Великий князь Руси Великой
Игорь Завьялов   04.05.2016

Владимир Мономах

О, све́тло светлая и укра́сно укра́шена Земля Русская! Именно такой представляется автору знаменитого «Слова о погибели…» писавшего эти строки в страшные дни Батыева нашествия Русь домонгольского периода. Прославляя и воспевая былое могущество и красоту гибнущего отечества, древнерусский книжник в своём повествовании называет князей, создававших и укреплявших это великое государство. И, наверно, лучше всего слова о «украсно украшенной Земле Русской» представляют эпоху великого княжения Владимира Всеволодовича Мономаха. Именно ему за целый век до монгольского нашествия удалось сплотить Русь, прекратить княжеские усобицы и вновь заставить уважать великого князя киевского, как когда-то это делали Владимир Святой и Ярослав Мудрый.

Будущий великий князь родился в 1053 году в Киеве ещё при жизни деда, князя Ярослава. Владимир был внуком сразу двух могущественных государей Европы: великого князя Киевского и императора Византии. Мать княжича - принцесса Мария была дочерью императора Константина Мономаха. Это было время стабильности и процветания древнерусского государства. Мудрому Ярославу удалось, где силой, где хитростью подчинить почти все, за исключением Полоцка, русские земли. Но это единовластие и исчезнет на Руси с его кончиною в 1054 г. И виной всему - древний порядок престолонаследия, в соответствии с которым наследовалось великое княжение Киевское, переходя не от отца к сыну, а к старшему в роду, то есть, к следующему по старшинству брату умершего князя. По Завещанию Ярослава Мудрого, киевский трон могли наследовать лишь те Рюриковичи, чей отец тоже был великим киевским князем. В противном случае, впоследствии утрачивалось не только право княжить в Киеве, но и вообще право где-нибудь княжить. Князь лишался всех своих земель и превращался в князя изгоя. Такой порядок толкал Рюриковичей на активное вмешательство в процесс престолонаследия, что стимулировало княжеские усобицы и разрушало единство русской державы.

Всеволод Ярославич

Князь Всеволод Ярославич, отец Владимира Мономаха княжил в Переяславе Русском (Южном). Тут до 13 лет и жил Владимир. Переяславское княжество было южным пограничьем Руси с Великой Степью. Возможно, что постоянная угроза со стороны степи повлияла на формирование характера княжича, на его стремление в будущем любыми путями сохранять единство русского края. В 13 лет Владимир стал князем ростовским и во главе собственной дружины отправился в Северо-Восточные владения стольного Киева. В 60-90-е годы XI века особенно злободневной для Киевской Руси становится половецкая угроза. Свои нападения половцы делали быстро и внезапно, опустошая земли, грабя скот и имущество. Они уводили массу пленных, которых держали у себя в качестве рабов, или продавали на невольничьих рынках Крыма и Центральной Азии. Свои нападения половцы делали быстро и внезапно; русские князья старались отбить у них пленников, когда они возвращались к себе в степь. Больше всего страдали от них южнорусские пограничные княжества. В сентябре 1068 года половцы в битве на Альте разбили объединённое войско Ярославичей и разорили приграничные земли. После этого военные походы половцев на русские земли приобрели регулярный характер. В целом половецкие набеги можно назвать своего рода предвестниками монгольского нашествия, конечно более скромного масштаба. Между тем, надо отметить, что эта степная угроза была бы немыслима, если бы сами русские князья, обиженные на своих сородичей не использовали половцев для решения своих частных задач.

В 1073 г. в результате заговора и переворота великим князем Киевским стал Святослав Ярославич, вынудив старшего брата Изяслава бежать в Польшу, откуда родом была его супруга, дочь польского короля. Всеволод, не претендуя открыто на Киевский стол, по всей видимости, оказал помощь Святославу в получении великого княжения. За это он получил от великого князя к Переяславлю, где сидел сам, и Ростово-Суздальской земле, где княжил его сын Владимир Мономах, ещё и Чернигов. В 1076 г. умер великий князь Киевский Святослав. Всеволод вновь не стал бороться за Киев и отдал его старшему брату Изяславу. Теперь уже Изяслав в благодарность за возвращенный Киев, разрешил Всеволоду оставить за собой и Чернигов, где должен был сидеть сам Всеволод, и Переяславль с Ростово-Суздальской землей и Новгородом Великим, где находились дети и внук Всеволода. Таким образом, Всеволод окончательно превращался в самого могучего реального правителя Руси. А два года спустя в результате очередной междоусобицы с племянниками, в сражении на Нежатиной Ниве 3 октября 1078 года погибает Изяслав. Теперь уже никто не мешает Всеволоду по праву занять Киев. Умная и терпеливая политика Всеволода принесла свои долгожданные плоды. Он не просто стал великим князем Киевским, но и реально посредством своих детей и внуков контролировал большую часть Русской земли. Впоследствии такой политики будет придерживаться и его сын - Владимир Мономах. Но Мономах был не только хитрым и умным политиком, но и талантливым и сильным военачальником. И это качество сына, по всей видимости, сыграло не последнюю роль в деятельности отца – князя Всеволода. На поле брани Владимир Мономах одерживал одну победу за другой. С 13 до 25 лет он совершил 20 военных походов («великих путей», по выражению самого Владимира Мономаха; всего на его жизнь придется 83 «великих пути»). Между тем, конец длительного 15-летнего княжения Всеволода был неудачным. Неурожаи в течение нескольких лет вызвали голод, болезни и мор. Половцы нападали непрестанно, и даже Владимир Мономах - лучший русский полководец тех лет - не мог остановить их натиск.

Святополк Изяславич

По смерти великого князя киевляне не захотели видеть на престоле его фактического соправителя Владимира. Они позвали в Киев наследника «по очереди» - Святополка Изяславича Туровского. Сидя в небольшом Турове, Святополк имел дружину в 800 человек. Эта сила ни в какое сравнение не шла с военными возможностями Владимира Мономаха, контролировавшего Чернигов, Переяславль, Новгород и Ростово-Суздальскую землю. Однако, Мономах, как когда-то и его отец, не стал воевать с двоюродным братом, проливая русскую кровь, а ушёл княжить в Чернигов. С 25 и до 40 лет он был на первых ролях, а теперь приходилось стать подручным киевского князя. Почему же он всё-таки уступил Киев, имея возможность пусть не по закону, а по реальной силе остаться в нём княжить?

Дело в том, что Владимир, в отличие от многих других князей, защиту Русской Земли от половцев ставил выше всех своих личных амбиций. Ради борьбы с половцами он находил компромисс со всей своей родней, убеждая всех объединить силы. Только объединённая Русь могла противостоять половецкой угрозе.

По всей видимости, Владимир осознавал, что, завладев силой стольным городом, он мог бы стать князем киевским, но не великим князем Русской земли. Между тем, Святополк II обещал уставшим от половецких ратей жителям Южной Руси, наконец, наказать агрессоров. Напрасно объяснял Владимир, что сил недостаточно. В результате 26 мая 1093 г в битве на Стугне русские полки были разбиты половецкой конницей. Для Мономаха это было единственное крупное сражение, которое он проиграл.

Ослабленный князь Владимир заперся в Чернигове. Но тут пришла новая напасть. Двоюродный брат Олег Святославич требовал отдать Чернигов - «отчину его отца Святослава». Хотя дружина Олега и была мала, но он привёл с собой половцев. В 1094 г. Владимир был вынужден покинуть Чернигов. Возможно, у него не хватило сил, чтобы одолеть Олега. Или же Мономах решил не губить русских людей, тем более, что порядок престолонаследия в этом споре был явно не на его стороне.

В 1097 г. степняки предприняли новый натиск на Южную Русь. 19 июня 1097 г. Владимир Мономах и Святополк II Киевский разбили одно половецкое войско на реке Трубеж, но другая половецкая орда разграбила киевские предместья. Эта беда заставила всех старших князей собраться на съезд в Любече. Именно на этом съезде был сделан шаг вперед в вопросе осмыслении князьями необходимости совместной борьбы всех против половцев. «Зачем губим Русскую землю, сами между собой устраивая распри? - вопрошали князья, - А половцы землю нашу несут розно и рады, что между нами идут войны». Мысль об организации общерусских походов против половцев Мономах развивал на последующих княжеских съездах и, по сути, стал главным организатором этих походов. После Долобского съезда состоялся первый такой поход. Полки практически всех значимых русских князей собрались в урочище Сутень на Днепре, и 4 апреля 1103 г. нанесли поражение половцам. Погибли хан Урусоба и 19 других половецких правителей. Далее последовали общерусские походы 1109, 1110 и 1111 гг. Особенно опустошительным для степняков и победоносным для русских стал поход 1111 г.

В борьбе с половцами Владимир Мономах был беспощаден. Он даже не отпускал за выкуп пленных ханов и знатных половцев, приказывал их казнить. Ужас охватил Половецкую Степь. Половецкие матери пугали детей именем Мономаха, как в свое время русские женщины стращали своих чад Тугарином Змеевичем, чьим прототипом являлся половецкий хан Тугоркан.

Уже позже, в великое княжение Владимира Мономаха в Киеве, его сын Ярополк дважды ходил в Степь. В 1116 г. он захватил три половецких города. В следующий же раз, молодой князь просто не нашел половцев. Они откочевали подальше от русской границы: к Волге, Азовскому морю. Половцы затихли и до конца жизни Владимира Мономаха не тревожили Русь. В 1113 г. свершилась заветная мечта Мономаха. Он, наконец, стал великим князем Киевским. Причём, сел Владимир на киевский трон своего отца и деда не путем заговора, а решением народа, обратившегося к самому авторитетному князю Руси с призывом сесть на киевский престол (4 мая 1113 г.) и прекратить царящий в городе хаос, вызванный восстанием против ростовщиков. Владимир принял это предложение. Никто из князей не воспротивился такому исходу дела.

На великое княжение Владимира Мономаха (1113-1125), а потом и его старшего сына Мстислава (1125-1132) приходится период последнего усиления центральной власти в Киевской Руси. Именно правление этих двух князей сделало Русь подлинно великим государством. По завещанию Владимира Мономаха, после его кончины 19 мая 1125 г., Киев и великое княжение отошли его сыну Мстиславу. Это было нарушением древнего порядка престолонаследия, однако помешать этому никто не мог.

Мстислав Владимирович

Мстислав сумел продолжить внешнюю и внутреннюю политику отца, смог присоединить к Киевской державе постоянно враждовавшее с ней Полоцкое княжество, тем самым было восстановлено единство всей древней Руси.

Вспоминая великого князя Владимира Мономаха, нельзя не сказать о его литературном наследии. В 1094-1097 гг. он составил свои знаменитые «Письмо Олегу», «Поучение детям», куда вошла и «Летопись его жизни», своеобразный отчёт о военных походах и прочих важных делах. «Поучение» Владимира Мономаха оказалось одним из самых востребованных публицистических сочинений Древней Руси. Именно по его сочинениям мы можем судить не только о буднично-повседневной стороне жизни князя, но и о нравственно-моральных проблемах того далёкого времени.

В эпической народной памяти имя князя Владимира, вобрав в себя лучшие черты, как крестителя России, так и его знаменитого правнука, стало олицетворением подлинного величия и силы древнерусского государства. Дай Бог, чтобы в нынешнее время величие России и имя Владимир были также неразрывны, как это было когда-то в древности.

Статья опубликована в газете Спасо-Парголовский листок №4 2016

  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 458
  • Комментарии: 1
Спасибо!!!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]