Вход Господень в Иерусалим
П.Ю. Малков   04.04.2015

Место праздника в границах православного богослужебного года

Праздник Входа Господня в Иерусалим совершается за неделю до Пасхи. Он относится к числу Господских двунадесятых праздников.

Связь праздника с событиями Священной истории Ветхого и Нового Завета

По мысли евангелиста Матфея, а вслед за ним и древних церковных толкователей, в день Входа Господня в Иерусалим исполнилось ветхозаветное пророчество об образе явления миру ожидаемого Мессии. Вот что говорит пророк Захария: “Ликуй от радости, дщерь Сиона, торжествуй, дщерь Иерусалима: се Царь твой грядет к тебе, праведный и спасающий, кроткий, сидящий на ослице и на молодом осле, сыне подъяремной” (книга пророка Захарии 9:9). Такое странное на первый взгляд событие — торжественный вход Царя не на коне, а именно на осле, объясняется древним обычаем: цари ездили на осле для того, чтобы показать, что они не желают войны. Осел представлялся животным, символизирующим состояние мира; поэтому и Христос въезжает в Иерусалим на осле, знаменуя тем самым, что Он будет царствовать не силой оружия, но Духом Господним. Именно так вступал в Иерусалим и предок Спасителя — по Его человечеству — царь Давид.

Итак, пророчество Захарии нашло свое исполнение в Новом Завете — в событии Входа Господня в Иерусалим. Об этом повествуют все четыре евангелиста (Евангелие от Матфея 21:1-11; Евангелие от Марка 11:1-11; Евангелие от Луки 19:29-44; Евангелие от Иоанна 12:12-19).

Вот как описывает это событие евангелист Матфей: “И когда приблизились к Иерусалиму и пришли в Виффагию к горе Елеонской, тогда (Иисус) послал двух учеников, сказав им: пойдите в селение, которое прямо перед вами; и тотчас найдете ослицу привязанную и молодого осла с нею; отвязав, приведите ко Мне. И если кто скажет вам что-нибудь, отвечайте, что они надобны Господу; и тотчас пошлет их... Ученики пошли, и поступили так, как повелел им Иисус. Привели ослицу и молодого осла, и положили на них одежды свои, и Он сел поверх их. Множество же народа постилали свои одежды по дороге; а другие резали ветви с дерев и постилали по дороге. Народ же, предшествовавший и сопровождавший, восклицал: осанна (то есть “спасение” или “спаси нас” — возглас, которым евреи приветствовали царей) сыну Давидову! благословен Грядущий (слово это понималось как мессианский титул) во имя Господне! Осанна в вышних! И когда вошел Он в Иерусалим, весь город пришел в движение и говорил: кто Сей? Народ же говорил: Сей есть Иисус, Пророк из Назарета Галилейского” (Евангелие от Матфея 21:1-4,6-11).

Духовный смысл праздника

Праздник Входа Господня в Иерусалим посвящен последним дням земной жизни Спасителя. Вскоре после чуда воскрешения Лазаря Царь Мира — как Властитель, приходящий к Своим подданным с миром — въезжает в Иерусалим на подъяремной ослице и молодом осленке. По мысли толкователей, подъяремная ослица здесь — символ евреев, находящихся под ярмом закона, а необъезженный осленок — символ еще непросвещенных язычников; Господь же пришел воцариться и над теми и над другими. Навстречу Ему выходят толпы людей, наслышанных о Его удивительных чудесах, о Его вдохновенных проповедях. Жители города бросают под копыта ослика — в знак уважения ко Христу, в знак своего преклонения перед Ним — собственные одежды, они радостно размахивают зелеными ветвями финиковых пальм (символ которых — наши северные православные вербы, приносимые в день праздника храмы и окропляемые здесь святой водой), они возглашают Ему славословия. Люди встречают Иисуса Христа — как Царя и как Мессию.

Однако, христиане всегда помнят и о том, как тот же самый народ, что в час Входа Господня в Иерусалим встречал Его с такой радостью и с такими великими почестями, — всего несколько дней спустя в ярости кричал, обращаясь к римскому своему правителю Понтию Пилату: "распни, распни Его". Ныне каждый христианин, наученный горьким опытом предательства иерусалимских жителей по отношению ко Христу, стремится к тому, чтобы не оказаться в том же самом положении, что и древние иудеи. Ведь и каждый приходящий в этот день в храм и воздающий в нем хвалу Богу может тут же вновь предать Его на страдание и смерть: и не обязательно через прямое отречение от Него, порой — просто через свой грех, неблаговидный поступок, проявление личной ненависти к ближнему. Согрешая, обладающий подлинным покаянным чувством христианин всякий раз ощущает себя в роли распинателей Спасителя — как вновь и вновь причиняющий Ему мучения.

Вход в Иерусалим знаменует собой близость победы над смертью и грехом, исполнение обетований Божиих всем верующим в Него. Одновременно Вход являет собой и начало конца столь краткой земной жизни Христа-Спасителя, а значит — и завершения многовекового пути человеческого рода к своему спасению во Христе. Конечно же, христиане помнят, что торжественный Вход в Иерусалим предваряет собой смерть Иисуса, Его распятие. И тем не менее, радость этого дня дарует им некий твердый залог скорого наступления пасхального торжества.

Как пишет современный православный богослов протоиерей Александр Шмеман, “в Вербное воскресенье мы знаем, что после этого торжества Своего Христос начнет восхождение к страданьям и смерти. Но свет, зажегшийся в этот день, будет освещать и эту бездонную тьму. За Крестом и смертью взойдет заря неизреченной пасхальной радости. Вот смысл и сила этих удивительных дней, когда, завершив пост, мы готовимся следовать за Христом к Его вольной страсти, к Его победному снисхождению в смерть, к Его преславному Воскресению в третий день”.

История возникновения праздника

Праздник Входа Господня в Иерусалим возникает и распространяется в IV-V веках. Первоначально наиболее торжественно он отмечался в Иерусалимской Церкви (свидетельство об этом мы находим, в частности, в описании паломничества Эгерии в Иерусалим).

Характерные особенности праздничного богослужения в различные исторические периоды. Авторы богослужебных текстов.

Начиная с VII века, создаются тексты, используемые при совершении праздничного богослужения и поныне. Например, канон праздника принадлежит перу преподобного Косьмы Маюмского, а трипеснцы (каноны, состоящие из трех песен) на повечерии — перу преподобного Андрея Критского.

Особенно торжественно празднество Входа в Иерусалим совершалось в XVI—XVII вв. на Руси, в Москве. Перед Литургией из Успенского собора Московского Кремля через Спасские ворота шел крестный ход. Все направлялись к храму Покрова “на Рву” (более известного ныне как храм Василия Блаженного) — для моления на Лобном месте. В процессии — наравне с хоругвями и иконами — возили украшенное цветами и плодами дерево. При этом патриарх сидел на осле, которого вел под узду сам царь. По возвращении к Успенскому собору украшенное плодами дерево передавалось народу — для угощения. В конце XVII века этот обычай исчез.

Подготовительный период праздника. Предпразднство и попразднство

Праздник не имеет в календаре ни дней предпразднства, ни дней попразднства, однако, вся седмица перед ним именуется “седмицей ваий”, и ее богослужебные тексты связаны по смыслу с событиями воскрешения Лазаря и Входа в Иерусалим.

Важнейшие черты праздничного богослужения

Богослужение Входа Господня в Иерусалим совершается в зеленых священнических облачениях (зеленый цвет — один из символов возрождения жизни; он же связан и с воспоминанием о живой зелени пальмовых ветвей, которыми приветствовали Христа жители Иерусалима)). Чинопоследование службы содержится в Постной Триоди.

В праздник совершается торжественное всенощное бдение. В самый его день — Литургия св. Иоанна Златоуста.

Тропарь праздника впервые звучит в храмах еще накануне Входа в Иерусалим, ибо он одновременно является и тропарем предшествующей Лазаревой субботы: “Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя, из мертвых воздвигл еси Лазаря, Христе Боже, темже и мы, яко отроцы, победы знамения носяще, Тебе, Победителю смерти вопием: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне”. Русский перевод тропаря: “Уверяя, что будет общее воскресение мертвых, Ты воскресил Лазаря прежде Твоих страданий, Христе Боже. Поэтому мы подобно детям, нося знамение победы (то есть, подобно тем детям, что держали знамение победы — пальмовые ветви), восклицаем Тебе, Победителю смерти: “осанна в вышних, благословен Идущий во имя Господне”.

Праздник имеет также и еще один тропарь, по смыслу уже не связанный с Лазаревой субботой: “Спогребшеся Тебе крещением, Христе Боже наш, безсмертныя жизни сподобихомся воскресением Твоим, и воспевающе зовем: осанна в вышних, благословен грядый во имя Господне”. Перевод второго тропаря: “Спогребаясь с Тобой в крещении, Христе Боже наш, мы через Твое воскресение сподобились бессмертной жизни и в песни восклицаем: “осанна в вышних, благословен Идущий во имя Господне”. В этом тропаре проводится распространенная в христианском богословии параллель между смертью и воскресением Иисуса и крещением уверовавшего в Него и присоединяющегося к Церкви человека. Крещение понимается здесь как со-распятие со Христом, со-умирание с Ним, а значит и со-воскресение с Господом — совоскресение уже для вечной, бессмертной жизни в Боге.

Кондак праздника: “На престоле на небеси, на жребяти на земли носимый, Христе Боже, ангелов хваление, и детей воспевание приял еси зовущих Ти: благословен еси грядый Адама воззвати”. Русский перевод кондака: “Восседая на небесном престоле, шествуя по земле на молодом осле, Ты, Христе Боже, принял хвалу от ангелов и прославление от детей, восклицавших Тебе: “благословен Ты, Идущий призвать к Себе Адама”.

В стихирах и каноне праздника христиане, совершающие это торжество, сравниваются с теми иерусалимскими отроками, что прославляли въезжавшего в город Царя, а пальмовые ветви и постилаемые Ему под ноги одежды сопоставляются с приносимыми Христу добрыми христианскими делами: “Восплещем согласно вернии, ветви добродетелей и мы, яко отроцы ныне приносяще Христу, и Сему божественных дел распрострем одеяния, и таинственно Сего приимем”. При этом основная причина прославления Христа при Его входе в Иерусалим, по мысли церковных песнописцев, заключается в том, что весь мир уже предчувствует скорое освобождение от рабства тлению и греху: “Понеже ад связал еси Безсмертне, и смерть умертвил еси, и мир воскресил еси, с ваиами младенцы восхваляху Тя Христе, яко Победителя...”.

Паремии праздника также говорят о разных сторонах духовного смысла празднуемого события — как открытого явления миру Его Царя и Избавителя. Первая из них (книга Бытия 49:1-2,8-12) содержит пророчество о том, что от древнего ветхозаветного праведника Иуды должен произойти некий Примиритель, под Которым толкователи понимают Иисуса Христа. Вторая содержит пророчество Софонии (книга пророка Софонии 3:14-19) о торжестве Сиона и ликовании Израиля, потому что среди них пребывает Господь, Царь Израилев. Третья паремия содержит уже приводившееся выше пророчество Захарии о Входе в Иерусалим (книга пророка Захарии 9:9-15).

Евангельские чтения на утрени (Евангелие от Матфея 21:1-11,15-17) и Литургии (Евангелие от Иоанна 12:1-18) рассказывают о самом событии Входа Господня в Иерусалим. В апостольском чтении на Литургии (Послание апостола Павла к Филиппийцам 4:4-9) все христиане призываются к радости, кротости, миролюбию, молитвенному настроению и верности истинному вероучению.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]