Об истинном идеале в жизни и воспитании
Протоиерей Александр Зелененко   15.11.2016

«Приходящий свыше и есть выше всех;
а сущий от земли, земной и есть,
и говорит как сущий от земли» (Ин. 3: 31).

Современное состояние семьи, школы и общества отражаются на воспитании

В сегодняшний век демократических свобод и плюрализма, ценностных подмен и размывания понятий, которыми все более пронизывается жизнь нашего общества и затрудняется ориентация людей и особенно детей в этом мутном потоке житейского моря, актуальнейшим становится вопрос выработки и обретения духовно-нравственных ориентиров в жизни людей и душеспасительных принципов воспитания подрастающего поколения.

Современная семья и школа как видим, всё более отлагаются от своей воспитательной функции. Теряется не только качество воспитания детей, но и само изначально-сущностное понимание этого процесса, его значение, ценность и судьбоносность, так как в детях не только наше будущее, но и наше настоящее, и особенно наше вечное будущее.

Сегодня в педагогической сфере как никогда много противоречий и разномыслия: в мировоззренческих позициях, в ценностных приоритетах, во взглядах на развивающуюся личность и на учебно-воспитательный процесс.

Наглядно мы видим отсутствие:
• общепризнанного личностного идеала;
• единой духовно-мировоззренческой основы жизни и воспитания (каковой была более тысячелетия в России православная вера и церковное вероучение);
• единой педагогической концепции и цели воспитания (каковой должна быть – цельная, духовно-нравственная личность (как христианина, семьянина, гражданина, профессионала в своей области, здоровая разумно- совестливая личность);
• единых задач и принципов воспитания;
• единонаправленной целеустремленной педагогической деятельности в соборном единстве усилий в воспитании такой цельной личности в семье, школе и в обществе;
• благотворной среда взращивания такой цельной личности (каковой должна быть семья, школа и церковно-приходская община).

Та рассогласованность и беспринципность, которая сейчас царит и правит в сфере педагогической деятельности, не позволяет достигать желанных плодов и поставленной цели. Многие выдающиеся педагоги прошлого свидетельствуют, что для установления начал правильного воспитания человека необходимо:

1) ясное и верное представление о том идеале совершенства, как желанной цели, к которой призван и должен быть устремлен человек;
2) самопознание, открывающее человеку меру несоответствия и удаленности его от этого идеала и,
3) знание пути, средств, методов и необходимых для того усилий к его достижению.
Идея и идеал гармоничной, всесторонне развитой личности, существовал ещё в дохристианские времена, у древних греков в античном мире. Такой идеал – это результат творчества человеческого духа, основанного на опыте, созерцании и интуиции. Он существовал у них как предполагаемый эталон, как теоретический мысле-образ, чаемого совершенства и был заимствован затем в России советской педагогикой, оставаясь красивой по благозвучию абстракцией, так и не получившей личностного воплощения.

Разные педагогические системы выбирали разные идеалы. Одни их видели в энциклопедических знаниях, другие, в художественных образах, великих характерах, созданных писателями и поэтами; третьи, в разных исторических личностях – прошлого и настоящего. Но такие идеалы оказывались односторонними, не совершенными, не охватывающими всей полноты природы человека – несоответствующими его назначению.

Советская система воспитания, резко отвергнув дореволюционную воспитательную систему, была вначале 90-х годов прошлого века так же отторгнутой российским обществом, поскольку несла большой негативный груз прошлого, будучи предельно идеологизированной. В результате государственная школа фактически вынуждена была отказаться, и во многом отказалась от своей воспитательной функции. Учителя и воспитатели всё же должны знать, на какой нравственный идеал личности им ориентироваться в процессе воспитания вверенных им детей. Если такого общепринятого личностного идеала (в доктрине образования) нет, то нет и воспитательной деятельности приближающей к нему. А так как ясности и определённости в этом вопросе со времени перестройки в системе государственного образования не появилось, то процесс воспитания абстрагирован и формалистично сводится лишь к так называемым «общечеловеческим нравственным нормам».

Современная школа всё более приобретает информационный характер обучения, где передается и воспроизводится предметное содержание, но не прививается благонравие как признак воспитанности. Воспитание подразумевается, но должным образом не оценивается и не ведётся, хотя по выражению К. Д. Ушинского: «Единственная задача школы – воспитание»[1, 84], где обучение должно быть воспитующим, как одно из важнейших и подчиненных средств его. Школа в свою очередь, призвана быть средой воспитания, а не местом информирования детей, как это происходит теперь. Сейчас в подрастающем поколении трудно даже просто констатировать наличие воспитания, и не только в школе, но и в семье, воспитанность детей большая редкость, не говоря уже о воспитании христианском.

Наша государственная школа напоминает заблудшего сына из Евангельской притчи о блудном сыне. Она в последние годы устремилась в страну далече и слишком увлеклась западными новациями, технологиями и реформами, оставив и растеряв богатство и традиции отечественной педагогики и школы. Потому, ей так хочется пожелать скорейшего возвращения в родной Отчий дом – Святую Православную Церковь и свое родное Отечество. Здесь она попадёт в объятия Отчие и одарена будет преизобильно. «Перстнем отцовским» – символизирующим возвращение своего отечественного, культурно-исторического достоинства и принадлежности, «кафтаном и сапогами на ноги», символизирующими важность иметь и ценить всё родное, соответственно выглядеть и держаться своих традиционных ценностей и ходить стезями веры отцов. В основе всякого человеческого учения и дела, должно быть Божественное Откровение, а средоточием Евангельское Учение Христа, которое проливает Свет Божественной Истины на все человеческие дела, пути и творчество.

«Пробным камнем» педагогики называл идеал воспитания К. Д. Ушинский. Действительно, говорил он: «без ясного понятия об идеале, воспитание пойдет по способу хождения слепых – ощупью» [2, 48].

«Задача нравственного воспитания заключается в том, писал он, чтобы указать человеку, кем и каким он должен быть согласно замыслу Творца, сообразно его назначению - жить человеку с Богом и жить вечно». Об этом Замысле Бога о человеке, хорошо в свое время писал блаженный Августин: «...ибо Ты создал нас для Себя, и душа наша дотоле томится и не находит покоя, доколе не успокоится в Тебе» [3, 4].

Потребность в идеале является прирождённой человеку, без которой он не мог бы воплотить своего высшего призвания от Бога: «Святы будьте, ибо свят Я Господь, Бог ваш» (Лев. 19:2).

Идеал определяет то, что есть вечного и неизменного в человеческой природе и чем она должна быть согласно замыслу Творца о нем. Идеал в жизни и педагогике определяется как высшая ценность и одновременно цель, задающая направленность человеческому мышлению, чувствам, желаниям, усилиям воли и всей человеческой жизни.

1. Идеал, являясь высшей ценностью, указывает на цель, а по степени близости к нему, определяет и выстраивает всю иерархию ценностей.

2. Цель определяет главные смыслы, задачи и характер деятельности к её достижению.

3. Смыслы и задачи выявляют жизненные установки и педагогические принципы, которыми должно руководствоваться человеку в процессе совершенствования (как самовоспитания) и педагогических задач в достижении цели.

4. Принципы же в свою очередь реализуются через педагогические правила и методические приёмы, которыми должен овладеть каждый воспитатель с рассудительностью и чуткостью, дабы вести дело воспитания душеспасительно.

Жизнь и педагогика без идеала, подобны жизни растений без солнечного света и тепла, неизбежно приводящая их к увяданию, бесплодию и гибели. Пока деревья тянутся к солнышку – они растут, цветут и плодоносят, источая аромат жизни, а отними от них солнце, они вянут, падают и погибают. Подобное происходит и с людьми, не стремящимися к истинному Богу (нашему «духовному солнцу»), своему Творцу, Промыслителю и Спасителю, источнику жизни, указавшему и сказавшему: «Я есмь путь, истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня» (Ин. 14:6). «Я есмь дверь (словесным овцам - людям), кто войдет Мною, тот спасется, и войдет и выйдет, и пажить (жизнь вечную) обретет» (Ин. 10:9).

Каким должен быть истинный идеал и его свойства?

Если мы хотим воспитать цельную личность, то это должен быть:
а) личностный идеал, воплощенный в конкретной личности;
б) реальным, а не виртуальным и только воображаемым;
в) вечным и неизменным;
г) всесовершенным, обнимающим всю природу человека;
д) свободным от всякой ограниченности и односторонности;
е) жизнеприложимым для всех людей и на все времена.

И мы нигде, никогда, ни в чём и не в ком не найдём такого идеала, кроме указанного нам Божественным Откровением и Святой Церковью – в Лице Господа нашего Иисуса Христа, Единого безгрешного, дарующего нам жизнь и вечное спасение.

Поэтому можно с уверенностью сказать, что единственный истинный идеал – это образ всесовершенной Личности, явленной нам в Иисусе Христе, идеальном образе, примере жизни и воспитания для всех времен и народов. «Ибо нет другого имени под небом, данного людям, которым надлежало бы нам спастись» (Дн. 4:12).

О подтверждении Спасителем Своего Учительного достоинства

«Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то» (Ин. 13:13). И затем предупреждает предвосхищающих Его первоучительство фарисеев: «А вы не называйтесь учителями, ибо один у вас Учитель – Христос, все же вы – братья» (Мф. 23:8). Христос запрещает ученикам и последователям Своим называться учителями в том смысле, в каком назывались так тщеславные фарисеи, высокомерно возвышающиеся над людьми. Этим Он возводит учеников к познанию истинного Учителя, каковым Он является. Поэтому, кто не сообразуется с Христом, Его словом – Евангельским учением, Его духом – сострадательной жертвенной любви к людям в педагогике не может совершать дело воспитания богоугодно.

Господь наш Иисус Христос –
главное основание нашей веры, жизни и педагогики

На Нем, как на незыблемом камне, самом крепком основании стоит наша вера, наша Церковь и наша жизнь. «Ибо никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3:11). Он открыл в Своем Лице средоточие беспредельного соединения Бога с человеком, (ранее расторгнутое человеческим грехом) и вместе с тем, Он дал в Своем Лице опору для всего последующего процесса возрастания в меру Божественного совершенства, до тех пор, пока, по слову апостола Павла, не будет Бог всё во всем (1 Кор. 15:28). А основой христианской педагогики, как богоугодного и спасительного руководства детьми, через научение (личным примером) и воспитание любви ко Христу, Его Церкви, Его образу, запечатленному в каждом человеке. Это осуществимо лишь через христоцентричную, в сообразовании со Христом жизнь и целожизненным стремлением уподобляться Ему: в слове, житии, любви, в духе, в вере, в чистоте, в служении (см.: 1 Тим. 4:12). И только предпочитая, и ставя Его выше и прежде себя, всех, всегда и во всём, научая этому искусству самоотверженной христианской любви детей и окружающих людей.

Христос – средоточие жизни христианина,
главный притягательный центр внимания и сообразования с Ним

(сообразования – единодушного согласия с Ним).

Господь наш Иисус Христос, как Спаситель людей, есть Центр, на Котором все зиждется и к Которому все возвращается в нашей жизни. Священное Писание говорит: Все и во всем Христос (Кол. 3:11). Все из Него, Им и к Нему (Рим.11:36). Христос - Альфа и Омега, Первый и Последний (Откр. 1:10) всего, что было, есть и будет. Он есть прежде всего, и все Им стоит (Кол. 1:16,17). В Нём сокрыты все сокровища премудрости и ведения (Кол. 2:3). А Сам Он говорит: без Меня не можете делать ничего (Ин. 15:5). Это же выражает святой праведный Иоанн Кронштадтский: «…А без Христа, суетно всякое образование» [4, 78].

Иисус Христос – высший личностный идеал:
идеальный образ Сына, Ученика и Учителя

Господь дает нам и совершенный образ сыновней любви к Отцу Небесному и Своей Пречистой Матери. Первое чудо в Кане Галилейской Он совершает по просьбе Своей Матери (Ин. 2:1-11); истекая кровью на Кресте, Он поручает Её любимому ученику (Ин. 19:26-27).

«Учитель» – это звание имеет высочайшее духовно-нравственное достоинство. Ибо Учителем с большой буквы мы именуем Господа нашего Иисуса Христа – Спасителя мира, Небесного Учителя земных учителей. О несравненном превосходстве христианского идеала.

Великое превосходство жизненного и педагогического идеала, указываемого христианством, предо всеми другими идеалами состоит в том, что в нисшедшем на землю Богочеловеке он является не только мысленным образом, а видимым и осязаемым, охватывающим всю природу человека, дающим направление всем его силам и стремлениям, для всех доступным. Нет ни одного высшего требования природы человека, которое не находило бы в Нем удовлетворения: «Он есть Сама Истина, любовь, благость, чистота, правда, бескорыстие, самоотвержение, трудолюбие, терпение, мужество, - но кто исчислит все Его совершенства?».

Превосходство Творца над людьми в педагогическом смысле ярко проявляется через грандиозную разницу в средствах воспитательного воздействия на личность. Если воспитатели пользуются личным примером, словом – устным и печатным, и всевозможными вспомогательными средствами (методическими, наглядными и т.п.), то Божественные средства несравнимо во всем превосходнее. Это – Божие слово (см.: 2 Тим. 3:16; Мф. 5:17; Евр. 11:3), Божественная благодать (см.: Еф. 2:8; Рим. 2:4), Пречистые Тело и Кровь (см.: Ин. 6:54-55; 1 Ин. 1:7).

Важной особенностью педагогического Богочеловеческого процесса является его запредельность, которая выражается в том, что: начало воспитания ребенка лежит за пределами его жизни, до рождения – в недрах родовой сокровищницы и зависит от полученной наследственности; цель воспитания лежит за пределами этого процесса; а успех его непредсказуем и лежит за пределами личных усилий воспитателей, – в руках Божиих (см.: Пс. 126:1). Тем не менее, родители и воспитатели могут и должны сделать все возможное для того, чтобы Сам Бог мог наиболее полно участвовать в воспитании ребенка через веру, молитву, таинства Церкви и христианскую жизнь.

О непрестанно действующей благодатной силе Небесного Воспитателя

Кроме того, Господь есть не только объект достижения, к Которому люди должны стремиться в своем развитии, а живая, непрестанно действующая благодатная сила в воспитании - Сам Воспитатель. Нисшедший на землю, чтобы вновь даровать падшим людям возможность достигать своего назначения – богоуподобления и блаженного общения с Ним в жизни вечной.

Иисус Христос идеальный пример для уподобления в добродетели

«Ибо Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13:15). В вас должны быть те же чувствования (см.: Фил. 2:5), мысли (см.: 1 Кор. 2:16) и воля (см.: Ин. 15:4,6,10), что и во Христе Иисусе. Об этом убедительно говорит сербский святой ХХ века, преподобный Иустин (Попович): «Если мысли человека обо всем в жизни не переходят в мысли о Христе (в Котором «…сокрыты сокровища премудрости и ведения» (Кол. 2:3), даровано высшее откровение о Его деле - нашем спасении, а через то уразумение цели, смысла, и нашего назначения – прим. автора), они обязательно превратятся в бессмысленное и самоубийственное мучение» [5, 118]. Святой Апостол Павел, говоря о непрестанной молитве (см.: 1 Сол. 5:17), так же напоминает нам о необходимости постоянной обращенности нашего ума и сердца к Богу. Иисус Христос проповедовал Свою собственную жизнь и жил по Своей проповеди, и как идеально совершенна была Его проповедь, так и идеально совершенна была Его жизнь.

Он служит идеалом для воспитания развивающегося человека

О детстве Его в Евангелии сказано мало, но емко: «Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполнялся премудрости; и благодать Божия была на Нем» (Лк. 2:40). «Отрок Иисус преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и людей» (Лк. 2:52).

Своим детством Спаситель освятил важнейшие институты воспитания. Смиренномудренным послушанием родителям (Лк. 2,:51). Он признал покорность сыновней любви и власть родителей над чадами. Посещением храма (Лк. 2:41-46) – явил воспитательную роль храмового действия. Пребыванием между учителями (Лк. 2:46) – почтил науку. Сначала выслушивая, потом, вопрошая, указал путь, по которому может идти усвоение всякой истины (Лк. 2:46-47).

В отношении детей Христос требует любви,
уважения и признания их личного достоинства

(см.: Мк. 4:10; 9:42; 10:16,18).

Господь ублажает детей за простоту, искренность и смирение – в чем и должны уподобиться им взрослые. Однако совершенство детской души является неосознанным и неутвержденным, поэтому дети призваны сознательно утвердиться в добре.

Отношение Господа к детям является образцом для христиан –
родителей и учителей.

Образец для нас – любовь отца и его всепрощение в притче о блудном сыне (Лк. 15), символизирующие любовь Небесного Отца к человеческому роду. Вместе с тем Христос остерегает родителей и детей от ложной любви со страстной привязанности друг к другу, выше любви к Богу ради человека с забвением Его и высшей цели – спасения (Мф. 10:37). Признавая важность воспитания детей, выше всего Господь ставит в нем воспитание души и духа (Мф. 16:26).

Если ребёнок является главным предметом – живым материалом педагогики, ради которого и существует педагог и педагогика, то Церковь – та истинная школа, училище благочестия подлинной христианской жизни, где Учитель – Христос, Его руководство для последователей – Евангелие, учение любви к Богу и людям, заповеданное всему человечеству на все времена, мерилом которой является исполнение Заповедей Божиих. «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15). «Если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей, как и Я соблюл заповеди Отца Моего и пребываю в Его любви» (Ин. 15:10).

Общие черты учительного служения Господа

Его учение цельно, убедительно, действенно, направлено на высшее из потребностей человеческой души в соответствии глубинным устремлениям человеческого духа – жить с Богом и жить вечно, в Его Небесном Царствии – Любви, Славы и Блаженства.

Его слово исполнено силы и благости, духовно и жизненно: пробуждает силы души, устремляет их к самоотвержению, к нравственно-религиозной деятельности; в Его словах соединены благость и строгость, милость и принципиальность, кротость и обличение, достигается удивительное соответствие содержания и формы.

Глубочайшую мудрость Он выражает в доступной и совершенной форме; содержание заимствует непосредственно из жизни; примеры берет из природы; доказательства основывает на законах человеческого разума и здравого смысла; действует прямо на сердце, и через него направляет волю Своих учеников.

Господь учитывает духовный уровень и нравственное состояние слушателей. Перед народом Он излагает простые нравственные истины в притчах, в кругу же верных учеников открывает сокровенные тайны внутрибожественной жизни. С кающимися грешниками Господь говорит иначе, чем с самодовольными фарисеями. Даже ближайшим ученикам Он сообщает каждый раз столько, сколько они могут воспринять духом.

Все слова и дела Господа выражают Его бесконечную любовь к роду человеческому. В Евангелии заключены все вечные основы нашей христианской жизни и спасительного руководства детьми.

Поэтому главная задача педагогики – планомерное сопровождение наставниками детей по указанному Богом пути – ко Христу, посредством веры, Церкви и Божьих Заповедей (см. Мк. 10:14).

Если педагог, куда Бог велит, не ведёт детей (по неверию, по неведению, недомыслию, духовной слепоте, из человекоугодия, страха или ещё каких-либо причин), и не будет для них детоводителем ко Христу через Церковь, к чему призван, то они собьются со спасительного пути, удаляясь от Бога, Церкви и спасения. Это касается родителей, крёстных, и всех взрослых людей соприкасающихся с детьми, но не свидетельствующих им, ни чем, и никак о вере, о Боге, Церкви и пути спасения. Чаще всего, наказание ожидает их позже от крайней развращённости и непочтительности со стороны собственных детей. «И кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его в глубине морской» (Мф. 18:5-6).

О воспитательном значении Матери Церкви

Христос Спаситель основал на земле Свою Церковь, даровав ей благодатные средства, пользуясь которыми, человек восполняет свои недостаточные силы. Поэтому в деле воспитания необходимо прибегать к воспитательным канонам, уставам и Таинствам Матери-Церкви. Никакая другая педагогика не может заменить воспитания по началам Церкви, ибо в ней человека питает Сам Бог и воспитывает Церковь при участии лиц земных (наставников) и небесных (ангелов и святых).

О богоподобных святых – «лучших учителях» богоугодной жизни

Высоко отразившими Его идеальный образ являются святые угодники Божии прославленные святой Церковью, именующиеся «лучшими учителями» богоугодной жизни. Это, прежде всего, Пресвятая Дева Мария и сонм святых угодников Божиих. К высшему идеалу и близким к нему – святым, должны быть устремлены как педагог, так и дети; читая жития святых и взирая на подвиг веры их, по возможности, уподобляться их добродетельной жизни. Особенно важно, чтобы верным отображением этого идеала стремился быть священнослужитель, школьный учитель и все участвующие в воспитании, полагая этим пример детям, по слову апостола Павла: «Подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4:16).

Бог является главным действующим Лицом в педагогическом процессе. Его соработники – лица земные: родители, крестные, родственники; пастыри Церкви, педагоги и все люди, окружающие ребенка, которые тоже могут стать воспитателями-наставниками, и лица Небесные: Божия Матерь, Ангелы-Хранители, небесные покровители и святые.

Поэтому христианский педагог призван молитвенно обращаться к ним за помощью и вразумлением, как участник домостроительства Божьего спасения детских душ.

Цель православной педагогики неотделима от цели жизни христианина и пути её и единении с Богом, обретаемое через воцерковление.

Какова должна быть основная цель воспитания ребенка?

Осознание истинной цели воспитания имеет принципиальное значение, в этом ошибаться опасно, а экспериментировать недопустимо. Цель воспитания тесно связана с целью жизни человека и подчинена ей, как меньшее большему, как часть целому, соотносясь с нею как предъизображение (эскиз, в иконографии – прорись) изображению (картине, или иконе). Ибо временем и характером воспитания, как процессом становления и предуготовления человека к будущей самостоятельной (семейной и общественной), а затем и к вечной жизни, задаётся вектор направленности последующей жизни. Будет ли она христоустремленна и богоугодна или же будет более самоугодна и направлена не на христианские ценности и цели, а пойдёт в удаление от Бога.

Некоторые матери главное внимание обращают на то, чтобы дети хорошо питались, одевались, ни в чём не нуждались и выросли здоровыми. Другие родители стараются более всего дать детям хорошее интеллектуальное образование. Третьи прилагают особые усилия, чтобы развить в детях таланты, способности и природные дарования.

У православных христиан не это должно быть первой и основной целью воспитания. Христиане, прежде всего и более всего, должны заботиться о том, чтобы дети выросли непоколебимыми в христианской вере, верными чадами Божьими, живыми членами Церкви, чтобы в душе их «изобразился Христос» (см.: Гал.4,19), чтобы более всего в земной жизни они предпочли и возлюбили Бога, а затем «ближнего своего, как самого себя» (см.: Мф. 22, 37-40), а целью своей жизни, по слову преподобного Серафима Саровского, имели «стяжание (преумножение) Святаго Духа Божьего» во спасение души.

Кратко и ясно о цели христианского воспитания в ХIХ веке писал архиепископ Могилёвский Евсевий: «Воспитание для земли и воспитание для неба нераздельно связаны между собою…», как двуединая цель христианской педагогики. «Как член гражданского общества человек должен возрастать для круга общественной деятельности, к которой Бог призывает его; а как предназначенный к небесной жизни, он должен созреть ко дню жатвы и принести неувядаемые плоды…

Главного и последнего нашего назначения мы можем достигнуть только верным исполнением Евангельской правды, повседневных наших обязанностей в настоящей жизни по мере дарованных нам сил» [7, 178]. Именно воспитание цельной, духовно-нравственной личности - как христианина, семьянина и гражданина, составляет цель и генеральную линию педагогической деятельности, осуществимой в сотрудничестве семьи, школы и Церкви, без чего не достижима и высшая цель жизни - спасение души. В генеральной линии воспитания особо важно отметить

• воспитание духа – это воспитание христианина, которое осуществимо лишь при участии Церкви, пастырском окормлении; ибо «кто духа Христова не имеет, тот и не Его»; «прилепляясь к Господу един дух есть с Господом

• воспитание души благородной и благонравной – это воспитание семьянина, силою и благодатным действием семейной укладной жизни в православной традиции. Ибо семья и семейная жизнь занимает срединное место в тримерии человеческого естества

• воспитание тела – это воспитание гражданина - патриота, любящего Отечество и способного защитить его (значит здоровой полноценной личности, мастера - профессионала в каком либо роде деятельности, что невозможно без участия Государства и государственной школы.

Если достигнут в единодушии родители, педагоги и пастыри этого в воспитании детей чадами родителей, Бога, Церкви и Отечества, то все остальное в образование и развитие дарований, здоровье и необходимые средства к жизни - приложатся, как и сказал об этом Господь в Нагорной проповеди (см.: Мф. 6: З3).

Литература:

Библия. М.1992. 1. Ушинский К.Д. и русская школа. Сб. ст. «Ушинский о воспитании» с. 84; Н.И. Лифинцева; М.; 1994.
2. Ушинский К.Д. «О нравственном элементе в русском воспитании» Педагогические соч. в 6 т.; т. 2 с. 48; М.; 1988.
3. Аврелий Августин. Исповедь. Кн. I. гл. I. с. 4; М. Гендальф. 1992. – Перевод и комментарии М. Е. Сергиенко.
4. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. «Мысли христианина»; с. 78 «Правило веры» М.; 2006.
5. Иустин (Попович), архим. Православная Церковь и экуменизм. с. 118; М.; 1993.
6. Модзалевский Л.Н. Очерк воспитания и обучения с древнейших до наших времен. с. 169; СПб., 1892.
7. Демков М.И. Русская педагогика в главнейших ее представителях. М., 1898 с.178).

  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 114
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]