Светлана Завьялова

Сяду и напишу про хорошую традицию в Клубе краеведов.

Вот уже четыре года подряд… В одном строю… С песнями…

Использую привычные слова, которые будут отскакивать, как капли дождя от железного подоконника. С пафосным грохотом похвальбы своим патриотизмом.

Надо не так. Те люди, фотографии которых мы несли по Невскому, были проще как-то. Яснее, честнее. Это слышно в музыке тех лет, в стихах и песнях. И уж точно, они заслуживают самой честной и сердечной памяти. Я помню миг, когда меня просто пронзило неведомое доселе щемящее чувство, которое, возможно, называется патриотизмом. Я бы сказала – это было осознание ответственности перед своей страной, гордости, радости за неё. Мне было 11 лет, был май, и над нашей улочкой в Новой Деревне впервые разнеслось: «День победы, как он был от нас далёк…». Это было первое исполнение только что созданной песни к 30-летию праздника. Внутри меня что-то замерло, затаилось, как перед взрывом. Я почувствовала в душе нарастание радости, но именно так, со слезами на глазах, и напряжение между лопатками, как будто там могли пробиться крылья. Я побежала по двору, потому что оставаться на месте не было сил. Я почувствовала какую-то несказанную любовь к мамочке и бабулечке, к соседям и всем-всем-всем… А потом была жизнь. Много разных лет и событий. Другой двор. Другая страна. И даже – почти забыли этот день. И вдруг – поздравительная речь нового президента В.В. Путина. Сначала – привычное неслышанье, а потом – среди всего официоза и пустоты – живые слова ветеранам. Совпадение с той детской радостью. И мы с маленькой дочкой поехали на Серафимовское кладбище. И наблюдали там перед воротами дикую сцену, которая повторяется в ночных кошмарах. Орденоносный ветеран вел за руку маленького мальчика и что-то тихонько ему рассказывал. Они уже готовились войти на кладбище, как вдруг перед ними возникла сильно рассерженная молодая женщина. Она схватила мальчика за руку, рванула к себе, непрестанно крича на дедушку: «Я вам запретила заниматься этой ерундой, нечего ребёнку мозги пудрить! Так вы меня обманули, погулять типа пошли, а сами – сюда… Не зря я за вами следила! Выкиньте всю эту дурь из головы…» Она сломала дедушкины гвоздики, бросила их в канаву и увела мальчика. Мы не смогли посмотреть в лицо пожилому человеку. Стыд и вина, что я не вмешалась, до сих пор жгут внутри.

С тех пор мы стали покупать гвоздики и ездить на Пискарёвское кладбище. Там Анютка научилась без боязни подходить и дарить цветы со словами благодарности ещё многочисленным тогда ветеранам. Потом мы стали брать других детей. А когда возник наш Клуб краеведов, конечно, мы начинали наш день Победы с этой поездки. Ребята дарили цветы, брали интервью. Обычно цветов не хватало, ветеранов было намного больше. Но в прошлом году в руках у нас остались цветы, которые мы положили на могилы. «Ребята, вы – последнее поколение, которое ещё застало их, запомним это».

В этом году мы поехали в Сосновку. Мы подошли к могиле Александра Савушкина, я рассказала ребятам о его трагической гибели в 1943 году. А та улица, по которой я бегала в детстве, впервые услышав песню «День Победы» - была улица Савушкина у Чёрной Речки.

…Нынче в четвёртый раз прошли мы по Невскому в этом потоке памяти «Бессмертного полка». Шла моя семья, моя мамочка, рождённая в 1940 году, вывезенная из блокады. Шли семьи наших друзей. И было удивительно легко и радостно. Не было никакого напряжения и усталости.



А потом, как обычно, мы пели песни военных лет, участвуя в песенном флешмобе на Малой Садовой улице.

Мы пели громко и не подглядывали в текст, потому что уже давно выучили эти песни.

Мне было хорошо и спокойно, как в детстве. Мы стояли рядом – моя мама, мои взрослые дети и нынешние ученики. Этот день прошёл очень хорошо. Честно.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]