Протоиерей Александр Зелененко

«Успех духовной жизни измеряется глубиной сокрушения сердечного
и смирения, без коих всё суета или прелесть»
Игумен Никон (Воробьёв)

40 спасительных дней Великого поста уже позади. Это было самое благоприятное в году время для углубленной работы над собой, принесения покаяния, искупления грехов, изменения жизни.

До Пасхи осталась страстная седмица, наше шествие за Христом, идущим пострадать ради нас, чтобы избавить от временных и вечных страданий весь человеческий род.

Оглядываясь на прожитые 40 дней, мы видим несоответствие нашей жизни тому замыслу, который мы имели перед началом поста.

О наших планах на пост

Перед выходом на пост многие замышляли поститься каким-то определенным образом в отношении:
✦ улучшения режима дня,
✦ исполнения запланированных дел,
✦ режима питания,
✦ молитвенного делания,
✦ посещения храмового богослужения,
✦ Исповеди и Причащения,
✦ полезного духовного чтения, общения, совета и пастырского наставления,
✦ ограничения или прекращения просмотра телевизора, «зависания» в соцсетях, уменьшения количества телефонных разговоров и т.д.

О наших ожиданиях от себя

Многие намеревались преодолеть постоянную мысленную жвачку, рассеянность, несобранность, скупость, алчность, зависть; стремление к материальному преуспеянию и многие другие мысли, чувства и желания, которые одолевают нас в повседневной жизни.

Кроме того, с помощью поста и молитвы мы хотели углубить покаянное чувство, искоренить греховные привычки, примириться и простить всех своих обидчиков, не помнить зла и не иметь ни на кого обиды, и еще много-много чего...

Теперь нам важно подвести некоторые итоги прожитых дней и увидеть, что получилось, а что нет.

Пусть каждый спросит себя…

Еще до начала Великого поста, а затем до 5-й недели поста за богослужениями св. Церковь призывала нас к покаянию: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче…». Отозвался ли я искренне, с сердечным участием на этот призыв?

В Прощеное воскресенье св. Церковь побуждала своих чад к примирению и всепрощению. Услышал ли я этот призыв, всех ли своих обидчиков я простил(а), со всеми ли примирился? Остались ли у меня с кем-то натянутые, неприязненные или враждебные отношения? Смог ли я первым пойти на примирение и сказать от сердца «прости»? Или чувствую в холодном сердце непреодолимый затор?

Великий пост – это наша «десятина Богу», период духовно-трезвенной жизни в Богоугождении. Постное говение в церковном народе воспринималось как жертвоприношение Богу во времени. Отличался ли у меня период поста, от обычного непостного времени? В чем было его главное отличие? (Обозначьте для себя: не в гастрономическом ли только отношении… или в чем-то еще?).

Воплощал ли я Евангельские условия поста?

Удалось ли мне достичь всепрощения и примирения?

Ради Бога или ради себя и своих эгоистичных установок я постился? Совершал ли я пост в тайне, или рассказывал о нем и тщеславился перед людьми?

Приумножил ли я дары благодати (богатея в Бога), или был обеспокоен земными приобретениями и накоплениями?

Уклонялся ли я от всякого рода зла (злых помыслов, чувств, намерений, желаний, отношений, слов и поступков)? Стал ли я хоть немного более бесстрастным?

Удалось ли мне ослабить действие часто повторяющихся страстей, грехов и греховных привычек?

Удалось ли мне изжить ту или иную нехорошую привычку, хотя бы одну?

Делал ли я, что-либо доброе для других? Кому я приписывал эти добрые дела – себе или Богу? Не говорил ли я о них всем и каждому с тонкой похвальбой?

Стал ли я более добрым, спокойным, тихим, мирным, кротким? Или продолжаю быть резким, жестким, душевно глухим и черствым?

Стал ли я более дружелюбным и отзывчивым? Более внимательным и терпеливым?

Стал ли я более щедрым? Победил ли в себе скупость, жадность, корыстолюбие?

Стал ли я более милосердным, сострадательным, слышащим нужды других людей, откликающимся на эти нужды и просьбы? Или так и продолжаю проходить мимо, не вникая в нужды других людей, не проникаясь их проблемами, живя во имя свое, во славу свою, думая только о себе и о своем?

Стал ли я получать меньше укоров и замечаний от других людей?

Стал ли я более молитвенным, рассудительным и трезвомысленным?

Стал ли я более собранным и дисциплинированным?

Повысилась ли у меня степень ответственности и жертвенности за время поста?

Сохранял ли я более ревностно Заповеди Божии Ветхого и Нового Завета?

Следовал ли я принципам Богоугодного поста, о которых узнал на занятиях?

Следовал ли я полученным на пост благословениям, наставления и советам?

Избавился ли, я согласно молитве преподобного Ефрема Сирина, от духа праздности, уныния, любоначалия и празднословия?

Преумножил ли я дух целомудрия, смиренномудрия, терпения и любви?

Стал ли я больше замечать и сетовать о своих грехах, чем замечать грехи других людей?

Стал ли я более сдержанным и рассудительным в словах, согласно молитве: «Положи, Господи, хранение устом моим, и дверь ограждения о устнах моих» (Пс. 140:3).

Стал ли я более правдивым, искренним и честным в словах и отношениях с другими, испрашивая в молитве: «Не уклони Господи сердце мое в словеса лукавствия…» (Пс. 140:4). Перестал ли я оправдывать свои греховные поступки и дела в своем сознании и на исповеди?

Очистилась ли душа моя от греховной скверны, как плод поста, молитвы и покаяния?

Получил ли я облегчение и внутреннюю свободу души от прежнего греховного бремени или оно продолжает тяготить меня?

Пришла ли в большее успокоение и примирение с Богом моя совесть или она по-прежнему беспокоит меня?

Стал ли я более радостным и духовно просветленным, или продолжаю быть унылым, сердитым и недовольным?

Вопросы для самоанализа

Сербский старец, архим. Фаддей Витовницкий написал книгу с названием: «Какие у нас мысли, такова и наша жизнь…». Помня о том, что наши мысли проекционно влияют на нашу жизнь, во многом определяют её характер, направленность и содержание, зададим себе ряд показательных вопросов.

О ком и о чем я больше всего думал и размышлял во время поста?

Чего я больше всего желал в дни поста?

Кому и чему в дни Великого поста я больше уделял внимания?

✦ Богу, детям, другим людям (в заботе о них или праздных разговорах с ними) или себе (для уединения, молитвы, богомыслия, размышлению над собой или другого рода занятий);

✦ работе, молитве, храмовому богослужению, духовному чтению, ведению дневника, телефонным разговорам, телевизионным передачам, сидением за компьютером или иным делам и увлечениям.

К кому и к чему я больше всего стремился?
«К кому и к чему устремляемся, тому и уподобляемся».
«Прилепляющийся к Господу, один дух с Господом» (1Кор. 6:17).
«Где сокровище ваше, там и сердце ваше» (Мф. 6:21).

Кому и чему я посвящал больше всего своего времени?
✦ Богу ли, ради нас идущему пострадать?
✦ Ближним ли, откликаясь на их нужды и просьбы?
✦ Или себе, своим делам, интересам, увлечениям и развлечениям?

О ком и о чем я больше всего полагал свои заботы?
«Человек познается по тому, кого и как он любит».
✦ О стяжании благодати через улучшение качества духовной жизни.
✦ О приобретении материальных средств, земных благ, социального статуса.
✦ О нуждах и просьбах людей, обратившихся ко мне.

Итоги и выводы

Честно ответив на поставленные вопросы, каждый может увидеть свои упущения…

Очень важно понять, почему мы, желая жить определённым образом, живем по-другому? Желая поститься определенным образом, постимся не так как хотели; нас что-то сносит и заносит.

Апостол Павел пишет: «Желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю» (Рим. 7:18-19).

Хочу поступать по справедливости и совести, а поступаю по страсти, самости, злости, эгоизму.

Не хочу надмеваться, превозноситься и самоутверждаться, но постоянно в этом пребываю, многих осуждаю, что является признаком превозношения. Гордостное превозношение происходит от самомнения, когда мы считаем себя лучше, правильнее, православнее, умнее, способнее, талантливее других и с высоты самомнения скатываемся до осуждения.

Не хочу тратить драгоценное время жизни впустую, но не могу оторваться от телевизора, компьютера, телефона и т.п.

Господь желает, чтобы мы очистились, избавились, от богопротивных пристрастий, страстей, греховных привычек, навыков, которые часто бывают хроническими, не изживаемыми. У каждого есть такая привычка, которая как бы запрограммировала нас, и ты поступаешь по этой привычке.

Даже с чревоугодием, началом всех других страстей, мы не можем справиться! Не можем отказаться от непотребной в посту пище, пресыщаемся постными яствами, перекусываем между приемом пищи... Не хватает мотивации, не хватает силы воли, не хватает веры, не хватает разумности, совестливости, ответственности, чего-то еще не хватает. И, конечно, не хватает любви – «кто любит Меня, тот заповеди Мои соблюдет»…

Но не стоит унывать! Как бы ни было велико духовное падение, нет такого греха, которого нельзя изжить покаянием. «Нам оставлено покаяние», - писал игумен Никон, продолжая мысль святителя Игнатия (Брянчанинова), о том, что подвигом для немощных христиан нашего времени является безропотное терпение скорбей.

Будем помнить о том, что и апостолы изумлялись и вопрошали, видя свою немощь: «так кто же может спастись? А Иисус, воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же всё возможно» (Мф. 19:25-26). А потому, бросив вызов своим грехам, будем всецело уповать на Бога: ведь только с Его помощью мы сможем освободиться от греховных пут.

И еще, по слову игумена Никона (Воробьева), «успех духовной жизни измеряется глубиной сердечного сокрушения и смирения».

Нет худа без добра. Проанализировав свои упущения, мы хотя бы немного осознаем свое подлинное духовное состояние, и начнем учиться смиряться, признавая себя недостойными каких бы то ни было благ от Бога.

Будем не унывать, а каяться! Да у нас и нет времени на уныние: стольким людям нужно помочь, столько дел переделать!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]