Будущая русская святая родилась в 1864 г. в Германии, в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV. Матерью ее была дочь английской королевы принцесса Алиса. Поэтому все семеро детей этой немецкой владетельной четы воспитывались в традициях старой Англии. То есть, несмотря на знатное происхождение, дети сами убирали свои комнаты, топили камины, спали на жестких койках и по утрам принимали холодные ванны. Елисавета с детства любила природу, у нее был живописный дар, и она с увлечением рисовала. Любила классическую музыку. Все, кто знал ее в детстве, отмечали ее раннюю религиозность и любовь к ближним. Поскольку ее верующие родители большую часть своих средств тратили на больницы и приюты для бедных, то и Елисавета еще маленькой девочкой прониклась состраданием к несчастным людям.

В 20 лет принцесса Елисавета была выбрана в супруги великому князю Сергею Александровичу, сыну русского царя Александра II. Она не хотела выходить замуж, еще в юности дав обет девства и желая посвятить свою жизнь семье, которая в 1878 г. лишилась матери, умершей от дифтерита. Но знакомство с великим князем и сердечные беседы с ним открыли ей, что и он дал Богу обет безбрачия. По взаимному согласию они решили заключить духовный брак и жить друг с другом, как брат с сестрой.

Венчание их состоялось в Петербурге сначала по православному обряду, потом по протестантскому (для принцессы, выходящей замуж за великого князя, не обязательно было переходить в Православие, это было неукоснительным требованием русских законов только для избранницы наследника престола). Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, он строго соблюдал все церковные традиции, часто ходил на службы и посещал монастыри. Великая княгиня всюду следовала за своим мужем и вместе с ним выстаивала все долгие церковные службы. Постепенно Православие покорило ее своей внутренней красотой и глубиной внутреннего содержания. В православных храмах она испытывала удивительное чувство присутствия благодати.

Со свойственной ей нравственной чуткостью молодая княгиня стала изучать национальные черты русского народа и его веру. Вскоре она уже писала своим родным в Германию: "Даже по-славянски я понимаю почти все, хотя никогда не учила этот язык". После посещения Святой Земли, где она с мужем была на освящении храма в честь св. Марии Магдалины в Гефсимании, великая княгиня Елисавета твердо решила перейти в Православие. Своему отцу, который был против перемены веры дочерью, она написала: "Я перехожу в Православие из чистого убеждения; чувствую, что это самая высокая религия и что я сделаю с верой и с глубоким убеждением, что на это есть Божие благословение".

В субботу под Вербное воскресенье 1891 года великая княгиня Елисавета была принята в лоно Православной Церкви. После совершенного над нею таинства миропомазания император Александр III благословил свою невестку иконой Спаса Нерукотворного. Теперь великая княгиня могла с полным правом повторить слова прабабки Спасителя, праведной Руфи: "Твой народ стал моим народом, твой Бог - моим Богом".

В этом же году царь назначил великого князя Сергея Александровича генерал-губернатором Москвы. Супруга начальника над второй столицей империи по необходимости должна была участвовать в светской жизни - присутствовать на торжественных приемах, посещать концерты и балы. Но св. Елисавета уже тогда тяготилась суетностью этих обязанностей. Зато она, уже своею охотою, все свое свободное время посвящала благотворительной деятельности, стараясь по возможности улучшить участь бедных людей.

В 1905 г. великий князь Сергей Александрович погиб от руки террориста Каляева. Величие духа, с каким св. Елисавета переносила страшное горе, поразило всех. Она своими руками собрала на носилки разбросанные взрывом бомбы части тела мужа. А после первой панихиды сразу же дала телеграмму царственной чете, прося их не приезжать на похороны, так как террористы могли воспользоваться этим случаем для покушения на царя. Затем она навестила в госпитале смертельно раненого кучера великого князя и поехала в тюрьму к задержанному на месте преступления Каляеву, надеясь смягчить его сердце и побудить к раскаянию в совершенном злодеянии. А после того, как тот отказался от покаяния, она просила императора Николая II помиловать убийцу, но ее прошение было отклонено.

Пережитая трагедия произвела в душе великой княгини окончательную перемену. Она перестала бывать в свете и начала вести затворническую жизнь, решив посвятить себя служению Богу и ближним. Вскоре она купила в Москве, на Большой Ордынке, усадьбу с четырьмя домами и обширным садом. Здесь она решила создать обитель в честь святых Марфы и Марии. Это был совершенно новый для России тип организованной церковной благотворительности, в основу которой была положена глубокая мысль, что никакой человек не может дать другому больше, чем имеет сам. Поэтому только в Боге мы можем любить своих ближних в полноту христианской меры. Гуманность или естественная любовь быстро излучаются, сменяясь охлаждением и разочарованием. Но тот, кто живет во Христе, способен подниматься на высоту полного самоотречения. Великая княгиня хотела воспитать особых сестер для духовного утешения тяжких и неизлечимо больных, стоящих на краю могилы.

Марфо-Мариинская обитель начала свою деятельность в феврале 1909 года. Если вначале в ней было всего шесть сестер, то в течение одного года число их увеличилось до 30, а к 1914 г. достигло ста. Сестры обители призывались соединить высокий жребий евангельской Марии, внимающей глаголам вечной жизни, с трудолюбивым подвигом Марфы, служа Господу самоотверженной помощью ближним. В больнице обители работали лучшие специалисты Москвы, лечение в ней было бесплатным. Была открыта воскресная школа для фабричных работниц, действовала бесплатная столовая для бедных. Был создан приют для девочек-сирот и артель мальчиков-посыльных с благоустроенным общежитием для них. Для учащихся девушек-курсисток были устроены специальные квартиры. Разнообразие деятельности великой княгини было велико, одних прошений о помощи она получала до 12 тысяч в год.

Сама настоятельница обители вела жизнь подвижницы: спала на деревянной кровати без матраса не более трех часов в сутки, тайно носила власяницу и вериги. В полночь вставала на молитву, потом обходила все палаты больницы и просиживала до рассвета возле тяжелобольных. А также ассистировала при сложных операциях. Больные верили, что от нее исходит целебная сила. Благодаря ее помощи и молитвам исцелялись даже те, от кого отказывались врачи. Вся верующая Россия стала называть Елисавету Феодоровну "матушкой".

Уважение к деятельности Марфо-Мариинской обители и ее настоятельницы было так велико, что сестер не трогали даже в первые месяцы после революции. Но в апреле 1918 г. ее арестовали и вывезли из Москвы. В этот день Светлой седмицы св. патриарх Тихон отслужил в обители молебен Иверской иконе Божией Матери, а затем до четырех часов дня беседовал с настоятельницей, которая испытывала душевное томление, предчувствуя что-то страшное. Через полчаса после отъезда патриарха она была арестована.

После недолгого пребывания в Перми, где св. Елисавета со своими спутницами была помещена в женском монастыре, узниц перевели в г. Алапаевск. Последние месяцы своей жизни св. княгиня провела в заключении в школе на окраине этого уральского городка вместе с великим князем Сергием Михайловичем, его секретарем Ф.М.Ремезом, тремя братьями - Иоанном, Константином и Игорем (сыновьями великого князя Константина Константиновича) и князем Палеем (сыном великого князя Павла Александровича).

Глубокой ночью 5(18) июля, в день обретения мощей прп. Сергия Радонежского, всех этих узников вывезли за город и сбросили живыми в шахту старого рудника. Затем чекисты начали бросать в шахту гранаты. Один из крестьян, бывший нечаянным свидетелем этого убийства, говорил, что из шахты слышались звуки Херувимской, которую пели страдальцы перед смертью.

Когда Алапаевск был временно занят белыми, тела мучеников достали из шахты. Оказалось, что св. Елисавета упала не на дно шахты, а на выступ, находившийся на глубине около 15 метров. С нею рядом нашли князя Иоанна с перевязанной головой - мученица Елисавета, сама израненная, с тяжелейшими переломами, умирая, пыталась облегчить страдания ближнего. Пальцы ее правой руки были сложены для крестного знамения. На груди у нее нашли икону Спаса Нерукотворного, подаренную ей императором Александром III в день перехода в Православие.

Тела мучеников были омыты, облечены в белые одежды и положены в деревянные гробы. С отступающей армией Колчака останки св. княгини и членов царского дома были перевезены сначала в Иркутск, а потом в Пекин. Отсюда, уже в 1920 г., хлопотами английских родственников великой княгини, ее гроб вместе с гробом сестры Варвары был увезен в Палестину, где оба гроба и были положены в усыпальнице под нижними сводами русской церкви св. Марии Магдалины. Там она покоится и до сих пор.

Преподобномученицы великая княгиня Елисавета и инокиня Варвара были причислены к лику новомучеников в 1992 году.

Перепечатано из книги: В.И.Данчук. Жития святых. Николо-Погост, 2009.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]