Один ребенок — эгоизм, два — антагонизм, три — начало нормальной семьи
Анна Ерахтина   22.07.2014
Священник Филипп Ильяшенко всегда знал, что если останется один, то станет монахом, а если найдет человека, с которым будет несложно пройти путь длиною в жизнь, создаст крепкую большую семью. Сейчас в семье отца Филиппа 9 детей.



— Отец Филипп, скажите, какой, по Вашему мнению, должна быть многодетная мама?

— Часто, мечтая, человек рисует в своем воображении, каким будет его спутник: как он будет выглядеть и какими чертами характера обладать. Поэтому и я, будучи еще очень молодым человеком, составил себе целый список требований, под которые обязательно должна была подойти девушка, чтобы стать моей женой. В конечном итоге я женился по любви, опустив критерии, которые сам себе составил. Конечно, я опасался, что моя любовь все-таки не станет разделять со мной те ценности, в которых воспитывали нас родители и наш духовник протоиерей Владимир Воробьев. В чем бы то ни было — как в том, что служение в Церкви, священническое служение — это особое, высшее служение, так и в том, что семья может быть только многодетной. Так я думал, пока один умудренный протоиерей не мне сказал такую вещь: «Это только ты думаешь, что ты выбирал — на самом деле выбрали тебя!».

Не знаю за что — наверное, за молитвы родителей — меня миловал Господь и избавил от необходимости столкнуться с проблемой, которой я опасался.

Говорят, что мужчина выбирает себе жену, похожую на его мать. Однако моя жена — полная противоположность женщине, которая подарила мне жизнь. Конечно, она так же, как и моя мама, любит детей и хочет, чтобы в семье их было как можно больше, но по характеру она – полная противоположность. Мягка и кроткая, она больше напоминает мне отца, который многое нам попускал, несмотря на то, что мама строго следила за тем, чтобы мы не баловались.

— Почему Вам было настолько важно найти человека, который также хотел бы создать многодетную семью?

— Я просто не представлял, что в моей семье будет только один ребенок. Для меня иметь много детей в семье — вещь сама собой разумеющаяся. Это связано не только с тем, что я вырос в многодетной семье, но и с тем, что мои бабушки и дедушки со стороны обоих родителей имели многодетные семьи.

Мой дедушка по линии матери — Евгений Абмарцумов — имел многодетную семью из семи человек, так же как и дедушка со стороны отца. Бабушка и дедушка по отцовской линии хотя и умерли рано, но связь с ними мы чувствуем и по сей день. Отец часто нам рассказывал удивительную историю любви дедушки и бабушки, которых мы никогда не видели. Будучи молодым мужчиной, мой дедушка стал инвалидом и сказал бабушке, что освобождает ее от данного им слова, потому что вынужден будет до конца жизни провести в инвалидной коляске. Так как бабушка сильно его любила, она все-таки вышла за него замуж. Хоть они и не были воцерковленными людьми, но все же смогли создать счастливую многодетную семью. Так как мои родители воспитывались в многодетных семьях, я думаю, они и не задумывались, какой будет их семья.

— Кого в многодетной семье ждут больше: мальчиков или девочек?

— Я думаю, что любой адекватный человек будет рад уже только тому, что у него появился здоровый ребенок, а кто он — мальчик или девочка — уже не так важно. Рождение детей — это всегда праздник, но не могу не заметить, что рождение мальчика – особое событие. В семье я был хоть и вторым ребенком, но первым сыном, поэтому я всегда чувствовал свое особое положение, отчего часто капризничал и не отходил от мамы. Насколько я помню себя в детстве, я всегда был очень близок со своей мамой. Когда я немного подрос, а в семье начали появляться другие дети, я начал осознавать, что являюсь старшим братом. Знаете, в народе говорят, что старший сын – это второй отец. Это очень высокая планка, которой я до сих пор не могу соответствовать.

— Есть ли проблемы, которые не возникают в многодетных семьях?

— В моем детстве говорили: «Один ребенок — эгоизм, два — антагонизм, три — начало нормальной семьи». Проблема эгоизма минимизируется. Я, конечно, скажу неправду, если начну говорить, что в многодетной семье дети всегда живут благополучно, что никто из них никогда не станет пить, курить или воровать. Увы, подобных примеров я знаю много. Хотя православное воспитание является профилактикой правонарушений и каких-то недобрых зависимостей и увлечений, это все-таки не панацея. Такой панацеей может быть только любовь и вера родителей, причем не на словах, а на деле. О себе могу сказать, что любить детей по-настоящему мне стоит еще поучиться.

— Своих детей Вы воспитываете по тем же принципам, что и ваш отец?

— К сожалению, я не похож на своего отца. Он всегда очень много внимания уделял нам – своим детям, каждый день подолгу с нами возился, а я так просто не умею. Если бы умел, то все равно бы не успевал. Поэтому большую часть времени с нашими детьми проводит моя жена. Когда я прихожу вечером домой, прошу ее рассказать о событиях, прошедших за день. Иногда жена просит принять участие в воспитании детей.

В основном, я все же стараюсь наблюдать за жизнью детей издалека, давая им свободу и право выбора, как это когда-то делали мои родители. С малолетства я приучаю своих детей точно знать, чего они хотят. Приведу пример: когда мой средний сын начинал капризничать и чего-то требовать, я ему говорил следующее: «Выбирай, чего ты хочешь: успокаиваешься и остаешься с нами играть или идешь за дверь». Ребенок должен принимать решения и четко понимать последствия своего выбора. В будущем ему не раз придется выбирать из разных вариантов правильное для себя решение, а также отвечать за свой выбор.

— Часто ли Вы обижались на своего отца, когда у него не хватало времени лично на Вас?

— Скорее, я обижался, когда мой отец уделял мне слишком много внимания в «определенных» ситуациях.

С присущим мне тогда юношеским максимализмом я полагал, что со своими проблемами я лучше разберусь сам, нежели в этом мне будет помогать отец. Но после очередной неудачи я опять стоял напротив отца, который пытался донести до меня то, что я не мог понять, совершив тот или иной поступок.

Когда отец проводил со мной эти разъяснительные беседы, я предпочитал стоять и мысленно про себя думать: «Ты говори-говори, а я постою помолчу и дальше пойду делать так, как считаю нужным».

Тем не менее, я благодарен своему отцу за его разговоры со мной, потому что в определенные моменты жизни его советы и наставления мне все-таки помогали.

— А своим детям Вы устраиваете разъяснительные беседы или в семье чаще случаются «разборы полетов» с наложением санкций?

— Дело в том, что я куда более жесткий человек, чем мой папа, и у меня разговоры выходят гораздо короче и радикальнее. Думается, что мои дети не будут вспоминать наши беседы с такой же благодарностью, как я вспоминаю их с моим отцом.

Наши родители воспитали нас так, что мы захотели создать многодетные семьи, честно работать и жить с Богом, но захотят ли этого наши дети? Я считаю, что время покажет, и это для нас будет самая главная проверка.

— А были ли у Ваших детей такие же проблемы, как и у Вас в детстве? Как удавалось их решить?

— Конечно, проблемы были и есть всегда. Как бы это странно не звучало, но в современном мире моей многодетной семье жить намного легче, чем жилось семье моих родителей. Нам легче прежде всего потому, что за нас больше молятся. За нас молится наш духовник, наши родители, мои братья и сестры, родственники, друзья и прославленный в лике священномучеников наш прадед — священномученик Владимир Амбарцумов.

Мои дети учатся в православной общеобразовательной школе с очень хорошим уровнем образования, а также с пониманием материальных возможностей многодетных семей. В школе, конечно, у детей возникают проблемы, но их меньше, чем, если бы мои дети учились в обычной общеобразовательной школе. Им не нужно, как мне в свое время, скрывать свою веру.

Сейчас мои дети достигли переходного возраста, который принес некоторые проблемы, но я понимаю, что это проблема именно переходного возраста, проблема отрицания, а не того, что ребенок чувствует себя ненужным и поэтому делает все наоборот. Для становления личности это нормально. И, безусловно, это заставляет привыкшего к положительному настроению в семье родителя понимать, что это некий период, который нужно пережить вместе с ребенком.

— Если почитать материалы православных СМИ о многодетных семьях, то возникает ощущение того, что у таких семей совершенно нет проблем. Так ли это на самом деле? Какие проблемы возникают у многодетных семей помимо денежных и жилищных?

— Вы правильно вынесли за скобки два самых главных вопроса, и я не могу их не прокомментировать. Жилищный вопрос в многодетной семье один из самых главных, на втором месте – денежный. Но, как говорят, «Бог дал детей — даст и на детей». Так и получается! Бог и государство про нас не забывают.

В наших доходах — не самая большая часть, но тем не менее, существенная часть — это помощь государства. Благодаря ей мы можем выжить.

В многодетной семье проблем в несколько раз больше, чем в обычной. Одна из многочисленных проблем многодетных родителей – это проблема образования ребенка. Когда в семье один ребенок, его можно привести и забрать из школы, отвести на какую-либо секцию или кружок, выучить с ним уроки. А когда у тебя пять школьников и три дошкольника, которые уже занимаются на каких-то занятиях, то одна логистика стоит отдельного должностного лица. По Кодексу законов о труде РФ человеку положено трудиться 8 часов в день 5 раз в неделю. Несмотря на это, многодетная мама работает три смены в день семь дней в неделю. Быть мамой — самая трудная работа, потому что всем нужно угодить. Дети приходят со школы в разное время, всех нужно накормить, а так как дети разные, то и едят они по-разному: один ест суп, другой его не ест. Также многодетной маме каждый день приходится убираться, потому что когда в доме десять детей, в доме творится хаос. Навести элементарный порядок в условиях ограниченного пространства — это достаточно сложно. Это тоже целая проблема, потому что никто не хочет ничего делать, все уже устали, все должны идти спать, а тут им говорят, что нужно за собой убрать игрушки.

Конечно, есть проблемы и между детьми: между мальчиками и девочками, старшими и младшими.

— Насколько тяжело быть многодетным отцом?

— Значительно легче, чем многодетной матерью.

— Ваш отец, отец Александр, говорил о том, что его тесть часто наблюдал за поведением своих детей, как они относятся друг к другу и окружающим. Иногда даже ставил эксперименты. Однажды к ним в дом пришли гости и принесли много всего вкусного, что в те времена было большим дефицитом. Дома был только старший ребенок, и тогда отец сказал ему, что он мог бы есть много разных вкусных блюд, если бы у него не было столько братьев и сестер. Но ребенок тут же ответил, что ни за что не променяет своих младших братиков и сестричек на что-то вкусное. Приходилось ли вам наблюдать что-то подобное?

— Я не проводил эксперименты, но я не сомневаюсь в подобной реакции своих детей, ведь они – третье поколение многодетных. Хотя, не буду отрицать, что проблема такая существует. Я рассказываю своим детям, что есть и другая жизнь, может быть, более благополучная в материальном плане, но мы живем той жизнью, которая у нас есть. В ней есть свои ограничения, довольно жесткие, и в то же время, в нашей жизни существуют другие возможности и преимущества. В будущем я не смогу и не буду заставлять детей жить так, как живем мы сейчас – в православной многодетной семье. Их жизнь — это их жизнь, я в нее вмешиваться не буду.

Если в будущем они захотят жить в мире, где используют косметику, прокалывают себе разные части тела, гуляют по ночам и выпивают, я не буду их насильно задерживать в своей семье. Они будут жить так, как захотят, потому что это будет их выбор. Но в моей семье у них этого не будет.

Выбрать свой путь они должны сами, но несмотря ни на что, они все равно останутся моими детьми, которых я буду любить до конца своей жизни.

— Отец Филипп, как наказать ребенка с пользой для него?

— Чистыми руками, с холодной головой и горячим сердцем. Отец всегда мне говорил, что битье никогда никого ничему не научило. И это факт.

Например, египтяне считали, что мозг человека находится в позвоночнике в жидком состоянии. И если ребенок начинал лениться, его нужно было отстегать розгами по спине, чтобы привести мозг в тонус. Я не призываю никого к таким радикальным мерам, но, когда ребенок в определенных ситуациях по малолетству рискует своей жизнью, то тут уже не до разговоров. Часто дети не понимают слов взрослых, но зато хорошо понимают «действие». Хороший шлепок по попе сразу объяснит непослушному малышу, что дорогу нужно переходить только держа маму за руку или что нельзя совать пальчики в розетку.

— Отец Филипп, а научили ли Вас чему-то дети?

— Для столь самоуверенных людей как я это очень трудный вопрос. У самоуверенных людей всегда возникают трудности с воспитанием детей. Скажу только одно: дети очень хорошо учат терпению, вниманию и, конечно, любви. Но самое главное — дети учат по-детски радоваться жизни.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]