Иное измерение любви
Игумен Нектарий (Морозов)   08.07.2014


Праздновать или не праздновать?

Идея праздника, установленного в день памяти святых Петра и Февронии Муромских, предельно проста и понятна: привлечь внимание наших соотечественников к утрачиваемым нами традиционным семейным ценностям и предложить некий практически идеальный образец того, чем может и должна быть семья.

Наверное, не секрет, что с этой задачей ни одна религия мира, или какое-то социальное, общественное движение не справится в такой полноте, как христианство. Потому что в основе христианской идеи брака лежит то, что говорит о брачном союзе мужчины и женщины Господь: происходит некое удивительное таинство, в результате которого два различных человека превращаются в единое целое – в единую плоть и единую душу.

В жизни конкретных людей это таинство реализуется всегда очень по-разному, но, безусловно, без действия благодати Божией вполне совершиться это чудо не может. И вот в качестве примера для вникновения, изучения, а потом уже и подражания предлагается жизнь святых благоверных Муромских супругов – князей Петра и Февронии.

Другой вопрос, насколько этот День семьи, любви и верности будет принят людьми. Ведь любовь к празднику во многом зависит от состояния жизни народа в целом. Невозможно, ничего не изменяя в жизни, ввести один праздник и ждать, что эта отдельная мера вдруг развернет общество к браку и заставит его понять, что разрушение семьи влечет за собой разрушение и этого самого общества.

Сегодня нам навязана совершенно специфическая модель отношений между мужчиной и женщиной: не брак, не любовь, которая заставляет людей быть друг другу верными, а партнерские взаимоотношения. А что такое партнеры? Пока они могут друг по отношению к другу выполнять какие-то обязательства, между ними сохраняется союз, но как только кто-то из них оказывается неспособен на это – заболел, что-то случилось в жизни, что-то случилось в душе – отношения заканчиваются естественным образом, потому что неполноценный партнер уже и не партнер.

Любовь же предполагает совершенно другие взаимоотношения. Но что такое любовь, в том числе и супружеская, огромное количество детей и молодых людей, а порой даже и взрослых сегодня не знает. И конечно, один только лишь праздник, сам по себе очень важный, наполненный глубоким смыслом, – ситуации не изменит.

Ведь основы мировоззрения человека закладывают, в первую очередь, конечно, родители, но также и школьные учителя, которые сегодня во многом сдались и капитулировали, университет, какие-то другие социальные институты, наконец, СМИ и интернет. И всё это в совокупности составляет собой некую огромную машину (пропагандистскую, идеологическую, да как угодно ее можно назвать), но эта машина как раз и формирует наше мировосприятие.

И либо она будет перестраиваться в соответствии с нашими государственными интересами и приоритетами, либо нет, а значит, у нас останутся какие-то другие приоритеты, расходящиеся с сутью того праздника, о котором мы сегодня говорим.

В обществе, конечно, всегда есть процент людей, которые склонны всерьез воспринимать то, что им предлагается как какая-то модель или образец для подражания, и есть люди, которые склонны это высмеивать. И процент тех и других достаточно постоянен, как мне кажется. Поэтому кто-то благодаря тому примеру, который в этом празднике заключается, безусловно, получит пользу.

Кризис любви

Ко мне за пастырским советом приходит множество людей, в том числе и семейных, и за много лет моего служения в священном сане, я понял, что процесс разрушения идет не только в области семейной жизни людей, но вообще общественной, церковной, монашеской жизни – то есть везде. Главная причина этого – страшный кризис любви, утрата в значительной степени способности к самопожертвованию, а любовь без самопожертвования невозможна.

Любовь всегда сопряжена с тем, что ты отдаешь, причем отдаешь не какой-то мерой. Есть такое святоотеческое выражение: «Бог не мерой дает Духа». То есть Бог дает Свою благодать в неограниченном количестве, потому что безмерно любит нас. И любовь человеческая все-таки тоже должна стремиться уподобиться любви Божественной.

Когда человек любит, он готов отдавать – и не чуть-чуть, не какую-то часть, а всё. А на это люди, привыкшие все время потреблять, оказываются неспособны. Сходятся вместе два человека, и друг от друга чего-то требуют, чего-то ждут. Один не дает и ждет, и другой не дает и ждет. Человек приноровился к тому, чтобы потреблять, но никак не смирится с тем, что его потребляют. И тогда происходит распад вместо соединения.

Современный человек имеет не то что бы чувства, необученные в рассуждении добра и зла – он имеет вообще необученные чувства, не имеет культуры чувств и, опять-таки не зная, что такое любовь, принимает за нее какие-то совершенно иные эмоции: от самых низменных страстей до элементарного увлечения.

Под влиянием таких ложных мотивов люди вступают в брак, не узнав друг друга, не всмотревшись и не вчувствовавшись, не поняв, кто
с ними рядом. И только потом начинают видеть, что совершенно чужие друг другу по своим устремлениям, по внутренней жизни, по сути.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) большинству своих чад не давал благословения на брак, если их отношениям еще не исполнилось 3 лет. Это может показаться жестоким, но такой же приблизительно срок требуется, чтобы человек испытал твердость своего желания принять монашество. Просто за 3 года проходит несколько циклов: и очарование, и разочарование, и подлинное узнавание друг друга, то есть уже устойчивое, серьезное и зрелое отношение.

То, о чем я говорю, это принципиально иное, нежели так называемый «пробный брак», в основе которого лежит недоверие. Это обман вместо брака, потому что люди уже живут вместе, но при этом оставляют себе путь к отступлению, показывая: ты еще не стал для меня «своим», я тебя проверяю. Не знаю случая, чтобы это оправдалось.

Живую жизнь ничем не заменишь, и если любящие друг друга люди не живут вместе и не совершают того, что не должно до брака, то это совершенно не значит, что у них не может быть общей жизни. Общей в отношении к происходящему, в отношении к близким, друзьям, к каким-то явлениям окружающего мира. И в этой общей жизни все проверяется, все выявляется.

Но для этого необходимо то, что называется внутренней зрелостью. То есть человек должен понять, кто он и чего он хочет, к чему стремится, какие вещи для него являются важнейшими, а от каких он может отказаться.

Чтобы не обмануться и не принять одно чувство за другое, конечно, нужна молитва, причем не формальная, а совершенно живая, когда человек просит Бога дать ему ту ясность, которая необходима, и при этом по-настоящему готов волю Божию принять. Господь такую молитву не оставит без ответа и поможет по Своей милости, благодати отделить страсть от подлинного чувства, кажущееся от действительно существующего.

Поиск смысла

Кроме того, есть еще такой важный момент: когда два человека находятся рядом, они могут друг другу наскучить. В принципе этого происходить не должно, потому что когда два человека друг друга любят, они постоянно друг в друге открывают все новую и новую глубину, ведь человеческое сердце – это бездонное пространство.

Однако если человек не живет серьезно, глубоко, не движется вперед, то происходит личностная деградация. Она-то и рождает скуку, тоску, томление, когда люди друг в друге уже не могут найти глубокого содержания. Тогда начинаются супружеские измены, увлечение тем, что помогает забыться, например пивом после работы, компьютерными играми. Дикое количество семей разрушаются, имея своим фоном эти вещи. Это примета нашего времени, это признак звенящей в сердце человека пустоты.

Болен современный человек, больна семья и больно общество глубокой бесцельностью существования. А ведь базовой потребностью человека является потребность в смысле – можно в этом на сто процентов соглашаться с замечательным психологом Виктором Франклом. Он может быть несовершенным, неправильно понятым, но, по крайней мере, изначально должен присутствовать поиск смысла. Иначе человек все больше и больше ниспадает к жизни животной, которая и не предполагает устойчивости семейного союза.

Конечно, совершенным смыслом является движение человека к Богу, потому что все остальное не выдерживает испытания смертью. Если человек является христианином в подлинном смысле этого слова, тогда, конечно, и семейная жизнь для него – иное измерение. Она воспринимается и как общее дело, и как подвиг, в том числе, подвиг терпения, потому что друг друга бывает нужно терпеть.

Но в то же время, христианское понимание брака открывает совершенно новые грани радости семейной жизни – не обедняет ее, как кажется кому-то, а наоборот, делает гораздо богаче. Когда человек начинает собой жертвовать, начинает отдавать, и когда этот процесс носит не односторонний, а двусторонний характер, то люди достигают такой удивительной близости и единения, что это само по себе уже становится источником радости для человека.

В такой семье люди действительно совершенно спокойно переживают внешние невзгоды, напасти, неприятности, даже лишение самых необходимых им вещей и предметов. И кстати, – рожать детей тоже не боятся, хотя живут все в том же государстве, где семья социально не защищена. Да, бывают семьи, которым Господь почему-то не дает детей, и наверняка со временем объяснится, почему. Но если Господь дает, а муж и жена сами от этого отказываются, то это семью разрушает.

У меня перед глазами множество примеров, когда брак у людей распался, потому что они сначала хотели детей попозже, потом произошла незапланированная беременность, и решено было ее прервать, потом опять от детей воздерживались, не воздерживаясь от всего остального. Вот это всё между супругами порождает разделение, а потом дальше и дальше их друг от друга отдаляет. Не говоря уже о том, что смерть не родившегося ребенка – это, безусловно, такая трещина в фундаменте семьи, которую трудно чем-то поправить.

Разжать руки

Отсутствие у человека навыка различения чувств, понимания себя и того, что происходит в собственном сердце, отсутствие углубления в себя самого ведет, как ни странно, и к тому, что множество людей очень хотят найти свою вторую половину и создать семью, но у них это катастрофически не получается.

Почему же поиск человеком человека, на него похожего и ему близкого, оказывается столь затруднительным? Потому что люди очень разобщены в той среде, в которой учатся, работают, а соединяет их и, так сказать, спасает от этого разобщения как раз то, что серьезных отношений зачастую не порождает.

Ушла масштабность из общей жизни, ушла серьезность взаимоотношений людей в принципе, ушла, как бы мы сказали, идеологическая основа из-под всего этого, а другая не пришла ей на смену, и все как-то очень измельчало. И человек, который хочет всерьез чего-то, вдруг видит, что вокруг него завязывается и разрушается масса самых разных взаимоотношений на день, на неделю, на месяц, и от всего этого он приходит в ужас, не представляя, где же ему найти, того, кого он ищет. А, возможно, где-то точно так же его потенциальная вторая половина в таком же состоянии тоже ищет и найти не может.

Но есть Промысл Божий, из которого не изъята жизнь и судьба ни одного человека. И если мы предаемся воле Божией, если мы являемся всецело открытыми для действия Бога в отношении нас, то Господь нашу жизнь устроит. Однако мы очень часто Богу сопротивляемся.

Очень трудно что-то дать человеку, у которого сжаты руки. Господь, может быть, ему много раз протягивал Свое благое, а он не смог это взять, потому что настолько был сосредоточен на собственном представлении о своем счастье, что даже не увидел эту протянутую десницу.

Отдельная проблема – это прямо некий синдром, когда человек зацикливается на том, что хочет вступить в брак. У него будто какое-то табло постоянно высвечивается: «Хочу замуж» или «Хочу жениться». И это желание от него всех отпугивает, потому что оно не должно быть первично. Когда кто-то уже заранее рассматривает другого человека как потенциального мужа или жену, не потому, что он так вот уверен в его замечательных качествах, а потому что ему нужен муж или нужна жена – то оказывается, что этот другой человек всего лишь второстепенную роль играет. А никому не хочется быть второстепенным.

Да, бывает и так, что встречаются люди, которые хотят вступить в брак из чувства одиночества, и их общение первоначально начинается на этой основе, а потом между ними рождается что-то более серьезное, глубокое, и они действительно способны друг друга полюбить и любить всю жизнь. Но это как раз проявление некой меры зрелости и способности человека любить и полюбить.

Когда человек живет жизнью в Боге, когда Он на первом месте, тогда Господь Сам становится учителем любви, и плоды этого могут быть просто изумительными, в том числе в жизни семейной.

Принцип маятника

Базовые ценности и традиции важны не просто потому, что они составляют собой неповторимый облик того или иного народа, нации, государства, но и потому что они являются основой бытия этого народа или государства. Если их отнять, то нация превращается в легко управляемую массу, ведомую абсолютно в любом направлении. И мы не можем не замечать, что сегодня вот эти традиционные ценности совершенно сознательно и целенаправленно уничтожаются. Уничтожаются базовые представления о культуре, о добре и зле как таковом. Очень жестко атакуется и семья.

В безрелигиозном обществе очень много вещей невозможно никаким образом понять правильно. Физиологические потребности, которые надо удовлетворять, стали вдруг законом, и общество изменилось колоссальным образом.

Это безумие с насаждением однополых браков, которое сейчас происходит на Западе, не может быть обусловлено никаким здравым смыслом. Ведь любое государство заинтересовано в том, чтобы быть сильным, конкурентоспособным; а, если оно легализует однополые браки, то в недалекой исторической перспективе начнет терять очень много. Потому что разрушение института нормальной семьи приводит, прежде всего, к спаду рождаемости, к личностной деградации тех людей, которые такие вот нестандартные семьи собой составляют, а в перспективе к появлению всё того же легко управляемого общества.

Безусловно, этот процесс гораздо более сдержанно, но происходит и в России. Слава Богу, та позиция российской власти, за которую нас осуждает весь цивилизованный мир, по крайней мере, не дает легитимности всем этим явлениям, хотя сами они уже есть.

Удастся ли этот процесс остановить здесь у нас и начнется ли какой-то обратный процесс в мире? Очень возможно, и даже не у нас, а в той же самой Европе, где вслед за толерантностью по отношению к различным извращениям начнутся гонения. Об этом пока еще никто не задумывается, но ведь чем сильнее маятник качнется в одну сторону, тем сильнее по естественному закону своего движения он может потом качнуться в другую. И это тоже будет использовано архитекторами происходящих сейчас процессов.

Но какими бы сверхчеловеками ни мнили себя те люди, которые пытаются управлять глобальными процессами, они всего лишь люди, они смертны. А Господь порой одним движением разрушает все то, что они делают, или же использует зло, которое они творят, во благо Своим людям, верующим в Него.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]