекового Таллинна, мы направлялись в сторону Вышгорода, у меня было ощущение будто бы я оторвалась от всего мира, и провалилась во времени.
Между тем, погода начинала портится, поднималась метель.Ветер усиливался с каждой минутой, снежные хлопья сыпались всё гуще и гуще.
Колючий ветер, казалось продувал нас насквозь. Спасаясь от холода, Эльза, куталась в шарф и перчатки.

— Раньше не было телевидения и интернета,- продолжала свой рассказ добродушная эстонка: — Люди были как дети и верили всему на свете, особенно преданиям и легендам. На улице Lyhike jalg (Короткая нога) до сих пор, частенько появляются привидения. Здесь есть дома, где до сих пор показываются призраки.

— Дурную славу приобрел особняк на Вышгороде, принадлежащий когда-то семейству фон Бреверн.

— Я не буду тебе рассказывать эти ужасные истории. — Пойдём-ка лучше во-о-н в то кафе, погреемся, отдохнём . — Старая я,устаю быстро. Oна указала на дверь одного из уютных домиков, похожего на пряничный.
Маленькое кафе оформленное в средневековом стиле, освещали старинные лампы и свечи. Стены были сложенные из камня. Под сводами зала в полумраке виднелись мощные потолочные балки. Через небольшие решетчатыми окна лился тусклый свет. В старом кафе было таинственно и романтично.
Мы расположились за столом у стены. Добродушные хозяева встретили нас тёплой улыбкой и горячим рождественским вином.
Нас окружала атмосфера умиротворения, оригинальности и спокойствия.
Еда была с запоминающимся душевным вкусом, а уютная обстановка, располагала к приятным беседам.

Мило беседуя, мы делились самым сокровенным.
Я, рассказывала Эльзе, о том, как в детстве встречала Новый год, а она в свою очередь делилась своими воспоминаниями о праздновании рождества в Эстонии.

— Знаешь, мы, Эстонцы верим в магическую силу сочельника, поэтому ведём себя тихо.
— Помню как в детстве с приходом, святок в день св. Тоомаса /Фомы/ — 21 декабря, начинали делать предпраздничную уборку, украшали дом. С отцом ходили в лес за ёлкой, потом украшали её открытками, вязаными носками, поделками из соломы. Мама готовила праздничную еду: кровяные колбаски, свиное жаркое, холодец, тушёную капусту и, конечно же, пекли вкусный рождественский хлеб. Отец варил пиво. Домашним животным давали овёс и хлеб.
К этому дню родители старались закончить все хозяйственные работы.
В рождественский сочельник, 24 декабря, всей семьёй посещали церковь. За Рождественский стол садились с молитвой. Стол всегда был богатым, садились несколько раз, чтобы еды всегда было вдоволь. На ночь еду со стола не убирали, а оставляли для “душ”, которые придут домой. Рождество — семейный праздник, его отмечали в узком кругу. В гости начинали ходить только на второй день Рождества.

В её голосе слышались нотки грусти.

Какое-то время в маленьком кафе стояла тишина, при которой яснее слышалась за окном бушующая метель. Ветер завывал, постукивая колючим снегом в окна.
Я почему-то вспомнила сказку «Снежная королева», мне казалось, что она вот-вот заглянет в окно!
Эльза, волновалась,что скоро стемнеет, и в такую погоду по узким улочка будет трудно возвращаться назад.
Поблагодарив радушных хозяев за гостеприимство, мы направились на смотровую площадку Вышгорода.
С высоты город казался игрушечным. Фарфорово-пряничные домики с черепичными крышами,окутывал запах печного отопления. Снег придавал городу неповторимый, сказочный шарм и очарование.

В Нижний город мы возвращались узкой, заснеженной улицей.
— Смотри, трубочист! — Загадывай скорее желание! — в голосе Эльзы слышался задор и детская радость.
По противоположной стороне улицы и в самом деле шел трубочист.
— Трубочисты приносят счастье, — прошептала она, потом посмотрела на меня и добавила:
— Мое желание сбудется. Я успела схватиться за пуговку…

Любая сказка рано или поздно заканчивается.
Расставаясь со старой Эльзой, я желала ей хорошего Рождества и счастливого Нового Года
Милая эстонка смотрела на меня добрыми глазами, потом тихо произнесла: — Haid Joule... (С Рождеством Христовым!)
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]