Воспитание царских дочерей
17.07.2015

Чтобы найти положительный пример для воспита­ния своих детей, обратимся сегодня к семье последне­го Российского Государя Николая II. Особенно важен для нас вопрос воспитания дочерей в этой семье. Все, кто знал эту семью, единодушно отмечают, что Царевны были хо­рошо воспитаны, скромны и никогда не выставляли напо­каз своего высокого звания. Со всеми они были просты, ласковы, вежливы. Они очень любили своих родителей и были послушны им. Они были истинными христианками и патриотами своей Родины. Со смирением и кротостью взошли они на Екатеринбургскую Голгофу и приняли му­ченическую смерть.

Как же воспитывались эти девочки? Кто занимался их воспитанием? Что полезного для себя может взять каж­дый из нас для воспитания собственных дочерей или учениц своих школ? Прежде чем воспитывать детей, необхо­димо воспитать себя. Вот один из принципов воспитания в Царской Семье.

Мы должны быть сами именно такими, какими хотим видеть наших детей. Для Государыни во взаимоотношениях с супругом очень важными были терпение, взаимное внимание, единство интересов, удержи­вание от ссор, то есть постоянная работа над собой. Дети видели все это и понимали. Они росли в атмосфере люб­ви и уважения родителей друг к другу. Анна Вырубова вспоминала: «За 12 лет я никогда не слыхала ни одного громкого слова между ними, ни разу не видала их даже сколько-нибудь раздраженными друг против друга».

Государыня сумела воспитать и передать детям чув­ство почитания отца, занимающего центральное место в семье. Дети очень любили своего отца. Для них он был одновременно царем, перед которым они преклонялись, отцом, которого они любили, и товарищем в их детских забавах. Отец, в свою очередь, при большой занятости го­сударственными делами, любое свободное время посвя­щал жене и детям. Как важно благодатное влияние отца, обладающего нравственным авторитетом, на детей!

В основе воспитания детей Александра Федоровна полагала религиозное воспитание: «Бог впервые прихо­дит к детям через любовь матери, потому что материнская любовь как бы воплощает любовь Бога». «Религиозное воспитание - самый богатый дар, который родители могут оставить своему ребенку», - писала в дневнике Государыня. Ведь духовный стержень - это основа нрав ственно здоровой личности, без которого не может быть личность полноценной, гармоничной, нравственной. Это воспитание ребенок получает в семье, дома. Дом для Государыни - «это место тепла и нежности. В христианском доме должна жить любовь. Он должен быть местом молитвы. Именно в молитве мы черпаем благодать, нужную нам, чтобы сде­лать наш дом светлым, добрым, чистым».

Следующим принципом воспитания было воспитание послушания. «Учись послушанию, пока ты еще мала, -писала Государыня своей дочери Ольге, - и ты научишь­ся слушаться Бога, когда станешь старше». Она не сомне­валась, что послушание - это христианская добродетель и одно из условий спасения. Всякое свое распоряжение Александра Федоровна давала обдуманно и сознатель­но, никогда не требовала от детей невозможного и всег­да твердо помнила свои слова. Дочери были послушны матери не столько из страха наказания, сколько из страха огорчить ее. И, несмотря на строгость и требовательность матери, девочки ее очень любили, она была для них ав­торитетом. Не зря, если матери нездоровилось, то дочери устраивали попеременно дежурства и безвыходно оста­вались при ней.

Царица была строгой матерью. Она не допускала, что­бы дети праздно проводи ли время, они всегда были заня­ты - будь то учеба, рукоделие, спорт, прогулки, игры, чте­ние. «Даже то, что нам не нравится, мы должны делать с любовью и тщанием, и перестанем видеть то, что нам не­приятно», - пишет Александра Федоровна. Девочкам не­когда было скучать, они не были бездельницами. И этот навык очень пригодился им, когда семья находилась под арестом в Царском Селе, в заключении в Тобольске и в Екатеринбурге. Великие Княжны с отцом и преданными слугами разбивали огород в Царском Селе и в Тобольске, пилили и кололи дрова, строили горку, занимались руко­делием, ставили домашние сценки и что самое порази­тельное - не прекращали обучения.

Их воспитание носило «спартанский» характер. «Спали в больших детских на походных кроватях, почти без подушек и мало покрытые. Холодная ванна по утрам и теплая каждый вечер», - вспоминала Анна Вырубова.

Платья старших девочек переходили к младшим. Когда царской дочери исполнялось 12 лет, ей дарили первый золотой браслет. Это была богатейшая семья. И, казалось бы, как просто было окружить детей императора только приятными вещами! «Долг родителей - подготовить де­тей к жизни, к любым испытаниям, которые ниспошлет им Бог, - рассуждала Государыня, - Дети должны учить­ся самоотречению. Они не смогут иметь все, что им хо­чется. Они должны учиться отказываться от собственных желаний ради других людей. Им следует также учиться быть заботливыми. Беззаботный человек всегда причи­няет вред и боль - не намеренно, а просто по небрежно­сти. Дети должны учиться приносить пользу родителям и друг другу. Они могут это сделать, не требуя излишнего внимания, не причиняя другим забот и беспокойства за себя. Как только они немного подрастут, детям следует учиться полагаться на себя, учиться обходиться без по­мощи других, чтобы стать сильными и независимыми».

Государыня не прятала своих детей от жизни, она ска­зала как то, что «кроме красоты, в мире много печали». Милосердие, благотворительность были не пустыми словами в их семье, и дети всегда помогали матери. Так в 1911-1913 гг. они участвовали в благотворительных ба­зарах в Крыму в пользу туберкулезных больных. На вы­рученные деньги был построен прекрасный санаторий. Когда мать не могла посещать дома туберкулезных боль­ных, то посылала туда дочерей. Ей часто говорили, что для девочек опасно сидеть у постели больных туберкулезом. Но она отметала эти возражения, и Великие Княжны посе­щали многих тяжелейших пациентов..

Государыня очень заботилась о нравственном воспи­тании дочерей. «Ничего нечистого, дурного в их жизнь не допускалось, - вспоминает Юлия Ден, - Ее Величество очень строго следила за выбором книг, которые они чита­ли. Их величества не имели ни малейшего представления о безобразных сторонах жизни». Александра Федоровна стремилась ограничить общение дочерей с девицами высшего света, боясь их дурного влияния. Это касалось и племянницы Государя - Ирины. Родственники и аристократическое общество были обижены, но Государыня была непреклонна.

Таким образом, с одной стороны царские дочери ви­дели и знали красоту окружающего мира - они часто были на природе, занимались музыкой, рисовали, читали хорошую литературу, общались с интересными людьми. С другой стороны, они знали и горестные стороны жизни, посещая дома туберкулезных больных, работая сестрами милосердия в госпитале. Но они не знали мерзостей по­рока. Смрад порока не коснулся их даже в заключении, когда похабники-караульные пытались оскорбить чистоту юных девушек.

Царские дочери воспитаны были патриотами своей Родины. Между собой они говорили только по-русски, любили все русское. Девочки хотели выйти замуж только за русских. Известен факт сватовства румынского принца к царевне Ольге. Но Ольга решительно отказалась. «Я не хочу быть иностранкой в своей стране, - заявила она, -я русская и хочу оставаться русской». Родители не стали принуждать ее, и переговоры о сватовстве были отложе­ны на неопределенное время.

В тяжелое военное время старшие дочери, Ольга 19 лет и Татьяна 17 лет, вместе с Императрицей закончили курс медсестер и работали на­равне с другими медсестрами в Царскосельском госпи­тале. Работа была тяжелой и в физическом, и в мораль­ном плане. Они работали на пределе своих юных сил. «Лазареты, раненые и панихиды - вот чем заполнены были эти молодые жизни», - пишет Ф. Винберг. Но они не жаловались. Они служили Родине, и это был их долг. Осознавая себя Великими Княжнами, Ольга и Татьяна во время войны занимались и общественной деятельностью. Они были инициаторами организации комитетов, назван­ных их именами. С начала войны Великая Княжна Ольга работала в своем комитете помощи семьям военнослу­жащих. Великая Княжна Татьяна в середине 1915 г. стала заведовать комитетом помощи беженцам, наводнившим тогда Россию. Обе Великие Княжны во время войны проя­вили себя большими труженицами и патриотами.

Умная и строгая Александра Федоровна воспитывала своих дочерей и как будущих женщин, хранительниц до­машнего очага. «Дом и семья - этого, что держится в пер­вую очередь на женщине, и каждая девушка обязана по­нять это еще в детстве», - писала Императрица и в этом была уверена. Царица обучала дочерей основам домаш­него хозяйства, хотела видеть в них настоящих помощ­ниц: царевны вышивали, шили рубашки, гладили белье. Александра Федоровна воспитывала в них чувство долга будущих жен и матерей. Государыня была не только ма­терью для своих девочек, она была им другом. Старшие поверяли ей свои сердечные тайны, просили у нее сове­та. Так Ольга пережила скрытую от всех личную драму. И только мать знала об этом. Из ее писем к дочери мы ви­дим конкретный пример, как чутко и бережно относилась Государыня к чувству старшей дочери. В этих письмах мы не найдем ни приказов, ни запретов, хотя мы понимаем, что Александра Федоровна огорчена выбором Ольги.

В семье последнего Российского Императора было четыре дочери - Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Это были четыре личности, четыре характера со своими поло­жительными и отрицательными качествами.

Старшей была Великая Княжна Ольга. Характерными чертами ее были сильная воля, неподкупная честность и прямота, чем она походила на мать. Из всех сестер она была самая умная и талантливая. Она не любила хозяй­ства, не была практичной, но предпочитала уединение и книги. Современников покоряли ее обаяние и чувство юмора.

Более других детей Великая Княжна Ольга была похо­жа на Государя, которого она, по словам учителя Сиднея Гиббса, «любила больше всего на свете». Ее так и называли - «дочь отца». Отношения с матерью у Ольги скла­дывались сложнее. Это был самый трудный ребенок Александры Федоровны.

Ольга была упряма, капризна, своевольна. Старшая царевна была вспыльчива, хотя и отходчива. Такие отри­цательные качества характера могли перерасти в озло­бление на всех окружающих, угрюмость, в конечном ито­ге, уныние, отчаяние и одиночество.

Александра Федоровна, конечно, видела недостат­ки дочери. Как же она помогала Ольге избавиться от них? Вот, например, как разрешался конфликт с гувернанткой. Государыня пишет Ольге: «Бог преподает нам урок терпе­ния. Я знаю, что для тебя это особенно трудно, так как ты очень глубоко все переживаешь и у тебя горячий нрав. Но ты должна научиться обуздывать свой язык. Быстро по­молись, чтобы Бог тебе помог... Старайся всегда ей (гувер­нантке) сочувствовать и не думай о себе. Тогда с Божьей помощью тебе легче будет терпеть. Да благословит тебя Бог. Очень нежно тебя целую. Твоя мама».

Дети в царской семье, как и в других семьях, ссори­лись. Вот как мать увещевает старшую дочь: «Старайся быть более послушной и не будь чересчур нетерпеливой, не впадай от этого в гнев. Меня это очень расстраивает, ты ведь сейчас совсем большая. Ты видишь, как Анастасия начинает повторять за тобой».

Достаточно этих двух примеров, чтобы понять, как мать с любовью, но твердо ведет дочь на борьбу со своими недостатками. В ее письмах нет ни угроз, ни оскорблений.

Со временем Ольга Николаевна научилась бороться со своими недостатками. Не зря именно через Великую Княжну Ольгу Государь передал свою последнюю волю: «Отец просит передать всем, кто ему остался предан и тем, на кого они могут иметь влияние, чтобы они не мсти­ли за него - он всех простил и за всех молится, и чтобы помнили, что зло, которое сейчас в мире, будет еще силь­нее, но что зло не победи т зло, а только любовь».

Татьяна Николаевна была «Великой Княжной с головы до ног, так она была аристократична и царственна», - пи­сала Ф.Я. Офросимова.

У Татьяны рано определился цель­ный характер, хозяйственная сметка, практичность, дело­витость. Среди сестер она была главной. Дети дразнили ее «гувернанткой», когда в отсутствии матери она неуклонно заставляла всех выполнять волю Государыни. «Это была спокойная, ловкая и дельная хирургическая сестра», - го­ворил о ней доктор Деревенко. Великая Княжна Татьяна обладала незаурядными организаторскими способностя­ми. В тяжелое военное время она выступила инициатором создания комитета ее имени для оказания помощи бе­женцам. Занимая пост Председательницы комитета, она работала в нем активно, «разумно» и «толково», по словам А. Мосолова.

Она была любимицей Императрицы, именно Татьяна стремилась окружить ее постоянной заботой. «Пожалуйста, дорогая мама, не бегай по комнатам, про­веряя, все ли в порядке»; «Миленькая, не беспокой­ся о Беби. Я присмотрю за ним, и все будет в порядке»; «Благословляю вас, мои любимые. Спите хорошо. Много раз целую тебя и дорогого папу», - так пишет матери девочка-подросток.

Да, Татьяна была лидером. Но эти качества лидера могли бы перерасти в гордыню, тщеславие, бескомпро­миссное подчинение других своей воле. Но этого не про­изошло. Александра Федоровна мудро руководила духовным возрастанием дочери. «Я даю тебе слово, что буду делать все, чего ты хочешь, и всегда буду слушаться тебя, любимая»; «Я молюсь, чтобы Бог сделал меня лучше». - Писала она матери в 1916 г. А как поступаем мы, видя в наших детях зачатки лидера и организаторские способ­ности? Мы стремимся развить в детях эти качества для самоутверждения, наделяя их тщеславием и гордыней. С годами в Татьяне развилось чувство долга. В ней жила евангельская истина отношения к богатству как к воз­можности помогать людям. В феврале 1918 г. она писала: «Жалко людей бедных, которым раньше мы могли помо­гать, а теперь это невозможно».

Великая Княжна Мария Николаевна была по воспоми­наниям Дитерихса «...типично русская, добродушная, ве­селая, с ровным характером, приветливая девушка». Она была общительна, любила поговорить с простыми людь­ми - солдатами охраны, матросами яхты «Штандарт».

Во время ареста она сумела расположить к себе всех окружа­ющих, не исключая комиссаров Панкратова и Яковлева, а в Екатеринбурге охранники-рабочие обучали ее гото­вить лепешки из муки без дрожжей. Она любила возиться и нянчиться с маленькими детьми. Из нее получилась бы прекрасная жена и мать.

Мария была религиозна. Это чувство быпо в ней осно­вательным и глубоким. Чаще других детей она говорила с матерью о вере и Церкви и делилась с ней своими рели­гиозными переживаниями: «...после молитвы у меня было такое чувство, как будто я пришла с исповеди… такое при­ятное, небесное ощущение».

Но Мария не обладала сильным, волевым харак­тером. Она находилась в полном подчинении у сво­ей младшей сестры Анастасии. По своей доброте она старалась услужить сестрам и брату. А они называли ее «добрый, толстый Туту», или «Машка». Ей казалось, что они порой обижают ее, и она плакала и жаловалась матери. «Милое дитя, ты должна пообещать мне никог­да впредь не думать, что тебя никто не любит. Мы все очень нежно любим тебя» - утешала ее мать. Мария не обладала яркими способностями и имела склонность к лени. Но Александра Федоровна не позволила превратиться Марии в безвольного человека, находя­щегося в подчинении у других с комплексами нелюби­мого ребенка. Уезжая со старшими дочерьми, она на­казывала Марии: «Ты в этой группе старшая и поэтому должна хорошо присматривать за младшими»; «Когда вы утром встанете, напиши мне, как у вас троих дела, и вечером - о том, как вы провели день». Мать дава­ла дочери различные поручения, побуждая ее к само­стоятельности. Не зря Александра Федоровна взяла с собой из Тобольска в Екатеринбург только Марию, остальные сестры остались в Тобольске с больным на­следником. «Трудно написать что-нибудь хорошее, так как здесь этого слишком мало. Но зато Бог не оставляет, солнышко светит, и птички поют»-писала Мария брату Алексею из Екатеринбурга 2 мая 1918 г.

Младшая из Великих Княжон - Анастасия. Основной чертой ее не до конца раскрывшегося характера была веселая ребячливость. Это была девочка-«сорванец», «Швибз», как называли ее родные. Когда царевичу не хва­тало мальчишеского общества, «постреленок» Анастасия успешно заменяла его. Она умела подмечать слабые сто­роны людей и комично имитировать их, с удовольствием участвовала в домашних постановках, всех смешила, со­храняя делан но-серьезный вид. Ее проказам и шуткам не было конца то на дерево залезет, и только по приказу отца спустится оттуда, то на подносе сьедет с лестницы, как с горки.

Но куда же могла привести подобная веселость и жи­вость? Ведь шутки бывают злыми. Так однажды во вре­мя обеда на яхте «Штандарт» 5-летняя Анастасия за­бралась под стол и стала гостей щипать за ноги. Гости в Высочайшем присутствии не смели выразить неудоволь­ствие. Ачто же родители? Государь, поняв, в чем дело, вы­тащил ее за волосы, и ей жестоко досталось. Родители не поощряли злых шуток и наказывали за них. Александра Федоровна сумела шаловливость Анастасии превратить в достоинство - веселость ее не только радовала, но и уте­шала окружающих. И порой Анастасию называли детским именем матери - «Солнечный луч». «При ней даже ране­ные пляшут», - говорили об Анастасии Николаевне, когда она бывала в госпитале. В военное время она и Мария - младшая пара сестер - работали на раненых шитьем бе­лья для солдат и их семей, приготовлением бинтов и кор­пии. Все это делала Анастасия, которая была очень ленива от природы.

Анастасия была утешительницей. «Мои ноги», - гово­рила Государыня про младшую дочь, когда из-за болезни вынуждена была сидеть без движения.

Вот так из проказницы и лентяйки была воспитана смиренная и послушная день, которая очень любила сво­их родителей. Она писала в записке отцу перед отъездом родителей 18 апреля 1918 г.: «Храни тебя Господь и все святые, мой папа, дорогой и любимый. Мысленно и мо­литвенно будем все время с вами. Я даже не могу себе представить, как это мы сможем остаться без вас. Верю и надеюсь, что Господь поможет. Спокойной ночи, папа, зо­лотой мой, ненаглядный!» Многим ли отцам писали такие письма? Многим ли отцам говорили такие слова?

Мы познакомились с четырьмя характерами, че­тырьмя личностями девочек и девушек. С одной сторо­ны, четыре сестры были уникальными личностями, как и каждый человек уникален, обладали своими личны­ми достоинствами и недостатками. Но с другой сторо­ны, они обладали общими достоинствами. Они были послушны, смиренны, терпеливы, милосердны, ласко­вый просты в обращении с окружающими, трудолюби­вы, были патриотами своей Родины. Очень любили ро­дителей, брата, друг друга. Заслуга в воспитании таких черт характера принадлежит, в основном, матери. Как же удалось это сделать Александре Федоровне? В чем секрет? Мудрая Государыня-мать вовсе не желала пере­делывать натуру ребенка на собственный вкус и ломать ее. Она опиралась на правила христианского благоче­стия и позволяла дочерям развиваться в зависимости от качеств, данных Богом. В результате малопривлекатель­ные качества перерождались в достоинства. В основе воспитания царских дочерей - религиозное воспита­ние, без которого невозможно воспитать гармонически развитую личность.

Современные матери многое могут почерпнуть для себя и получить ответы на многие вопросы о воспита­нии детей из писем Александры Федоровны, последней Государыни Российской. Святая Страстотерпица Александра, помогай нам!



Список литературы:

Митрополит Амфилохий (Радович). «Основы право­славного воспитания». - Пермь: Православное общество «Панагия», 2000.
Боханов А. Император Николай П. -М.: «Русское слово», 1998.
Верная Богу, Царю и Отечеству /Сост. Рассулин Ю. - СПб.: «Царское Дело». 2005.
Савченко П. Русская девушка. Трифонов Печенегский монастырь, «Ковчег», 2002.
Кравцова М. Воспитание детей на примере святых Царственных Мучеников. - М.: «Благо», 2003.
Миллер. Царская семья - жертва темной силы. - Сергиев Посад: Патриарший издательско-полиграфический Центр, 1998.
  • Добавил(а): Nata
  • Просмотров: 1258
  • Комментарии: 1
аватарЯ думаю, после этих публикаций чтения в воскресной школе можно уже отменить

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]