Александр Сегень

1700 лет назад святый Георгий Победоносец принял мученическую смерть за Христа.

В ХХ века России посчастливилось испытать два великих триумфальных взлета, когда все человечество в восторге взирало на нашу Родину. День Победы над фашистской Германией 9 мая 1945 года и День Космонавтики 12 апреля 1961 года, когда русский человек первым вырвался в космическое пространство. И обе даты напрямую связаны с людьми, носящими имя Святого Георгия Победоносца. Главным полководцем Великой Отечественной войны был Георгий Константинович Жуков, а первым космонавтом мировой истории стал Юрий Алексеевич Гагарин.

Скептик скажет — простая случайность. Но в истории ничего не бывает случайного. Имя Георгий, оно же — Юрий, всегда было излюбленным на Руси, потому что это имя святого, проявившего высочайшие воинские качества — силу физическую и силу духа, твердость и стойкость, бесстрашие и волю к победе. Само прозвище его — Победоносец — звенит, как оружейная сталь, зовет к подвигу, к высокому служению, пробуждает в мужчине стремление к мужеству.

Стояние за Христову веру, проявленное Святым Георгием, является одним из ярчайших событий истории христианства. Чтобы понять это, нужно, прежде всего, вникнуть, кем был воин Георгий до совершения им мученического подвига.

Он родился в Каппадокии — области в Малой Азии, расположенной между рекой Галис и Евфратом в его верхнем течении. Столицей был город Кесария. Теперь Каппадокия находится в центре Турции, Кесария называется Кайсери, а река Галис — Кызылырмак. Но это сейчас. А в III веке нашей эры это была богатейшая греческая провинция Римской империи, поставлявшая соль, хрусталь, алебастр, а главное — дававшая Риму замечательных воинов.

Родители Георгия были христианами, подверглись гонениям, отец был замучен до смерти за отказ отречься от Христа, а мать, будучи по происхождению своему палестинкой, бежала из Каппадокии в свой родной город Лидду, или, как он еще тогда назывался, Диосполис. Там, у своих богатых родителей она продолжала воспитывать Георгия. Мальчик рос крепким, мужественным и весьма красивым. Вопреки своему имени (Георгий означает «землепашец») он отличался столь ярко выраженным воинским характером, что быстро привлек внимание римских военачальников. По достижении им взрослого возраста, его приняли в войско и стали стремительно продвигать по службе. Он быстро достиг звания всадника, а затем, лет двадцати от роду, был уже избран трибуном — одним из шести военачальников, стоящих во главе каждого римского легиона.

На рубеже III и IV столетий император Диоклетиан подавил восстание в Египте, затем отвоевал у персов Армению и Месопотамию. Вероятно, в должности трибуна Георгий участвовал в этих походах Диоклетиана, поскольку он был высоко оценен как военачальник и введен в сонмище комитов — личных гвардейцев и оруженосцев, коих при императоре состояло не более двух десятков.

Диоклетиан ненавидел христианство, считая его религией, напрямую угрожающей безопасности Рима. По видимому, Георгию приходилось скрывать свою принадлежность к христианам, в противном случае он никогда бы не дослужился до столь высокопоставленного положения в империи. Молодой герой, он рано проложил себе путь к блестящей карьере и мог в ближайшем будущем рассчитывать на славу лучших римских полководцев, таких, как Красс или Помпей. Но судьба уготовала ему неизмеримо большую и высшую славу.

Никомидия — крупный античный город, расположенный в северо-восточном углу Мраморного моря. На его месте ныне расположен турецкий город Измит. Здесь весной 303 года император Рима Диоклетиан созвал большой совет, на котором следовало постановить, что делать с христианской религией, всё более и более распространяющейся. Совет принял самое жесткое решение — заставить всех христиан, проживающих в пределах империи, публично принести жертвы языческим богам и отказаться от Бога Живого.

Вероятнее всего, что именно накануне этого постановления Георгий совершил своё знаменитое бейрутское чудо, одолев змея. Можно предположить, что осенью 302 года прославленного комита отпустили в Лидду проведать мать, и на обратном пути в Никомидию он оказался свидетелем жертвоприношения, совершаемого жителями Бейрута некоему чудовищу, обитающему в окрестных болотах. По преданию, огромный змей время от времени вылезал из болота, похищал людей и употреблял их в пищу. Уничтожить его не могли, поскольку при виде приближающихся к нему вооруженных людей змей испускал смрад, от которого многие заболевали и умирали в страшных судорогах. Ради ублажения чудовища жители Бейрута установили бросать жребий и приносить в жертву своих юных сыновей и дочерей. По легенде, именно в тот день, когда к городу подъехал императорский комит Георгий, жребий выпал на дочь бейрутского государя, и ее вели на заклание к страшному болоту. Увидев сие горемычное зрелище, Георгий осенил себя крестным знамением и громко воскликнул: «Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!» Затем на коне своем бросился к змею и ударил его копьем в гортань, прижав к земле. Он велел дочери бейрутского царя сделать из своего пояса ошейник, и на том ошейнике она привела покорного, будто собачонка, змея в Бейрут.

Жители Бейрута не могли поверить глазам и ноздрям своим — змей был укрощен и не испускал более смрадных ядовитых запахов. Они спрашивали Георгия, как ему удалось совершить невозможное, на что он ответил:

— Вы язычники, и потому не могли одолеть змея. А я — христианин. Спаситель Христос по моей молитве пришел ко мне на помощь. Только веруя в Него можно одолеть любое зло в этом мире.

После таких слов он извлек свой меч и отсёк чудовищу голову. Жители отволокли мертвого змея за пределы города и там сожгли. Вскоре они все приняли крещение и построили христианскую церковь Пречистой Девы Марии.

В этом предании учеными принято усматривать христианское переосмысление заимствованных из древности легенд. Вот, к примеру, что пишет Сергей Аверинцев: «легенда приписала ему умерщвление хтонического чудовища, этот популярнейший подвиг богов-демиургов (например, Мардука, Ра, Аполлона, Индры, отчасти Яхве) и героев (например, Гильгамеша, Беллерофонта, Персея, Ясона, Сигурда и других)».

Можно было бы осмыслить христианское предание иначе. Допустим, язычники-бейрутцы поклонялись некоему истукану, выполненному в виде змея и поставленному на болоте, дабы ублажить болотных духов и дабы змеи не приползали в город и не кусали домашний скот и людей. И этому истукану приносили жертвы. А Георгий Победоносец искоренил жуткий обычай и низверг идола.

Но предки наши воспринимали красивое предание не мудрствуя лукаво, избрав чудо Георгия о змие в качестве наиглавнейшего сюжета при иконописном изображении святого. Не зная в своих землях таких чудовищных змеев, которые могли бы пожирать людей или губить их зловонными испарениями, они верили, что таковые могли водиться в древние времена в южных палестинах.

Можно предположить, что когда Георгий прибыл в Никомидию, где император на своем совете решал судьбу христиан Римской империи, слухи о его бейрутском подвиге уже успели распространиться, и рано или поздно Диоклетиан всё равно узнал бы, что Георгий — христианин. Но предание сообщает нам, что Георгий, узнав о предреченной страшной участи христиане, сам решил добровольно присоединиться к несметным мученикам и открыть Диоклетиану свое вероисповедание. Прежде чем сделать это, он роздал нищим всё своё имущество и все многочисленные награды, которыми его удостоил император за воинские подвиги. Он дал свободу рабам, находившимся при нем и тем, которые жили в его владениях. И, наконец, Георгий явился перед Диоклетианом и признался, что он христианин.

Император сильно огорчился, он стал упрашивать своего верного комита отречься от Христа и принести жертву римским языческим богам, обещая за это пуще прежнего возвысить и наградить Георгия. Но тот решительно отказался и принял страшные муки — на грудь ему клали тяжелый камень, резали тело в машине, нарочно устроенной для пыток, но раны мученика чудесным образом мгновенно заживали, и при виде этого окончательно утвердились в Христовой вере два претора Антоний и Протолеон, ранее уже готовившиеся к принятию крещения. Их тотчас зарубили мечом.

Три дня связанный Георгий находился во рву, наполненном негашеной известью. Это была одна из распространенных казней, после которой от приговоренного оставались только самые прочные кости. Но Георгий и тут, к великому ужасу своих палачей, оказался невредим. Он прошел через множество других пыток, и покуда продолжалось его страдание, многие люди уверовали во Христа и приходили поклониться еще живому мученику. Наконец, даже Александра, супруга самого императора, не выдержала и на глазах у всех поклонилась Георгию, проклиная его истязателей и восхваляя Христа Спасителя. Диоклетиан, в горе и ярости, приказал тотчас же обезглавить и Александру, и Георгия. Его приказание было исполнено. В день смерти Георгию не было и тридцати лет.

Почитание святого началось сразу после кончины. Тело его было перевезено родной матерью в Лидду и там предано погребению. После того, как Византия приняла христианство в качестве главенствующей религии, Георгий был прославлен как святой мученик, несущий победу света веры над тьмой безверия и язычества. Императрица Елена воздвигла в Лидде храм, в крипте (подземелье) которого в мраморной гробнице покоились мощи Святого Георгия. Ныне существующее там здание храма построено крестоносцами, восстановлено в XIX века, но мощи в гробнице отсутствуют. В настоящее время Лидда является предместьем Тель-Авива.

Имя «Георгий» в разных вариантах распространено по всему христианскому и мусульманскому миру. По-немецки — Георг, по-французски — Жорж, по-английски — Джордж, по-испански — Хорхе, по-венгерски — Дьёрдь, по-арабски Джурджис или Хызр, по-чешски — Иржи, и так далее. Крест Святого Георгия — на флаге Англии, почитающей его как своего покровителя.

Но поистине наибольшее почитание Победоносца принято в нашем Отечестве.

Еще первый собиратель земель русских, Ярослав Мудрый в крещении был назван Георгием. Крёстным отцом у него был сам митрополит Киевский Илларион, автор первого русского литературного произведения «Слова о законе и благодати». Он же освятил построенный Ярославом Мудрым храм Георгия Победоносца в Киеве и Юрьевский монастырь в Новгороде.

Наши древние предки мягко произносили букву «г», так же, как сейчас произносят ее жители южных и западных областей России — на Кубани, на Украине, в Ставрополье, на Дону, в областях Черноземья, на Смоленщине, в Белоруссии. Поэтому имя «Георгий» в древности произносилось довольно причудливо: «Юрги». Так оно и писалось в подавляющем большинстве текстов. Кроме того, от имени «Георгий» произошли еще как бы два отдельных имени — Юрий и Егор. Но в церковном поминовении — о здравии или за упокой — оба эти имени всегда произносятся как «Георгий». Так что, и Георгий Жженов, и Юрий Никулин, и Егор Строев — все они Георгии.

Ярослав Мудрый основал целый город в честь своего небесного покровителя — Юрьев. В XIII веке его захватили немцы и стали называть Дарбете, впоследствии — Дерпт; а эстонцы, на территории которых град Ярослава Мудрого по недоразумению оказался в наше время, называют его Тарту.

Через сто лет после Ярослава прославился в нашей истории другой Георгий — великий князь Юрий Владимирович по прозвищу Долгорукий. Основатель Москвы дал начало нескольким городам — Переславлю Залесскому, Юрьеву Польскому, Городцу Радилову, но герб со светлым всадником, поражающим змея, достался только одному его городу, коему суждено было стать столицей нового могучего государства Российского. Есть даже легенда, что Юрий Долгорукий копытом коня своего растоптал на Боровицком холме змею.

Первым князем, возглавившим отпор монгольским захватчикам, стал великий князь Владимирский Юрий Всеволодович. Он сложил свою гордую голову в горестной битве на реке Сити. О нем складывались народные былины, в них он назван Егорием Храбрым, а затем он был причислен и к лику святых.

Сын Александра Невского, благоверный князь Даниил стал первым удельным Московским князем, а его сын, Юрий Данилович, был провозглашен первым великим князем Московским. При нем изображение Георгия Победоносца окончательно утвердилось в качестве герба новой столицы.

В XV веке появилась еще одна ласкательно-уменьшительная форма имени Георгий — Юшка. При Василии Тёмном и его великом сыне Иване III славился воевода Юшка Драница, бесстрашный воин и веселый гуляка.

Чудо Георгия о змие по церковной традиции всегда поминалось поздней осенью, 26 ноября (9 декабря по Григорианскому календарю). Именно это был тот знаменитый «Юрьев день», в который по окончании всех сельскохозяйственных работ крестьянин мог совершить переход от одного работодателя к другому, и после отмены которого родилась невеселая поговорка «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!»

Но всё же, главным днем Святого Георгия считается 23 апреля, а по новому стилю — 6 мая. Изредка этот день попадает на Пасху, если Пасха поздняя. В таких случаях празднование Георгия переносится на три дня, на среду Светлой Седмицы. Именно так получилось в 1945 году.

В первый день Страстной Седмицы, последней недели Великого поста, 30 апреля советские войска штурмом овладели рейхстагом и водрузили на нем Знамя Победы. Примечательно, что человек, водрузивший это знамя, носил фамилию Егоров — опять Георгий поучаствовал! 2 мая капитулировали остатки берлинского гарнизона, и в Чистый четверг Берлин был очищен от врага. 6 мая праздновалась Пасха. А 8 мая, в канун перенесённого празднования дня Святого Георгия, в пригороде Берлина Карлхорсте представители советского и германского верховного главнокомандования подписали акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии. Наконец, 9 мая 1945 года стал первым днем мира, и во всех православных храмах бескрайней России возглашали величание Святому Георгию и славу доблестному Русскому Оружию!

Полет первого человека в космос совпал с празднованием дня Иоанна Лествичника, святителя гор Синайских, написавшего богословский труд «Лествица», который принято еще называть «лестницей в небо». В честь Иоанна Лествичника в Кремле возведена колокольня, которую впоследствии стали именовать колокольней Ивана Великого. Она удивительным образом похожа на космический корабль. Но первым человеком, вырвавшимся в просторы космоса стал не Иван, а именно Юрий, то бишь — Георгий, в знак победы человеческого духа, в знак особенной благодати, воссиявшей над нашей Россией.

Тогда, в начале шестидесятых годов, прокатилась настоящая Юрьевская волна — в честь Гагарина новорожденных повально называли Юриями. Но со временем это имя становилось всё более редким, а в конце ХХ века перестало даже входить в двадцатку наиболее распространенных имен России. Среди нынешних школьников можно встретить Егора. Юрия — гораздо реже. А Георгия и вовсе не встретишь. Стало модно называть детей Артёмами, Антонами, Денисами, Кириллами. Благо, это православные имена, а то ведь одно время у нас популярны были Альберты, Эдуарды, Роберты.

И все же, хочется, чтоб не забывали мы столь любимое в русской истории имя, данное нам великим светочем Православия, Георгием Победоносцем. Глядишь, снова побольше станет в нашей жизни побед!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]