Беседа с отцом Виталием Капистка, настоятелем Сусанинского храма во имя Казанской Божией Матери.

Преподобный Серафим Саровский говорил: "Стяжи дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся... Любушка 20 лет прожила в Сусанине, сколько она молилась здесь, сколько людям помогала своей молитвой... Так, значит, сусанинцы - особый народ, раз они жили под сенью праведницы? Значит, они уже спасены ее ходатайством? Ведь она наверняка стяжала дух мирен?

- Сусанинцы - особый народ? Сусанинцы уже спасены? - Отец Виталий невесело усмехается. - Я на днях заходил в администрацию поселка, посмотрел списки по Сусанинскому избирательному округу: более двух тысяч человек у нас живет. А в церковь, знаете, сколько ходит? Человек пять! Есть, конечно, и прихожане из соседних деревень, есть и из Питера, есть дачники... Но местных - не более десятка. Вы что же, всерьез считаете, что можно поселиться возле святыни - и спасение к тебе само собой придет? Благодать всем дана - это верно. Но кто ее взял? Лежит на земле слиток золота, но надо ведь нагнуться и поднять его, а иначе он твоим не станет. Чтобы приобщиться к Любушкиному духу мирну, надо прежде хоть шаг в сторону храма сделать. А тысячи? Тысячи действительно спасутся, но это те, кто не поленился пойти вслед за праведником.

- Хранятся ли в Казанском храме какие-то Любушкины реликвии? Что-нибудь такое, что привлекло бы паломников?

- Паломников привлечь, конечно, неплохо: храму это пошло бы на пользу... Опять же вещи, принадлежавшие праведнику,нередко несут на себе отпечаток благодати. Вот и к одеждам апостолов люди стремились прикоснуться, ибо одно это прикосновение исцеляло болящих. Да что там! Даже тень апостолов (почитайте "Деяния") могла целить. Но как часто мы в этой тени не видим истинного солнца! Любушкины реликвии... Есть в храме икона из ее молельного уголка - икона Спасителя. Но разве эта икона ценна только потому, что перед ней Любушка молилась? На ней - Спаситель!..

Что еще? Есть чаша, из которой старицу причащали... Но вы вдумайтесь только: разве Любушка освятила эту чашу? Там же Тело и Кровь Христовы! Не больше ли эта святыня всех прочих святынь, вместе взятых? Но чаша, конечно, замечательная, старинная, 1825 года - почти двести лет ей... Я смотрю на нее и думаю: сколько же людей из тебя причащались, у скольких священников ты в руках побывала, сколько верующих черпали из тебя спасение!.. Вот такие святыни моей душе как-то ближе... Может ли к ним что-то добавить пуговица от чьей-то одежды? Пусть на этой пуговице и почиет некий отсвет Божественной благодати - такое вполне возможно, - но ты приди в церковь и сможешь причаститься всей полноты благодати! Забываем мы об этом, забываем в своем суетном поиске реликвий, святынь и святынек. В миру принято вешать на зданиях мемориальные доски: "Здесь жил и работал великий Имярек". А на храмах не пишут: "Здесь такой-то молился о том-то".

В католическом мире средневековые рыцари плутали по земле в поисках Святого Грааля. Почему? Да потому, что Святой Грааль - эта та чаша, которую держал в руках Сам Христос и причащал из нее апостолов. Святыня! Но ты приди в любую деревенскую церковь - и там в простой чаше современного производства увидишь святыню не меньшую.

Маленькие реликвии, если подходить к ним с суетной душой, способны заслонить от нас и Самого Бога, и того святого, кому они при жизни принадлежали. Любушка в Сусанине двадцать лет прожила. Она и сейчас здесь духом пребывает. Вы приезжайте сюда и поговорите с ней, как с живой: она услышит. Она бесспорно, имеет попечение и о Сусанине, и о всех, кто здесь молится. Она вместе с вами будет молиться.

- А существуют ли какие-нибудь местные предания о Любушке? Какой-нибудь рассказ о ней?

- Нет, пожалуй. Вы поймите: вся ее жизнь была молитвой. Ничего внешнего, ничего такого, что мы называем деятельностью. О чем тут рассказывать? Человек святой жизни: к ней приезжали за утешением и получали это утешение, но получали его - от Бога. Вот и весь рассказ. Любушка, между прочим, всех просителей посылала в храм: "Иди помолись! Ты ко мне приехал? Если хочешь со мной поговорить, иди в церковь молиться Богу". Церковная молитва - в первую очередь.

А мы частенько и не понимаем: зачем нам Бог? Нам нужен добрый дяденька или тетенька, которые за нас решат наши трудности! Мы называем этих добрых дядей святыми, но даже не вспоминаем, что святой - это тот, кто светит отраженными от Бога лучами. В конце концов, мы к Царствию Божиему стремимся, а не к царству добрых людей. Да, мы поем: "Со святыми упокой", но - "со святыми упокой во Царствии Твоем, Господи". Есть тут очень тонкая грань, почти не видная замутненному суетой глазу: как, законно почитая и преклоняясь перед святыми людьми, не забыть Того, от Кого вся святость? Мы видим сияние, а того не понимаем, что сияние-то не собственное, а отраженное.

Рассказывают, что владыка Иоанн (Снычев) нередко говорил священникам: "Отче! Ты так сияешь, что из-за твоего света Бога не видно!" А еще говорил мне некогда один прихожанин: "Мы, православные, порой так рассуждаем: был бы батюшка добрый - тогда и Бога не надо!" Страшно звучит? Но такое встречается очень часто. Мы попадаем в новый приход и первым делом смотрим, какой здесь священник служит, что об этом священнике говорят. Если плохой священник - ну, так я и не буду ходить в этот храм. А если хороший, то сюда и только сюда! А Бог-то везде один. Это леность душевная в нас действует...

Гораздо более ценен тот человек, который ищет Бога, о таких говорил Христос: "Истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе" (Ин. 4, 23). Ведь и святые, когда удалялись для совершения своего подвига, то чаще всего уходили не к святым, - наоборот, уходили подальше от всяких святынь, порою даже в места заведомо оскверненные, где явно действовали темные силы, - уходили туда и освящали то место своею молитвою. Они уходили, чтобы Бога искать, и искали Его, и находили Его, и Бог по их молитвам освящал то место. А мы ищем не Бога, а людей. Ищем чудотворцев.

- Ну, мы послабее душой, чем прославленные праведники, нам надо за кем-то тянуться, за кого-то зацепиться...

- Послабее, конечно, послабее. Но и они тоже людьми были - об этом не нужно забывать. Они не боялись своей слабости, они смогли переступить через нее. А мы сами себя боимся. Я понимаю: все мы немощные, но вот что говорит апостол Павел: "Господь сказал мне: "довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи". И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова. Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен" (2 Кор. 12, 9, 10).

А мы? Ну как же можно быть такими малодушными? И не только сами малодушествуем, но и всех вокруг заражаем своим малодушием. Малодушный малодушного пытается еще больше умалодушить: не подтянуть его, не взбодрить, а наоборот, совсем расслабить. И в результате видим, что весь народ расслаблен. Дорасслаблялись! Взгляните вокруг! И все от того, что мы слишком усердно жалеем себя: ах, я несчастный, ах, я забитый... Да мы сами же и виноваты в своей забитости... Единственное, на что хватает сил, так это ездить по стране из края в край и искать святых, искать чудотворцев, которые мановением волшебной палочки разом все изменят. Ищем, где бы получить подпитку... Или, может быть, у людей складывается впечатление, что Бог слишком далеко?

- Да, я слышал подобные слова, и нередко... И от людей не столь уж малоцерковных: "К Богу страшно обращаться. Вот святые - они как-то ближе..."

- Да: "Бог так далеко!.. До Него не достучаться!.. У Него не допроситься!.. Дайте нам чудотворца!.. Дайте нам экстрасенса!.." Но тут-то и проверяется сила нашей веры. И результаты проверки, увы, не радуют. Впечатление складывается такое, что люди еще чего-то ждут. Ждут некоего всесветного чуда, которое все сразу разъяснит. Хотя чего тут ждать? Все дано уже здесь, на земле...

Надо просто жить - и все. Вера - это и есть жизнь: шаг за шагом все ближе к Богу. Поймите мои слова: вера - это не субъективное ощущение, не состояние ума, не убеждение. Это жизнь, это путь - от крещения до смерти. И это не какое-нибудь самоценное самосовершенствование.

Многие говорят: "Я в Православной Церкви не вижу возможности для совершенствования!" А в Православии ни о чем подобном речь и не идет: ты пришел к Богу и живи с Богом. Просто живи, работай, семью содержи, детей воспитывай - и радуйся в Боге. И не нужно каких-то целей для себя ставить: вот, я непременно должен совершать чудеса!..

Опять-таки святые, даже если им Господь давал возможность совершать чудеса, они же скрывали этот дар и говорили нечаянным свидетелям: "Смотри, никому не рассказывай об этом!.." А у нас сейчас все наоборот! Людям непременно нужно чудотворить или созерцать чудеса: без этого вера не оживает... Вот и развелось столько всяких шарлатанов, что порой и к подлинным праведникам доверие теряется - невольно думаешь: а может, и это очередной "харизматик"?..

Еще и еще раз скажу: Бога ищите, к Нему обращайтесь, Ему молитесь. Он вас выведет на верный путь, Он пропитает, Он наставит, Он укажет, где подлинный праведник, а где искусный лжец. К Богу идите!

С о.Виталием беседовал Алексей Бакулин. Перепечатано из газеты "Православный Санкт-Петербург" №10(214), 2009.
НА ГЛАВНУЮ
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]