Протоиерей Александр Зелененко

Бог прославляется во святых своих (ср.: 2 Фес. 1:10). Этим и объясняется наш особый интерес к жизни и опыту святых и особенно дорогого сердцу батюшки отца Иоанна Кронштадтского, который с пламенной любовью жил во Христе, а Христос в нём, творя чудеса в его пастырстве и законоучительстве.

Мы вновь обращаемся к его богатому опыту, в том числе педагогическому – как школьного духовника-воспитателя, богодухновенного законоучителя, самоотверженного Богу и людям служителя, дающего образ и пример праведной жизни современным пастырям, законоучителям, педагогам, родителям и детям.

Условия жизни и служения отца Иоанна

Казалось бы, он был рядовой «белый» (то есть женатый) приходской священник, выходец из простой, бедной семьи провинциального дьячка из архангельской глубинки. Он прослужил 53 года в Андреевском соборе небольшого морского городка Кронштадта, расположенного в некотором отдалении от тогдашней столицы России Санкт-Петербурга, не имевшего ничего общего с его оживлённой общественной атмосферой, парадным лоском внешнего бытия.

Столица отсылала в Кронштадт разного рода нежелательные для себя «элементы» – воров, убийц, пьяниц, бродяг, попрошаек. Чернорабочие в Кронштадтском порту и их семьи жили, как правило, в ужасающе тяжелых условиях. Но именно здесь, среди тьмы и нищеты, в эпицентре человеческих страданий и суждено было зажечься величайшему светильнику русской святости.

В мир пришел человек, который стал жить и служить в Евангельском духе – как проповедник покаяния, как «воскреситель веры» в народе, а для юношества – школьный законоучитель, духовный наставник и любящий отец. И всё это вопреки основным установкам своего времени, когда в мире христианская вера и любовь заметно оскудели, их потеснили совсем другие «ценности»: деньги, выгода, прагматический расчет – культ земного благоденствия.

Там, где распространялось неверие, он вселял в сердца свет веры; где царил эгоизм, он отдавал последнее, оставаясь нередко буквально босым и раздетым; там, где в норму вошло холодное равнодушие и мелкие себялюбивые интересы, он проявлял горячую, искреннюю любовь, жертвенность и сострадание. «Он зажег священный огонь в тысячах душ; он спас от отчаяния тысячи опустошенных сердец; он возвратил Богу и в ограду Церкви тысячу гибнущих чад; он увлек на служение пастырское столько выдающихся людей, которые именно в личности отца Иоанна успели увидеть, оценить и полюбить до самозабвения красоту священства...» [1].

В произведениях отца Иоанна и в воспоминаниях о нём его современников не содержится стройной педагогической системы и методики преподавания Закона Божия. Но его личный пример, нравственные качества, поучения, беседы и наставления, касающиеся воспитания и обучения детей, воспоминания его учеников о его уроках, позволяют нам не только ознакомиться с его законоучительством, педагогическими воззрениями, принципами воспитания, обучения, но и воспринять их как заветы современным пастырям, законоучителям, родителям и педагогам. Не всё благополучно было тогда в семейном воспитании и школьном образовании. Об упущениях в школах его времени отец Иоанн вспоминал: «Чему только в наших школах ни учили, – одному лишь не учили: как бороться с грехом, хранить душу в чистоте, верности, любви и правде» [2]. Он говорил и о насущной важности «науки удаляться греха, побеждать грех и устремляться к добродетели через христианскую жизнь» [3].

Отец Иоанн 32 года своей жизни посвятил законоучительству, церковно-педагогической и школьно-духовнической деятельности, в течение 5 лет (с 1857 по 1862 г.г.) преподавая Закон Божий в Кронштадтском уездном училище, а затем 27 лет (с 1862 по 1889 гг.) в Кронштадтской гимназии. Когда ему была предложена в гимназии должность законоучителя, он с радостью согласился, ему представилась возможность духовного руководства детьми до зрелого возраста, когда из ребенка формируется христианин, семьянин и гражданин, призванный возлюбить Бога, людей и Отечество. Школьному делу о. Иоанн отдавался всецело, как и пастырскому, считая школу преддверием Церкви, а заботу о школе – важнейшим делом святой Церкви. Удивительно его сравнение учителя с садовником, наиболее полно отражающее и раскрывающее суть его педагогической деятельности. «Мы садовники – любил говорить он детям – вы растения и цветы, а гимназия – сад; преподавание – это поливание; перевод из класса в класс – это пересаживание и перемена грунта, сухие ветви и пожелтевшие листочки – это ученики недоброго поведения и безуспешные в науках, сухие и бесплодные» [4].

О жизни отца Иоанна во Христе
как спасительном христоцентризме

Средоточием всей жизни отца Иоанна был Христос и пламенная любовь к Нему, вечно живому: «Тобою, Господи, живу, Тобою дышу, вижу, слышу, осязаю, обоняю. Тобою мыслю, чувствую, воображаю, радуюсь, памятую, упокоеваюсь, каюсь, очищаюсь, укрепляюсь, исцеляюсь, просвещаюсь, избавляюсь от врагов видимых и невидимых, торжествую победы над страстями льстивыми и губительными. Тобою и Тебя исповедаю, прославляю, благодарю, люблю… С Тобою умру и с Тобою уповаю воскреснуть от мертвых и жить с Тобою и в Тебе во веки бесконечные» [5]. «Без Христа суетно все образование» [6], – утверждает праведный Иоанн Кронштадтский.

В основе всякого человеческого учения и дела, должно быть Евангельское Учение Христа, которое проливает Свет Божественной Истины на все человеческие дела, пути и творчество. «Без Меня не можете творить ничего» (Ин. 15:5) – эти слова Божии не просто истина, они отражают абсолютный духовный закон жизни и творения добра.

Детская душа, по учению отца Иоанна, это живая Божия красота Любовь к детям отец Иоанн ставил краеугольным камнем деятельности педагога, камнем, который столь часто отвергался и отвергается в современных, так называемых технологиях светской педагогической науки и деятельности. Известны такие его слова, обращенные к ученикам гимназии, где он преподавал: «Вы дети мои, ибо я родил и рождаю вас благовествованием о Христе Иисусе. Духовная кровь моя – наставления мои, текут в жилах ваших. Вы дети мои, потому что я имею вас всегда в сердце своем и молюсь за вас. Вы дети мои, потому что вы духовные чада мои. Вы дети мои, потому что я действительно, как священник, отец, и вы называете меня батюшкою» [7].

О неземной, равноангельской любви отца Иоанна к детям

В отце Иоанне жила какая-то неземная, ангелоподобная любовь к детям, которая вдохновляла его и двигала весь учебно-воспитательный процесс. То был особый благодатный Божий дар, взгретый им настолько, что и в последующие годы, уже оставив учительскую деятельность, он часто исцелял больных деток силой своей любви и молитвой, непрестанно благословляя и наставляя их в вере. Сколько раз он плакал над больными детьми, особенно если они были больны духовно! Один раз с великой скорбью и состраданием он ласкал глубоко душевно больного мальчика, а однажды в госпитале он бросился целовать тяжелобольную девочку, стоя на коленях перед её кроватью. «Милое дитя, тебе не больно? Страдалица ты моя!» – причитал батюшка [8].

О строгости отца Иоанна
к проступкам и нерадивости учащихся

Тем не менее, бывал он иногда и резким. Так, одного 16-летнего мальчика, крайне ленивого и нравственно-испорченного, вслух, при всём классе усомнившегося в Божестве Святого Духа, отец Иоанн резко и строго назвал безбожником и изувером, но ответил на его дерзкий вопрос, а потом вызвал на отдельную беседу, после которой мальчик почувствовал себя обновленным и укреплённым духом.

Был случай, когда «одна барыня жаловалась дорогому батюшке на упадок в религиозно-нравственном воспитании своих детей. А батюшка-то, на неё даже разгневался». Учителя их, говорит барышня, учили всему, что надо, чтобы на экзаменах могли отвечать и быть умными. «Скажи лучше: не учили, а долбили, поправил её батюшка. Долбежка духовной науки, говорит, у них с тем же чувством шла, с каким они выучивали арифметику и всё прочее. «Ну а ты то», - спрашивает её батюшка, - «за сердцами их ухаживала ли? Направляла их так, чтобы они, помимо людского одобрения, ещё и Божьего одобрения достигали?» «Внушала по силе, отвечала барыня, да ведь в сердце своего ребенка двери не найдешь». «Не нашла в их сердца дверей, так вот и получай, вместо людей, зверей» – высказал ей батюшка. «Забыла, говорит, ты, что пример роду человеческому показан Господом на птичьем роде. У птиц родится сперва яйцо. Ежели это яйцо не пробудет положенное время в материнском тепле, то оно, так и останется только бездушной вещью. Так и у людей. Рожденный ребенок, что яйцо: с зародышем, говорит, к жизни земной, но бездушен к процветанию во Христе. Которого ребенка не прогрели родители и ближние до корня души, до корней всех чувств его, тот так и останется, мертв духом для Бога и добрых дел. Из таких то вот не прогретых любовью и духовным уходом ребят и происходят в мире те самые поколения, из которых князь мира сего вербует свои полки против Бога и святой Церкви Его…» [9].

О высоте доверия, ответственности и плодах
при воспитании чад Божьих

Отец Иоанн предупреждает: «Дети доверены педагогам на воспитание Богом и родителями – что требует ответственного и заботливого отношения к ним. Всё прекрасное, индивидуальное, самобытное уже заложено в них, как в семенах. Богом дано и всё необходимое для их роста и развития. Наше скромное, но трудное, хлопотное дело воспитания, требует любви, заботы и ухода за детьми. Но как велика ответственность и награда за добросовестно выполненное дело, от Бога», ибо дети – Его достояние, в них не только наше будущее, но и настоящее, и особенно вечное будущее.

«Блюди крепко, – напоминает он педагогам, – да не презришь в сердце единого от младенцев сих (ср. Мф. 18:10), почему-либо тебе не нравящегося. Ты презришь Ангела Божия, приставленного к нему. Ты презришь чадо Божие; ты презришь Самого Господа, Отца всех младенцев по преимуществу» [10].

Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших из пренебрежения, считая ее незначительной и научит так (поступать) других, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; (а по толкованию свт. Иоанна Златоуста: «…нарушитель закона будет меньшим, то есть разумей – последним, отверженным и недостойным Царствия Небесного» [11]), а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном (см. Мф. 5:19).

Что же завещает наставникам детей о. Иоанн в распознании и предостережении от греха, столь важном в воспитании, и для самих детей, чтобы открылись им опасности, и последствия к каким приводит грех?

«Предостерегайте детей в отношении греха и его последствий!» Он говорил: «Не оставляйте детей без внимания относительно искоренения из сердца их плевел грехов, скверных, лукавых и хульных помышлений, греховных страстей наклонностей и привычек, из которых слагается и наша жизнь. Враг спасения и плоть грешная, не щадят и детей, семена всех грехов есть и в них. Представьте детям все опасности и скорбные последствия их грехов, чтобы они по неведению и невразумлению от старших, не утвердились на пути жизни в греховных пристрастиях и навыках, которые с возрастом умножаются и растут» [12]. Христианское воспитание – есть передовая борьбы за спасение детских душ.

Отец Иоанн не прибегал к нравственному унижению неспособных

Отец Иоанн, которому в детстве и самому нелегко давалось учение, по воспоминаниям современников, был замечательным педагогом. Он никогда не прибегал к тем приемам преподавания, которые часто имели место в учебных заведениях: ни к чрезмерной строгости, ни к нравственному унижению неспособных. Успехи рождало теплое, задушевное отношение его как к самому делу преподавания, так и к ученикам. У него не было «неспособных». На его уроках все без исключения жадно вслушивались в каждое его слово. Уроков его ждали. Уроки его были скорее удовольствием для учащихся, чем тяжелой обузой и обязанностью. Это была живая беседа, увлекательная речь, интересный, захватывающий внимание рассказ.

Нередко бывали случаи, когда отец Иоанн, заступившись за какого-нибудь ленивого ученика, «приговоренного» к исключению, сам принимался за его исправление. Проходило несколько лет, и из ребенка, не подававшего, казалось, никаких надежд, воспитывался достойный человек.

Христиане, прежде всего и более всего, должны заботиться о том, чтобы дети выросли непоколебимыми в христианской вере, верными чадами Божьими, живыми членами Церкви, чтобы в душе их «изобразился Христос» (см.: Гал. 4:19), чтобы более всего в земной жизни они предпочли и возлюбили Бога, а затем «ближнего своего, как самого себя» (см.: Мф. 22:37-40), а целью своей жизни по слову прп. Серафима Саровского, имели «стяжание (преумножение) Святаго Духа Божьего» во спасение души.

Каким должен быть законоучитель и педагог,
призванный воспитать христианина?

Во-первых, пишет о. Иоанн: «Истинный Педагог у нас один – это Христос, и все совершается Им и через Него в душе ребенка. Один только есть Учитель, Который собственно научает – Христос. Его слово внутри нас научает; где нет Его Слова внутри нас,… там слова вне звенящие – лишь шум пустой».

И еще: «Помните, что Господь Иисус Христос и теперь с вами всегда невидимо; Сам учит вас невидимо, внутренне, если только вы внимательны» [13].

Педагоги как строители должны подчиняться Его благому Промыслу о детских душах, быть едиными в Нём (а не развивать каждый свою теорию воспитания), иметь Его как первооснову жизни и всякого знания, в смирении, «через наше немощное руководство», всевать в юные души семена Вечной Жизни. Другой не менее важный вывод из этого – учитель должен быть нравственно чист, в нём самом не должно быть никакого духовного хаоса или тьмы. Более того, педагогу необходимо духовное горение. Каждое слово учителя призвано согревать теплотой, чтобы вверенные ему детские души и сердца. насыщать духовной пищей. Особенно нам нужно всегда гореть духом при нашем высоком служении Богу и человечеству [29]. «Духа не угашайте [1 Сол. 5, 19], говорит Слово Божие. Помни это всякий христианин, особенно священник и наставник детей. Как мы много сделали бы для Бога, для людей и для себя, если бы с верою и любовью, с усердием, с горячностью и энергиею занимались своим делом, и как мало, сухо, бесплодно будет наше делание, когда мы станем заниматься вяло, лениво, с холодностью, без всякого усердия и энергии! В великом ответе будем пред Богом и за себя, и за вверенных нашему попечению» [14].

Для самого о. Иоанна преподавание было огромной духовной радостью. Он считал звание учителя милостивым даром Божиим. Наконец, учитель должен сам непрестанно учиться, тщательно готовиться к своим занятиям. В учении детей батюшка видел высокое служение Господу: «Учишь ли детей своих или чужих, обращай дело в служение Богу, уча их с усердием, занимаясь предварительно обдумыванием средств к обучению, ясному, вразумительному, полному (по возможности) и плодотворному» [15]. Учителей, равно как и учеников, о. Иоанн призывает к совершенствованию, так как в этом – сущность жизни, без этого наступает смерть души, как и у нерастущего дерева.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский
во главу угла ставил личный пример учителя

Законоучитель всегда призван сообразовывать свою жизнь и педагогику со Христом – небесным Учителем земных учителей – являющимся идеалом Учителя для всего человечества и послушливого Ученика по отношению к Отцу Небесному, дающим превосходный образ и пример Наставника и Ученика для Своих последователей: «Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин. 13:15). Как это важно в воспитании и в жизни с учётом любоподражательности людей и особенно детей!

«Господь твой есть Любовь; люби Его и в Нем всех людей, как чад Его во Христе. Господь твой есть Огнь; не будь холоден сердцем, но гори верою и любовью. Господь твой есть Свет; не ходи во тьме и не делай ничего в темноте разума, без рассуждения и понимания или без веры. Господь твой есть Бог милости и щедрот; будь и ты для ближних источником милости и щедрот. Если ты будешь таким, то улучишь спасение со славою вечною» [16].

Цели педагогической деятельности

Цели своей педагогической деятельности сам отец Иоанн определял очень четко: «Земная жизнь есть поприще для снискания совершенства и добродетели при помощи благодати Божией. И это дело чрезвычайно трудное – оно требует труда сердечного и умственного» [17].

Отсюда главная цель образования – прояснить для юношей цель человеческой жизни, её высшие ценности и понятия, чтобы помочь в достижении этой цели путем правильного воспитания и обучения. В результате правильного образования в молодом человеке соединяется «со светскою образованностью высокое духовное просвещение и благочестие», и в этом соединении отец Иоанн видит «прекрасную и приятную гармонию, красоту духовную» [18].

Воспитание для земли и воспитание для неба нераздельно связаны между собою, как двуединая цель педагогики. «Как член гражданского общества человек должен возрастать для круга общественной деятельности, к которой Бог призывает его; (По принципу «Кесарю кесарево»), а как предназначенный к небесной жизни, он должен созреть ко дню жатвы и принести неувядаемые плоды добродетели, «Богу – Божие» [19].

а) воспитывать души детей, (а не информировать только головы сухим, схоластичным знанием, которое «ляжет мёртвым грузом», не трогая души ребёнка – как часто это бывает сейчас не только в светской, но и церковной школе). Именно воспитание цельной, духовно-нравственной личности как христианина, семьянина и гражданина – составляет генеральную линию педагогической деятельности, без которой не достижима и высшая цель жизни – спасение души.

б) дать ученикам определённый, неисчезающий, прочный фундамент, (который созидается из глубоких сердечных впечатлений и доступного возрасту учащихся упорядоченного знания), на котором они сами будут строить впоследствии здание разумного жизнепонимания. «При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце, – на сердце больше всего нужно обращать внимание; сердце - жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, нужно зажечь в нем чистый пламень жизни, так чтобы он горел и не угасал, и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни» [20].

О недопустимости низведения Закона Божия
на уровень одного из предметов учебной программы

«Есть какое-то лицемерное обольщение в школьном деле, когда Закон Божий и соединенное с ним внушение начал нравственности составляет лишь один из предметов учебной программы. Как будто нечего больше желать и требовать для нравственной цели, – как иметь наличность той или другой цифровой отметки за ответы о предмете, называемом Законом Божьим. Есть в школе законоучитель, есть программа, есть балл, показатель знания – и все. Результаты такой постановки учения поистине чудовищные» [22].

При этом отец Иоанн резко выступал против формализма в преподавании Закона Божия: «Есть учебники, в коих по пунктам означено, что требуется для спасения души человека, и экзаменатор сбавляет цифру балла тому, кто не может припомнить всех пунктов... Где тут разум? Где нравственность? Где, наконец, и, прежде всего – вера, о коей мы лицемерно заботимся?».

Отец Иоанн хорошо сознавал отличие Закона Божия от остальных предметов. «Закон Божий – не есть предмет умствования и преподавания, а закон жизни, данный Богом, чтобы напечатлеть его более не в умах, а в сердцах детей…».

Так он определяет место своего предмета среди других школьных наук: «Во главе наук стоит Закон Божий; дети, по силе своей, при учебных занятиях исполняют христианские обязанности...», а «наибольшая часть времени, конечно, отдается земной учености, также необходимой. Дай Бог, чтобы из всех знаний, из всех наук образовалось в душах детей то стройное согласие, та твердая, христианская система познаний, правил и навыков, которая составляет истинное, христианское образование, при котором наши питомцы всегда будут и Богу во славу и Церкви на утверждение, и обществу на пользу» [21].

«Берегись делать из Евангелия учебную книгу. Это грех. Это значит: в ребенке обесценивать книгу, которая должна быть для него сокровищем и руководством всецелой жизни. Страшно должно быть для совести разбивать слово жизни на бездушные кусочки и делать из них мучительные вопросы для детей. Приступать с речами о Евангельских словах к детям и вызывать у них ответы – для этого потребна душа, чуткая к ощущениям детской души, – но когда приступают к делу с одной механикой программных вопросов и ставят цифровые отметки за ответы на вопросы, иногда неловкие и непонятные ребенку, вызывая волнение и слезы – грех принимают себе на душу экзаменаторы, и можно сказать о них: не ведают, что творят с душой ребенка» [23].

Исходя из принципа «приоритетности воспитания над обучением» о. Иоанн говорит в своей актовой речи в гимназии: «Всякою наукой дорожите, всякую науку любите, потому что всякую науку открыл людям Господь Бог, источник разума и премудрости. Учитесь охотно и прилежно. Когда будет вам трудно или скучно, обращайтесь смело с верою к Господу Иисусу Христу, любящему вас, и Он тотчас поможет вам. Больше всего учитесь языку любви, самому живому, выразительному, сильному языку. Без него - знание языков не принесёт никакой существенной пользы» [24].

Для о. Иоанна учеба неразрывно связана с молитвой и с воспитанием сердца. Воспитание сердца может быть только христианским, так как оно полностью совпадает с учением Самого Спасителя. Христианское воспитание сердца – есть, прежде всего, научение любви.

О воспитывающем характере преподавания Закона Божия

Закон Божий должен не только действовать на ум детей, передавая им знание христианских догматов, но еще более на их религиозно-нравственные чувства и быть средством воспитывающего обучения. В воспитательной стороне преподавания Закона Божьего заключается главная цель его изучения, где знание подчиненно и служит воспитанию, а воспитание – процесс созидания нравственной и духовной основы будущей жизни человека. Им, как регентом, задаётся тон, направленность, содержание и качество характера отношений (с Богом, с людьми, к себе, к окружающему миру, к природе) на всю последующую жизнь. Ибо вся земная жизнь – лишь воспитательное поприще из двух слагаемых – воспитания и самовоспитания, как школа подготовки к жизни вечной.

«Для человека земная жизнь, жизнь в теле, служит только приготовлением к вечной жизни, имеющей начаться после смерти тела. Поэтому надо неотложно пользоваться здешнею жизнью для приготовления к другой и, работая больше в будни для земной жизни, в воскресные и праздничные дни работать всецело Господу Богу, посвящая их Богослужению, чтению слова Божия, богомыслию, душеспасительным разговорам, добрым делам, особенно милосердию» [25].

Преподавание должно святыми образами впечатлять души учащихся

Преподавая Закон Божий, отец Иоанн все свое внимание направлял не столько на то, чтобы учащиеся могли запомнить материал урока, сколько на то, чтобы «пленить в послушание христианским заветам души детей, наполнить их теми святыми образами и впечатлениями, какими была полна его душа» . Прежде всего, учитель должен иметь ясный и простой взгляд на свой предмет. «Душа человеческая по природе проста и всё простое легко усвояет себе, обращает в свою жизнь и сущность, а все хитросплетенное отталкивает от себя как несвойственное ее природе, как бесполезный сор» [26]. Отец Иоанн советовал учителям не задавать слишком сложных и мучительных вопросов детям, особенно когда речь идет о живом и животворящем душу слове Божием.

Учителю важно овладеть искусством
правильно задавать вопросы детям

Учителю важно овладеть искусством правильно задавать вопросы детям сообразно их возрасту, живо и с интересом беседовать с ними. «Для этого нужна душа чуткая к ощущению простоты и светлости детской души. Учителю необходимо воспитать в себе такую чуткость. Усвоение знания происходит в сердце, а сердце сложного не принимает, так как подобное причиняет умственный хаос и даже способно разрушить прежний фундамент духовной жизни».

«Светильник для тела – око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело будет светло» (Мф. 6:22), говорит Господь. Учитель по слову отца Иоанна, и есть светильник для учеников. Итак, если око его, – взгляд на свой предмет и метод преподавания будет прост и доступен, то все ученики хорошо его понимая, будут просвещаться от его преподавания: в их умах всё будет светло» [27].

Простота и цельность преподавания

Многие современные методы сильно грешат надуманностью, искусственностью и сложностью. Часто в них не может разобраться сам педагог. А дети часто не могут понять смысл того, что от них требуют. Цельность преподавания должно осуществлять на основании веры. А предмет, связывающий и питающий все науки – Закон Божий. Проиллюстрируем наши выводы словами, сказанными отцом Иоанном в речи перед учениками и учителями Кронштадтской гимназии: «Позаботимся о возможной простоте и немногосложности преподавания. Не сором ли оказалось всё, что было преподано искусственно и безжизненно? Область знаний безгранична..., достаточно вы-брать самое необходимое и привести это в стройную систему» [28].

О воодушевлении педагога и характере преподавания Закона Божия

«Особенно нам нужно всегда гореть духом при нашем высоком служении Богу и человеку». У самого отца Иоанна уроки Закона Божия носили не столько сухой информативный, сколько пламенно-благодатный, перформативный характер. Основание к такому подходу в учительной деятельности Спасителя мы находим в Евангелии. Один из ключевых жанров проповеди Иисуса Христа – притчи – они не столько информативны, как перформативны; они не описывают устройства Царства Божия, но побуждают здесь и сейчас откликнуться на призыв, воспламенеть желанием и приобщиться к этому Царству.

Живое одухотворенное слово –
основное средство преподавания

О силе слова отец Иоанн писал: «Человек, вы сами видите, в слове своем не умирает; он бессмертен в нём и по смерти говорит. Я умру, но и по смерти буду говорить. Сколько между людьми этого бессмертного слова, которое оставили по себе данным давно умершие, и которое живет на устах иногда целого народа! Как живуче слово, даже человеческое! Тем более – слово Божие: оно переживет все века и будет всегда живо и действенно» [30].

Как правильно готовиться к предстоящему уроку или занятию.

Следует не только проверять свое собственное знание материала, который будет излагаться, но при этом не забывать и о «вопле» к Богу, чтобы Он взял на Себя руководство процессом преподавания, помог отличить главное от маловажного, помог найти точные, правильные и доходчивые живые слова, чтобы озарил мысль и душу учителя ясным пониманием предлагаемой ученикам темы, новой и интересной для них.

О преподавании детям жизненно необходимых, душеполезных,
а не безграничных знаний

Неправильно, если преподавание знаний становится самоцелью, главным смыслом и основной задачей в учебном процессе, а воспитанию, богослужению и молитвенно-трудовой деятельности уделяется мало внимания. Область знаний безгранична, но область душеполезных знаний ограничена. «Из множества достаточно выбрать самое необходимое и привести это в стройную систему, сообразную с количеством других предметов, которые ученики должны изучать, и с количеством их преподавания. В противном случае, мы будем разрушать труды один другого» [31].

Как это актуально звучит! Особенно сейчас, когда школьные программы катастрофически перегружены, а наши дети буквально задыхаются от объема домашних заданий общеобразовательных школ!

«Но, если наши питомцы, подавляемые множеством уроков собственно светской науки, будут урывать для приготовления их часы от службы Божией, или в храме будут озабочены своими уроками, так что церковное богослужение не будет доставлять пищи их уму и сердцу, если они будут скучать в церкви, тогда дело педагогики потерпит весьма сильный урон: ибо наилучшее христианское воспитание доставляет именно Церковь своим чудным, небесным, проникающим до костей и мозгов, богослужением».

О величайшей тайне учительства

«В классе, – на Законе Божием, говорит отец Иоанн, – нужно вести себя благоговейно, кротко, смиренно, как в храме, пред Богом. Ты говоришь, а Сам Бог внутренне священнонаучает; в классе совершается тайна Божия обучения. «Един есть Учитель ваш – Христос», – говорит Сам Господь (Мф. 23:8). Бог един учит человека разуму (ср.: Пс. 93:10), как Бог разумов (ирмос 3-й песни канона Пятидесятницы, глас 4-й)». «Сам Бог священнонаучает»... Вновь приходит мысль о сходстве, сродстве учительства с духовничеством, со старчеством!.. Педагог, детоводитель, – только посредник между Богом – Истинным Учителем – и учеником» [32]. Этот духовный принцип можно считать одним из основополагающих и отличительных в воспитательной системе кронштадтского пастыря.

О важности сообразования жизни, деятельности и законоучительства
со Христом и Церковью

Нет полноты жизни без Бога, а полноты богообщения и богопознания – вне Церкви и благочестивой церковной жизни, в которой раскрывается благодатно личность наставника и ребёнка, обретается их духовная близость и родство. Поэтому в основе христианской педагогики лежит понимание того, что вне Церкви и церковной жизни достичь основной цели воспитания, как и цели самой жизни, невозможно. Достижение их тесно взаимосвязано и происходит не внешними, формальными способами, но подвижнической христианской жизнью, проникнутой духом Церкви, духом Православия, ибо воцерковление и означает одухотворение, с последующим преображением жизни и природы человека силою и действием Святого Духа.

Всецелую и непоколебимую преданность Святой Церкви и ее уставам имел кронштадтский пастырь. «Братия, други! – говорил он. Любите Церковь: в Церкви – ваша жизнь или ваша живая вода, бьющая непрестанным ключом из приснотекущего источника Духа Святого, – ваш мир, ваше очищение, освящение, исцеление, просвещение, ваша сила, помощь, ваша слава, в ней все высочайшие вечные интересы человека…» [33]. Сообразование своей жизни с Церковью должно происходить в процессе христианского воспитания и самовоспитания всю земную жизнь, как приведение внутренней жизни души, а затем и всей жизни, во всём, в согласие и соответствие с жизнью Церкви. Для того же, кто признает живущим в Церкви Духа Божия, противление Церкви есть противление Духу Святому и желание солгать Ему (см.: Деян. 5:3). «Для того и теперь стоит в мире Церковь святая со всеми её учреждениями; для того Богослужение, таинства, обряды; для того посты, чтобы очищать и освящать чад Божиих, ради соединения с Оным всеблаженным Существом, в Троице славословимым Отцом, Сыном и Духом Святым» [34].

Можно провести сравнительную параллель, открывающую нам смысл и высокое назначение святой Матери Церкви. Как в утробе родной матери у каждого из нас формировалось наше тело, зачиналась жизнь души, подобно этому, но уже в утробе Матери Церкви (в лоно которой мы входим от купели Крещения), под её благодатным водительством в течение всей земной жизни должно идти наше воспитание и самовоспитание, как некое «вызревание» души для будущей жизни – жизни вечной.

О воспитательном значении
молитвы, богослужения и Таинства святого Причащения для детей

Богослужение отец Иоанн называл «…сладостью и блаженством для сердца» и советовал никогда не преподавать его сухо, так как оно должно найти отклик в детских сердцах, «ибо наилучшее педагогическое воспитание доставляет именно Церковь своим чудным, небесным, проникающим до костей и мозгов богослужением» [35].

Ученики отца Иоанна вспоминают необычайно радостный духовный трепет, который охватывал всех от его благоговейных и восторженных слов: «В храме вы – пред Лицом Божества!»

На своих уроках по литургике он в первую очередь старался воспитать любовь к Церкви и к Божественной Литургии, а о молитве говорил так: «Молитва – вода живая, душа ею утоляет жажду свою!» [36].

Причащение детей отец Иоанн считал краеугольным камнем христианской педагогики, кульминацией благодатного единения со Христом и в духе Его любви со всеми людьми. «Чрез единый Дух Свой, живущий в Тайнах Тела и Крови, совершаемых во всех церквах мира, хочет Он соединить с Собою нас, отпадших чрез грех и покорность диаволу от соединения с Ним, и то, что во всех нас есть разъединяющего с Ним и между собою, отсечь и очистить: да вси едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут [Иоан. 17:21]. Вот цель причащения!» [37]

В каждом его слове, проповеди, его знаменитых дневниках – везде он всё христианство сводит к «одному знаменателю» – Евхаристии, причем Евхаристию он считал «пробным оселком» (бруском для качественной заточки) для многих христиан, на котором испытывается качество веры или неверия христиан» [38].

Деятельность отца Иоанна Кронштадтского на педагогическом поприще оказалась необычайно плодотворной, что неоднократно подчеркивалось его современниками и духовными детьми, среди которых были именитые люди, как Император Александр III, Адмирал Российского Флота – Макаров, Церковные иерархи, выдающиеся учёные и множество будущих святых из числа священнослужителей, монашествующих и мирян, вошедших в число новомучеников и исповедников Российских. Его пример призван вдохновлять и нас, ибо без вдохновения любое даже самое благое дело превращается в обузу.

В приветственном адресе от родителей и педагогов гимназии, поднесенном отцу Иоанну по случаю 25-летия его законоучительства в Кронштадтской гимназии, говорилось: «Не сухую схоластику ты детям преподавал, не мертвую формулу – тексты и изречения – ты им излагал, не заученных только на память уроков ты требовал от них; в светлых, восприимчивых душах ты сеял семена вечного и животворящего глагола Божия» [39].

Николай Васильевич Суровецкий – один из учеников отца Иоанна – вспоминает о его преподавании: «С первого же дня отец Иоанн внушил всем нам серьезное отношение к Закону Божию…», «Ясно и с сердечной убедительностью говорил он о важности для нас, детей, уроков Закона Божия: для сохранения веры, чистоты сердца и влечения к молитве…» «И это осталось навсегда ».

«Поучения батюшки дышали силой такой веры, что каждое его слово глубоко проникало в душу. Его наставления, полные отеческой любви, принимались сразу, с сердечной готовностью следовать им. И мы наставлялись в своих отношениях к родителям, к Церкви, к старшим лицам в добрых поступках. Вся детская жизнь освещалась батюшкой. Объяснения уроков были понятны и ясны. История еврейского народа показывает, что залог благоденствия всякого народа – это Богопочитание, уклоняясь от которого евреи терпели беды» [40].

Начало этой судьбоносной добродетели закладывается в раннем детстве, воспитывается до зрелости и совершенствуется всю жизнь, а основой её служит пятая заповедь о безусловном почитании (а значит предпочитании себе) родителей, затем образа Божьего в другом и Самого Бога в Троице прославляемого.

«Нужно было видеть, с каким воодушевлением, с какою удобопонятностью и ясностью отец Иоанн передавал нам свои познания христианского учения. Так и представляется глазам его доброе лицо с ясным, любящим взором, обращенным на нас. И во всю жизнь впечатление этого взгляда и этой любви не изгладится из нашей памяти» [41]. «Объясняя жизнь Христа Спасителя, Его заповеди и чудеса, отец Иоанн преисполнялся весь духовным подъемом; вдохновенным взором он смотрел на нас, слова его умиляли и несказанно трогали, согревали той теплотой, которой была полна его душа. Румянец оживления на лице его становился ярче. Пламенная вера, дышавшая в каждом его слове, и трепетная восторженность рассказа – передавались нам. И такими недавними казались нам жизнь Спасителя, Его проповедь и общение с народом. Слезы выступали на глазах батюшки во время рассказа о крестных страданиях Спасителя. Грусть проникала и в наши сердца. Мы сидели потрясённые, притихшие. А когда учили это и рассказывали, мы глубоко, по-детски, всё это переживали» [42]. «Мы слушали с трепетом и той укрепляющей верой в ответственность за грехи после смерти, которая осталась на всю жизнь. И теперь, среди моря широкого неверия, когда очень многие думают, что с прекращением жизни прекращается всё и навсегда, так дорого становится всё благое, посеянное в детские души нашим батюшкой» .

«Моё же детское общение с батюшкой Иоанном и встречи в юности моей, – вспоминает Н.В. Суровецкий, – дали столько светлого и незабываемого, что память о нём осталась у меня на всю жизнь» [43] . А все «бывшие ученики отца Иоанна, которых мне приходилось встречать на моем жизненном пути, были люди набожные и хорошие» [44].

Важнейшие условия воспитания

В педагогических воззрениях о. Иоанна можно выделить пять важнейших факторов, как необходимых условий воспитания, где Закон Божий является одним из этих средств:

1. Личный пример учителя (ориентирующего и препровождающего к Небесному Учителю земных учителей – Господу нашему Иисусу Христу).

2. Благодатная помощь от Бога по молитвам к Нему и участие в церковных таинствах.

3. Духовническое и родительское руководство воспитуемого.

4. Душеполезное обучение и прежде всего Закону Божьему, а также - общение, чтение, наставление от крестных, старших и более опытных.

5. Благотворная христианская среда воспитания, (которую представляет православная укладная семья, церковная община, в т. ч. и детская; а также важна книжная среда).

Важнейшие принципы педагогической деятельности
св. прав. Иоанна Кронштадтского

1. Бог есть основа и источник всей жизни и всякого познания, цель и смысл человеческой жизни и деятельности.

2. Педагог должен иметь воодушевление от Духа Святого и нести ответственность за свою деятельность перед Богом.

3. Без благодатной помощи христианской Церкви невозможно полноценное воспитание, прежде всего – ума и сердца.

4. Педагогу нужно иметь дар любви к детям.

5. Нужно воспитывать детей примером своей жизни.

6. Методика преподавания должна быть проста, доступна и наглядна.

7. Преподавание должно быть неотделимым от воспитания, а воспитание должно иметь приоритет над обучением, а обучение должно иметь воспитывающий характер.

8. Преподавание должно быть простым и цельным.

9. Крайне вредна погоня за обилием знаний.

10. Нужно вовремя замечать и всеми силами исцелять душевную порчу, несмешивая при этом человека со злом, которое в нем.

Да поможет Господь Бог и нам, по молитвам святого праведного отца Иоанна Кронштадтского, совершать дело духовно-нравственного воспитания, обучения и воцерковления подрастающего поколения, чтобы возрастали они во славу Божию, на благо Церкви, родителям на утешение, на пользу людям и нашему Отечеству!

Ссылки:

1. Свщмч. прот. Иоанн Восторгов. Слово, произнесенное 6 декабря 1907 г. в Кронштадтском Андреевском соборе. Цит. по: Новые грозные слова о. Иоанна Кронштадтского. «О Страшном поистине Суде Божием, грядущем и приближающемся» 1906-1907 года. М., 1993. С. 97.
2. Цит. по: Митр. Вениамин (Федченков). Молитва Господня. М., Изд. Отчий Дом, 2010. Пятое прошение молитвы Господней. С. 48.
3. Цит. по: Епископ Александр (Милеант). Сущность Христианства. Миссионерский Листок 71. Изд-во храма Покрова Пресвятой Богородицы. М., 2004. С. 32.
4. Полное собрание сочинений прот. Иоанна Ильича Сергиева. Т. 3. СПб., Издательство Л.С. Яковлевой. 1994. С. 312. Далее: ПСС… ПСС. С. 143-144.
5. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Живое слово мудрости духовной. М., 1997. С. 77.
6. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Живое слово мудрости духовной. М., 1997. С. 90-91.
7. ПСС. Т. 4-5 (сдвоенный). Т. 5. С. 379.
8. Цит по: Еп. Семенов-Тян-Шанский. Отец Иоанн Кронштадтский. Париж, 1990. С. 55. 9. Цит по: Большаков Н.И. Источник живой воды. Жизнеописание св. прав. отца Иоанна Кронштадтского. СПб.: Царское Дело, 1995. С. 109–110. 10. Святой праведный Иоанн Кронштадтский. Творения. Дневник. М., 2012. Т. 4. С. 439–440. 11. Священное Писание в толкованиях свт. Иоанн Златоуста. Т. 4. Кн.1. Беседа 16. С. 248.
12. Моя жизнь во Христе. Т.1. № 379.
13. Цит. по: Демков М.И. Русская педагогика в главнейших ее представителях. М., 1898. С. 178.
14. Моя жизнь во Христе. Т.1. № 283.
15. Там же. Т.2. № 1117.
16. Там же. Т. 1. № 209.
17. ПСС. Т. 3. С. 200.
18. ПСС. Т. 4-5. С. 130, 308.
19. Там же. С. 9.
20. Моя жизнь во Христе. Т.1. № 602.
21. Цит. по: Учащим и учащимся. М., 2013. С. 26.
22. Большаков Н.И. Указ. соч. С. 72.
23. Там же.
24. Там же. С. 92.
25. Моя жизнь во Христе. Т. 2. № 878.
26. См.: Большаков Н.И. Указ. соч. С. 90.
27. ПСС. Т. 3. С. 289.
28. Цит. по: Учащим и учащимся. М., 2011. С. 23.
29. Моя жизнь во Христе. Т. 1. № 283.
30. Моя жизнь во Христе. Т. 1. № 4.
31. Цит. по: Учащим и учащимся. М., 2011. С. 24.
32. Цит. по: Учащим и учащимся. М., 2011. С. 36.
33. ПСС. Т. 4-5. С. 396.
34. Моя жизнь во Христе. Т.1. № 591.
35. Дневник. Т. 3. С. 316.
36. Стрижев А.Н. Педагогическая деятельность о. Иоанна Кронштадтского. Сборник: Школа православного воспитания. М., 1999. С. 231.
37. Моя жизнь во Христе. Т.1. № 222.
38. Сергиев И.И., протоиерей. Путь к Богу. Т. 4. СПб., 1905. С.259–260.
39. ПСС. Т. 3. С. 291.
40. Сурский И. К. Отец Иоанн Кронштадтский. М., 2011. С. 38.
41. Там же. С. 45–46.
42. Там же. С. 40.
43. Там же. С. 45.
44. Там же. С. 48.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]