Теплый дом
Ирина Рогалёва   14.01.2011

Восьмилетний Сашка и его пятилетняя сестренка Ксюша жили в приюте «Теплый дом» больше года. За это время их не усыновили, не взяли под опеку, и вскоре они должны были переехать в один из детских домов.

Сашка из приюта уезжать не хотел. Наслушался он страшных рассказов о детских домах: и бьют там, и еду отнимают и еще чего похуже. И еще он очень боялся, что сестренку будут обижать. Видел, что Ксюша отставала от сверстниц. Мамка, когда ее носила, сильно пила. Но, слава Богу, родилась нормальная девочка, а то, что она ревела днями и ночами напролет, так любой будет реветь, если мать кормить забывает.

В общем-то, Сашка сестренку сам вынянчил. Сначала кормил из бутылочки, потом из ложечки. Хорошо, что патронажная сестра добрая оказалась. Каждый день их навещала, пока Ксюша не подросла. А потом мать ненадолго пить бросила – влюбилась в дядю Юру-дальнобойщика. Он Сашку как-то раз прокатил на своей огромной фуре. Мальчик сразу решил, что станет дальнобойщиком.

«Вот вырастешь, Санек, я тебя за руль посажу, научу водить эту красавицу», - пообещал дядя Юра и ушел в рейс, а когда вернулся - мать снова была в запое. Ксюшке к тому времени только четыре года исполнилось.

Вошел дядя Юра к ним в дом, увидел, как мать с чужими мужиками тискается и вышел. Только кулаки сжал так, что вены вздулись. Мать ни его прихода, ни ухода не заметила. А вскоре сама куда-то ушла и не вернулась. Детей сначала соседи подкармливали, потом милицию вызвали. Из милиции их в приют отправили. Долго везли в милицейской машине. Сначала по городу, а потом неизвестно куда по трясучей дороге. Ксюшка радовалась переезду, а Сашка затосковал – неизвестно, как все сложится в незнакомом месте.

Вопреки ожиданиям, в приюте их встретили хорошо. Воспитатели относились к детям, как к родным. Директор - Елена Николаевна была строгая, но добрая. Она вырастила трех дочерей, поэтому обращаться с детишками умела. Зря не ругала, но за проступки наказывала. Дети ее любили, звали мамой Леной и старались не огорчать. Тепло и уютно было в этом приюте, поэтому и назвали его «Теплый дом».

Однажды к Елене Николаевне зашел местный священник, отец Андрей. Поговорил с ней в кабинете, прошелся по спальням, зашел в игровую, заглянул в столовую. В библиотеке батюшка задержался подольше, и, ласково попрощавшись с детьми, ходившими за ним по пятам, ушел.

В ближайшее воскресенье «Теплый дом» во главе с мамой Леной отправился в церковь, к отцу Андрею. На свой страх и риск Елена Николаевна повела детишек креститься.

Батюшка крестил ребятишек только по согласию. Отказалась одна Гуля, - ее мама когда-то водила в мечеть. После крещения довольная ребятня, с крестиками на груди, уплетала в трапезной вкусный праздничный обед, приготовленный заботливыми руками матушки. Отец Андрей, пока дети ели, рассказывал им о святом благоверном князе Александре Невском, покровителе Петербурга.

На прощание батюшка подарил каждому по иконке, а маме Лене отдал большую коробку. «Здесь иконы в каждую комнату, жития святых, православные рассказы и детские молитвословы. Вы уж почитайте их вместе с детишками», - попросил он, смущаясь.

- А на моей иконе кто? - Сашка подбежал к батюшке.

- Это твой небесный покровитель, благоверный князь Александр Невский. Великий защитник земли Русской. Ты ему молись. Он наш народ спас от беды бедовой. Был воин, а закончил жизнь монахом.

Сашке Александр Невский очень понравился. Он даже житие князя наизусть выучил. «Вот бы нам такого батю, как князь Александр, он бы меня всему научил – и верхом скакать и на мечах биться. И Ксюху бы замуж выдал за воеводу», - мечтал Сашка.

Еще он мечтал, как и все приютские дети, о своем родном гнезде. Мать так и не объявлялась. То ли пропала, то ли забыла про сына с дочкой. Родительских прав ее лишили заочно. Ксюша часто мать вспоминала, скучала по ней, плакала. Фотографию ее хранила под подушкой, а когда показывала воспитателям, то всегда спрашивала: «Правда, наша мама красавица?». «Правда, правда», соглашались они, потихоньку утирая слезы, – женщина на фотографии выглядела ужасно. Сашка виду не показывал, что тоскует по матери. Еще чего! Больно надо скучать по этой предательнице. Променяла нас на мужиков! Наверное, и папка ее за измену бросил. Ни один настоящий мужик измену не простит. Сашка был в этом уверен.

Детское сердце должно кого-то любить. Мать, отца, бабушку, дедушку, а если нет никого, то их можно придумать. И Сашка придумал себе и Ксюшке отца. Тем более что сестренка его никогда не видела. Не просто отца, а богатого и сильного олигарха.

- Папка наш – олигарх, банкир, и чемпион России по кулачному бою, - рассказывал Сашка сестренке наедине, - он с мамкой в одном классе учился. Она в школе была первая красавица, а он был самый крутой ученик по математике. Они с мамкой очень любили друг друга, и после школы поженились. Но его родители были против нашей мамки, потому что она была из бедной семьи, а они богатеи. Вот и заставили папку с мамкой развестись. А она ему из гордости не сказала, что ждет ребенка. Он и не знает про нас до сих пор.

Ксюша верила каждому слову брата.

Выслушав в очередной раз историю про отца чемпиона-олигарха, она сказала:

- А мама Лена говорила, что олигархи – это люди, которые поделили и разворовали нашу страну.

Сашка на мгновенье опешил, но тут же нашелся:

- Это другие - воры, а наш папка – честный. Вот найдем его, и тогда ты сама в этом убедишься.

Дети часто верят в то, что придумали. И Сашка собрался на поиски отца. Попросил о помощи святого князя Александра Невского и начал пропитание собирать в дорогу на случай, если поиски затянутся. Город-то большой. Ксюшка брату помогала - то пряник принесет, то сушку, то горсть леденцов. Когда накопилось около килограмма сладостей, Сашка решил, что пора отправляться в город. И тут пришла первая помощь от Александра Невского - на Рождество шефы прислали билеты в кукольный театр.

Сашка и Ксюша, сложив в рюкзачок сладости, вместе со всеми поехали в город на приютском автобусе. Недалеко от театра Сашка вдруг увидел красивое здание с зеркальными стеклами. Огромными буквами на нем было написано «Банк».

- Ксюша, смотри, это банк, где наш папка директор, - Сашка ткнул локтем сестренку в бок.

– В этом красивом доме! Он точно очень богатый, наш папка. Давай вместо театра пойдем к нему.

- Я тоже так думаю. План побега уже созрел в Сашкиной голове.

В гардеробе, в суматохе, воспитательница не сразу заметила исчезновения двух детей, а когда обнаружила их отсутствие, брат с сестрой уже были у входа в банк.

Охранник с интересом наблюдал на экране монитора за двумя детьми, крутившимися у входа в «объект».

Бывший спецназовец, Алексей работал в охране банка несколько лет. Он был холостяком. Инвалид первой группы с небольшой зарплатой - жених не завидный. Да и времени на ухаживания за девушками не было. Все свободное время Алексей плотничал в ските Александро-Невской лавры.

«И что эта малышня застыла, как вкопанная на морозе. Замерзнут ведь воробышки. Одеты они не бедно, а вид неказистый, испуганный. Словно из гнезда выпали. Мальчишке на вид лет семь, а девочка совсем малышка. Наверное, брат с сестрой. Пойду, спрошу, что им в воскресенье в банке надо?»

- Эй, малышня, чего стоим – мерзнем? Банк закрыт. Перед Сашкой и Ксюшой появился огромный дядька в пятнистой форме.

- Мы к папе пришли, – пропищала Ксюшка и спряталась за спину брата.

- К папе – это хорошо. А кто ваш папа?

- Олигарх, - пискнула Ксюха из-за спины.

Сашке почему-то стало вдруг стыдно перед дядькой за то, что их папа – олигарх.

- Отец наш – чемпион России по кулачным боям, а работает директором банка. Он про нас не знает. Мы сами решили его найти.

Алексей сразу сообразил, что воробышки-сироты удрали из детдома или из приюта.

- Есть хотите? – спросил он, дружелюбно улыбаясь.

- Нет, - баском ответил Сашка.

- Да, - пискнула Ксюша.

Вопреки инструкции, Алексей повел ребят в свою комнату.

Пока он разливал чай, Сашка развязал мешок с запасами.

- Угощайтесь, дядя, - он засунул в рот пряник.

Алексей нарезал хлеб, открыл банку шпрот, помолился и сел за стол.

- Теперь можно и поесть.

Дети накинулись на немудреное угощение.

- Это у вас икона Александра Невского? – Сашка увидел над столом маленькую икону и полез в карман. – Вот! У меня такая же! Меня Сашка зовут, а это моя сестра Ксюха.

Алексей по-мужски пожал мальчику ладонь.

- Дядя Леша Попов. А твоего банкира как зовут?

- Как вашего директора, - уверенно сказал Сашка, - мы к нему завтра пойдем. Он как нас увидит, сразу узнает и к себе заберет. Родная кровь это не шутки.

- Согласен. Не шутки. Может, вы прикорнете, а там решим, как вам до директора добраться. Алексей уложил размякших после чая детей на диван и сел напротив монитора.

В воскресный день улица была пустынной. Вдруг в сторону кукольного театра с визгом промчались несколько милицейских уазиков. «Носятся, как оглашенные. Хорошо, что народу на улице нет» - Алексей развернулся к детям.

«Хорошие ребятки, особенно парнишка мне приглянулся. Как он иконе благоверного князя Александра обрадовался, недаром сам Александр. Сестренка его, Ксения, такая худенькая, бледная. Ей бы на свежем воздухе пожить у нас на Агафоном лугу. Надо отца Серафима спросить, может он меня благословит детей привезти. Он бы им и камень Андрея Первозванного показал, и легенду про подкову рассказал. И что это за история с отцом банкиром? Не иначе, как мальчишка ее придумал». Долго думал-размышлял Алексей о свалившихся к нему под Рождество детях, потом на молитву встал. Всю ночь молился, благо банк напичкан электроникой так, что муха незамеченной не пролетит.

Сашка проснулся в шесть утра и исподтишка разглядывал дядю Лешу, который, стараясь не шуметь, готовил им завтрак. Охранник Сашке понравился еще вчера – сильный и большой, как князь Александр. Молится, как отец Андрей, а то, что он добрый и заботливый – сразу видно.

«Скорее всего, я чего-то перепутал. Наверное, наш папка не директор банка, а охранник банка. Надо на всякий случай спросить дядю Лешу, был ли он с нашей мамой знаком».

После завтрака Сашка посмотрел Алексею в глаза и, собравшись с духом, задал свой вопрос:

- Дядя Леша, а ты нашу маму случайно не знал?

В Сашкиных глазах плескались отчаяние, надежда, страх и зарождающаяся любовь. Ответ пришел к Алексею мгновенно:

- Думаю, что знал. На всякий случай мне бы фото посмотреть.

- Так у меня есть, - Ксюша достала из рюкзачка затертую фотографию матери. – Это наша мама. Правда, она красавица?

- Конечно, - Алексей сгреб ребят в охапку и прижал к себе. Они зарылись носами в колючую щетину и притихли. Было слышно, как в унисон стучат три сердца.

Посадив детей напротив, Алексей незаметно вытер слезу, и сказал нарочито суровым голосом:

- А теперь, сынок, рассказывай, где вы жили все это время?

Весной дети и воспитатели «Теплого дома» вместе с отцом Андреем навестили Сашку и Ксюшу Поповых на Агафоновом лугу.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]