Татьяна Кошкина-Сокол

Пьеса для детей среднего и старшего школьного возраста
по одноименной сказке РИХАРДА ФОН ФОЛЬКМАНН-ЛЕАНДЕРА
в переводе Р.А.Балакшина

Действующие лица:
Герберт, Рыцарь
Амалия, жена Рыцаря
Отшельник
Арман, ученик отшельника
Крестьянин
Старуха
Нищий

Сцена 1

На сцену выходит Арман. Он плачет.

Отшельник: Отчего ты плачешь, Арман?
Арман: Меня побил этот противный Бруно.
Отшельник: Ты, наверное, снова наговорил ему разных глупостей!
Арман: Нет, это он обзывался, а я решил проучить этого негодника! Как дал ему по башке! Пусть попридержит свой злой язык!
Отшельник: А он отлупил тебя. Понятно. Ты ударил его и получил сдачи. Чего же ты плачешь?
Арман: Теперь я буду тренироваться: носить камни, прыгать через овраги, а когда наберусь сил, отомщу этому Бруно.
Отшельник: Отомстишь, и победа вскружит тебе голову. Сначала ты будешь защищать слабых, потом, когда тщеславие одолеет тебя, ты будешь мстить человеку за то, что он не так посмотрел на тебя или не был с тобой достаточно обходительным. И вот тогда Бог накажет тебя, как когда-то наказал одного жестокого рыцаря – у него поржавела рука.
Арман: Рука? Поржавела? Этого не может быть!
Отшельник: Еще и как может. Вот я сейчас расскажу тебе эту поучительную историю.
Когда-то жил на белом свете рыцарь. Он был храбрым. Крестоносцем пошел защищать Святую Землю от сарацинов. А когда вернулся, стал беспечно проводить время на пирах и турнирах. Война и слава сделали его надменным и жестоким. Как-то раз поздней осенью он возвращался в замок. На дороге к нему пристал нищий. Он неотвязно бежал следом и канючил милостыню. Рыцарь долго не отвечал ему, но потом его терпение кончилось. Он остановил коня, подозвал нищего и, когда тот подошел в надежде получить подаяние, влепил ему такую оплеуху, что бедняга кубарем полетел в канаву. Глядя, как он плюхается в холодной осенней воде, рыцарь расхохотался: «Ну что, получил полновесный гульден?»
И с того дня его рука стала ржаветь. Вся она – от кончиков пальцев до плеча – покрылась рыжей шелушившейся ржавчиной. Врачи, лекари и знахари, к которым он обращался, оказались бессильны исцелить его. Тогда он надел на руку перчатку, которую не снимал ни днем, ни ночью, чтобы никто не видел его позора. Он чаще стал задумываться над своею жизнью и круто изменил ее: оставил прежних друзей, пиры и турниры и женился на прекрасной кроткой девушке.
Молодая жена с удивлением заметила, что ее красивый благородный муж никогда не снимает с руки перчатку. Однажды, когда он крепко спал, она украдкой расстегнула перчатку и увидела ржавую руку. Она поняла, что тут кроется какая-то тайна.

Сцена 2.

Лес. Жилище отшельника. Выходит Амалия

Амалия: Эй, есть тут кто?
Отшельник (выходит): А кто тебе нужен, госпожа?
Амалия: Я ищу мудрого отшельника – мне очень нужно с ним поговорить. Говорят, он не раз ходил в Иерусалим поклониться Святому Гробу, ведет богоугодную строгую жизнь. Молва о нем разнеслась так далеко, люди из разных земель приходят к нему за вразумлением и помощью.
Отшельник: Тоже мне, нашли мудреца! Пьяница и гуляка ваш отшельник!
Амалия: А вы знаете его?
Отшельник: Как не знать, знаю. Вон пьяный с вечера, не проспится никак. А ты чего хочешь от него, госпожа?
Амалия: Ах, горе у меня, отец, горе! Ты мне не поверишь, конечно, но рука у мужа моего ржавчиной покрылась.
Отшельник: Да? Ну, коль такое горе, пойду разбужу этого пропойцу и бездельника, может чем и поможет тебе. (уходит и через минуту возвращается) Вот лодырь! И выйти ему лень! Голова после попойки болит. Велел передать, что много зла и несправедливости совершил твой муж: убивал людей, презирал нищих, гнал убогих. Любил только самого себя. За это Бог наказал его. Сам он пока далек от полного раскаяния, но ему может помочь молитва близких людей о нем, о его душе. Если ты пойдешь нищенствовать – босиком, в рваных лохмотьях, – если ты соберешь сто золотых гульденов и отдашь их в храм в пользу бедных, тогда Господь может смиловаться над этим грешником. Вот что велел передать тебе.
Амалия: Я перенесу все страдания и лишения, только бы избавить его от гнева Божия. Пока только ржавчина захватила его тело, хуже будет, если заржавеет и его душа (кланяется отшельнику и уходит).

Сцена 3.

На сцене старуха в старом пальто и грязной рваной юбке собирает хворост. Появляется Амалия.

Амалия: Бабушка, если ты мне отдашь свои юбку и пальто, я охотно дам за них все свое золото и одежду.
Старуха: Стыдно, барышня, насмехаться над бедными людьми. Я довольно пожила на свете и еще не видела человека, который менял бы богатую шелковую одежду на тряпье.

Амалия молча снимает с себя платье и подает старухе.

Старуха: Что же ты собираешься делать в моей одежде? (суетливо переодевается)

Амалия: Нищенствовать, бабушка (надевает на себя лохмотья).

Старуха: Ну что же, лучше нищенствовать на земле, но получить награду на Небесах, чем благоденствовать здесь и не получить ответа у Небесных врат. Послушай, я научу тебя нищенской песне:

По белому свету скитаться
И сутками голодать.
Слезами с тоской умываться
И, где придется, спать.

И, хлеб посыпая пеплом,
Сказать спасибо тому,
Кто в рубище этом ветхом
Пустит тебя к огню.

Вот горькая нищих доля –
Душою и телом скорбеть,
Былинкой качаться в поле,
Унылые песни петь.

Старуха: Ну что? Чудесная песенка? (накинув на плечи шелковую накидку, резво убегает. Останавливается и обращается к зрителю) Надо поскорей уносить ноги, а то эта богатая чудачка передумает и заберет подарок назад.

Амалия берет старухину старую сумку, посох и отправляется в путь. Навстречу ей выходит зажиточный крестьянин, важный и дородный.

Амалия (протянув руку): По белому свету скитаться и сутками голодать... Дайте, добрый человек, кусочек хлебца.

Крестьянин (разглядывая ее): Зачем тебе нищенствовать? Я беру тебя в служанки. Ты получишь к Пасхе кулич, жареного гуся, а к Рождеству – один гульден и новую одежду. Ну что, согласна?

Амалия: Богу угодно, чтобы я жила подаянием.

Крестьянин (едко): Богу угодно? Хм... Ты что, обедала с Ним? А может быть, ты Его родственница, если так хорошо знаешь, что Ему угодно? Лентяйка! Ты не хочешь работать. Скройся с глаз, пока я не поколотил тебя! (Амалия в испуге убегает)

Сцена 4.

На сцене декорация городской площади. Выходит Амалия. Она садится на камень, протягивает руку и поет. Появляется нищий с костылем, набрасывается на нее.

Нищий: Эй ты, неряха! (замахивается костылем). Проваливай отсюда подобру-поздорову. Вишь, какая ловкая: отбивает моих клиентов. Я арендую этот угол. Проваливай поживей, а не то мой костыль загуляет по твоей спине, как смычок по скрипке.

Амалия поднимается и уходит.

Сцена 5.

Лес. Выходят Отшельник с Учеником.

Отшельник: Много дней шла она, попрошайничая, пока не достигла чужой страны. В большом незнакомом городе она приютилась у церкви. Днем просила милостыню, а ночью спала на церковных ступенях. Кто подавал ей пфенниг, кто швырял в подол юбки геллер, а кто бранился, как тот крестьянин. Миновало более полугода, когда она скопила первый гульден. Оставалось еще девяносто девять. Она подумала, что ей может не хватить всей жизни, чтобы собрать их. Но она еще усерднее молилась Богу о муже. А в это время у нее родился сын.
Арман. Сын? Бедная! Каково ей наверное было с малышом!
Отшельник: Она оторвала от полы пальто широкую полосу, завернула в нее ребенка. Если он не засыпал, она пела ему колыбельную:

(Из-за сцены песня Амалии):

Засни на моих коленях
И глазки свои закрой.
Отец твой имеет замок,
А мы без дома с тобой.

Отец твой – богатый рыцарь,
Он в бархат и шелк одет.
А у тебя, малютки,
Рубашки хорошей нет.

Он пьет богатые вина,
Не ведает о нужде.
А мы живем с тобою
На хлебе и на воде.

Но мы не ропщем с тобою,
Мы молим всегда Творца.
Услышит Он наши молитвы,
Спасет твоего отца.

Отшельник: Слушая песню, люди останавливались, разглядывали ее и ребенка и давали милостыню щедрей, чем раньше.

Сцена 6

Лес. На сцене Отшельник, он несет камень. Выходит Рыцарь.

Рыцарь: Не знаешь ли ты, где моя жена?
Отшельник (сурово): Знаю. Как знаю и то, что тебе до нее так же далеко, как до солнца, ибо ты прогневил Бога.
Рыцарь (удивленно): Чем же я прогневил Бога? Разве не я гнал копьем нечестивых сарацинов в пустынях Палестины? Разве не от моего меча бежали безбожные мавры в испанских ущельях?
Отшельник: Ничего не значат твои бои и походы! В них ты искал своей славы, тешил себя самого. А не ты ли жил в роскоши и довольстве? Не ты ли презирал бедных и оскорблял их? Не тебя ли Бог наказал за это ржавчиной? Поэтому твоя добродетельная жена оставила тебя. Она молится за тебя, чтобы спасти твою душу.

Рыцарь опускается на колени, плачет. Отшельник подходит, кладет руку на его плечо.

Отшельник (ласково): Выслушай, что я тебе скажу, и ты найдешь свою жену. Начни делать добро: защищай слабых, помогай бедным, утешай страдающих. Путешествуй от церкви к церкви и найдешь жену.
Рыцарь: Ты мудрый старик! Тебе удалось вылечить меня от гордыни и жестокости!
Отшельник: Нет, рано говорить еще о чистоте души. Тебе нужно исправиться и добрыми делами искупить свою вину.
Рыцарь: Я буду странствовать от деревни к деревне, от города к городу. С этой минуты не будет надежней меня защитника у слабых и обиженных. Мой острый меч будет наводить страх на разбойников, мои сумки, наполненные золотом, будут открыты для обездоленных и нищих. Мои уста, привычные к грубой ругани и издевкам, будут теперь источать слова утешения и поддержки.

Сцена 7.

Декорации церкви. На сцене на камне у входа сидит Амалия. Выходит Рыцарь..

Рыцарь: Вот уж и третий день на исходе, но нигде не нашел я своей дорогой супруги. Амалия: (издали увидев мужа, надвигает на голову уже совсем обветшавшее пальто и прижимает к себе ребенка): Это Герхард! Дорогой мой Герхард! Но он не должен узнать меня, ведь я собрала пока только два гульдена.
Рыцарь: Бедная женщина! Без крыши над головой, с малышом! Сердце сжалось, когда увидел ее. (ей) Помолись обо мне, бедная женщина. Я так несчастен (кладет к ее ногам тяжелый кошелек).

Амалия плачет.

Рыцарь: Не плачь. Поверь, годы твоих страданий позади. В этом кошельке сто гульденов, их надолго хватит и тебе, и твоему малышу. Пусть лучше я стану нищим, но вы живите, не зная нужды.

Амалия рыдает.

Рыцарь: Что с тобой, женщина? (наклоняется и заглядывает ей в лицо, потом, немного придя в себя, изумленно говорит) Амалия? Это ты? Любовь моя, я нашел тебя! Люди, я нашел жену и сына! Дай же руку мне, любимая! Я помогу тебе встать! (снимает перчатку)
Амалия (удивленно): Герберт, любимый! Посмотри на свою руку! На ней ни следа ржавчины!
Рыцарь (задумчиво рассматривает свою руку): Бог, наверное, простил меня! Слава тебе, Господи! (подает жене руку. Она встает) А это мой сын, это мой маленький сынишка! Боже, как же вы настрадались из-за меня! Чего только не вытерпели! Пойдемте скорей домой! (Поднимает с земли мешок с деньгами) А эти деньги мы положим в церковную копилку.
Амалия (указывает на мешок): Тут 100 гульденов, ты сказал? Значит, я спокойна. Душа моего мужа спасена, и я не жалею о цене, которую заплатила за нее.

Иллюстрация Вальтера Туна

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]