Мария Максимова (Belka_Teerle)

Составитель сценария – Мария Максимова, помощники – члены общины храма св. Алексия, человека Божия, г. Одесса, Новороссийский край.
В этом тексте использованы отрывки из классических произведений. В качестве декораций на задник сцены проектировались слайд-фильмы, которые составили учащиеся воскресной школы и их родители. Желающие использовать сценарий могут самостоятельно подготовить презентации. Так будет интереснее всем.

На авансцене – Максим – мальчик лет 12-13, с увлечением «играет» на большом картонном ноутбуке. Слышны его восклицания: «Атака! Бум! Та-та-та! Ура…»
На сцену выходит Катюша – старшая сестра мальчика, ей лет 14-15. 

КАТЮША.
Привет, Максим! 

МАКСИМ.
Привет, Катюша! 

КАТЮША.
Ну... можешь ты меня послушать?
Чем интересным занят? 

МАКСИМ. (Отрывается от экрана.)
Я?
Стрелялку принесли друзья,
Три-дешку, классную такую...
Вот, с фланга наши атакуют,
Сейчас мы всех их перебьем...
(Медленно, при этом нажимая клавиши.)
В десятку лучшую войдем! 

КАТЮША.
А с кем сражаешься? 

МАКСИМ.
С Россией! 

КАТЮША.
Вот игры странные какие!
Ты верь мне иль не верь — но все же
Что говорит наш папа — знай:
От века наши земли тоже
Звались — Новороссийский край!
В страну родную — не стреляй! 

МАКСИМ. (Видно, что слова Катюши его смутили.)А ты куда вообще-то шла? 

КАТЮША.Да... видишь, в городе дела!
Цветы купить — поздравить деда. 

МАКСИМ. А что за праздник? 

КАТЮША. День Победы! 

МАКСИМ. Какой? 

КАТЮША. Да сколько тебе лет?
Не знаешь, что ли, - мамин дед
На фронт пошел почти мальчишкой!
А... ты ж читать не любишь книжки!
(Внезапно. Поворачивается к публике.)
Вот так, о прошлом забывая,
Теряем корни мы свои.
А тут когда-то шли бои...
Подростки ехали в трамвае
На фронта линию смотреть!
И, миг Победы приближая,
Не страшно было умереть,
Хоть жизнь — одна. Не как в игре.
(В исполнении нескольких человек звучит песня из фильма «Офицеры».)
От героев былых времён
Не осталось порой имён.
Те, кто приняли смертный бой,
Стали просто землёй и травой.
Только грозная доблесть их
Поселилась в сердцах живых,
Этот вечный огонь,
Нам завещанный одним,
Мы в груди храним.)
Исполнители песни отступают на второй план.
Из глубины сцены к детям медленно приближаются четверо. Один из них — в форме красноармейца времен Великой Отечественной войны, второй — в кольчуге и шлеме, третий — в монашеском облачении.Четвертый — в гусарской форме царской армии времен Отечественной войны 1812 года. 

МАКСИМ.
Ой... здравствуйте...
Воин.
Здрав, отрок, будь! И ты, девица!
Красноармеец.
Конечно, впору удивиться -
Откуда мы, кто мы такие... 

ИНОК.
Из разных мы столетий, но
Роднит нас, милые, одно:
Мы все — защитники России.
Катюша.
Совсем как в книге...
Максим.
И в кино!
(оборачивается к гостям, но Воин предваряет его вопрос)
Воин.
Да, накануне Дня Победы
Мы порешили: к вам прийти,
Чтобы о подвигах поведать.
Сражались прадеды и деды,
Чтоб вас – сегодняшних – спасти. 

МАКСИМ.
И нас? Меня с Катюшей? Тоже?
(Выходят девочка в древнерусской одежде, Светланка (лет 10), и мальчик Павлуша (лет 14), одетый в простую рубашку и штаны. Девочка кланяется в пояс, Мальчик наклоняет голову. Становятся на авансцене.) 

СВЕТЛАНКА.
Да! Мы рассказывать поможем! 

ГУСАР.
И вновь времен возникнет связь. 

ПАВЛУША.
Хотя она и не рвалась... 

КРАСНОАРМЕЕЦ.
Пусть навсегда запомнят дети —
Всего дороже что на свете,
И что нельзя отдать врагу… 

МАКСИМ.
Я все запомнить не смогу! 

ВОИН.
Одно лишь вам нельзя забыть:
Что нужно Родину любить. 

ИНОК.
Святую Русь. 

КРАСНОАРМЕЕЦ.
Отчизну нашу. 

ГУСАР.
Досталась полная ей чаша
Сражений, ран, побед... и бед. 

КАТЮША.
Да... нам рассказывал наш дед!
Воин (выходит на авансцену).
Итак... поведать мы готовы
О славном прошлом — день за днем.
И о побоище Ледовом
Рассказ, благословясь, начнем!
(Осеняет себя крестом. Выходит на авансцену.)
На заднем плане – кадры из фильма «Александр Невский».
Звучит песня «Вставайте, люди русские».
Вставайте, люди русские,
На славный бой, на смертный бой.
Вставайте, люди вольные,
За нашу землю честную!
Живым бойцам почёт и честь,
А мёртвым - слава вечная.
За отчий дом, за русский край
Вставайте, люди русские! 
Вставайте, люди русские,
На славный бой, на смертный бой.
Вставайте, люди вольные,
За нашу землю честную!

ВОИН. (Здесь и далее, от и до отметки***, - отрывок из поэмы К.М.Симонова «Ледовое побоище», с небольшими изменениями) 

*** На голубом и мокроватом
Чудском потрескавшемся льду
В шесть тыщ семьсот пятидесятом
От сотворения году,
В субботу пятого апреля
Сырой рассветною порой
Передовые рассмотрели
Идущих немцев тёмный строй. 

Инок.
...Князь перед русскими полками
Коня с разлёта повернул,
Закованными в сталь руками
Под облака сердито ткнул.
«Пусть с немцами нас Бог рассудит
Без промедленья, тут, на льду!
При нас мечи, и, будь что будет,
Поможем Божьему суду!». 

Воин.
Князь поскакал к прибрежным скалам,
На них вскарабкавшись с трудом,
Высокий выступ отыскал он,
Откуда видно всё кругом.
И оглянулся. Где-то сзади,
Среди деревьев и камней,
Его полки стоят в засаде,
Держа на привязи коней.
А впереди, по звонким льдинам
Гремя тяжёлой чешуей,
Ливонцы едут грозным клином –
Свиной железной головой. 

Инок.
Был первый натиск немцев страшен.
В пехоту русскую углом,
Двумя рядами конных башен
Они врубились напролом. 

Воин.
А мы - с открытыми глазами
На немцев голой грудью шли,
До кости пальцы разрезая,
Склоняли копья до земли.
И там, где копья пригибались,
Мы в той в отчаянной резне
Сквозь строй немецкий прорубались
Плечом к плечу, спиной к спине... 

Инок.
...Уже смешались люди, кони,
Мечи, секиры, топоры,
А князь по-прежнему спокойно
Следил за битвою с горы...
...И, только выждав, чтоб ливонцы,
Смешав ряды, втянулись в бой,
Он, полыхнув мечом на солнце,
Повел дружину за собой. 

Воин.
Подняв мечи из русской стали,
Нагнув копейные древки,
Из леса с криком вылетали
Новогородские полки.
По льду летели с лязгом, с громом,
К мохнатым гривам наклонясь;
И первым на коне огромном
В немецкий строй врубился князь.
И, отступая перед князем,
Бросая копья и щиты,
С коней валились немцы наземь,
Воздев железные персты.
Стоял суровый безпорядок
Железа, крови и воды.
На месте рыцарских отрядов
Легли кровавые следы.
И князь, едва остыв от свалки,
Из-под руки уже следил,
Как беглецов остаток жалкий
К ливонским землям уходил. 

***
Звучит продолжение песни.
На Руси родной,
На Руси святой
Не бывать врагу!
Не бывать врагу!
Поднимайся, встань,
Мать родная, Русь!
Поднимайся, встань,
Мать родная, Русь! 
Вставайте, люди русские,
На славный бой, на смертный бой.
Вставайте, люди вольные,
За нашу землю честную! 
Врагам на Русь не хаживать,
Полков на Русь не важивать!
Путей на Русь не видывать,
Полей Руси не таптывать! 
Вставайте, люди русские,
На славный бой, на смертный бой.
Вставайте, люди вольные,
За нашу землю честную! 

Катюша
(Здесь и далее, от и до отметки***, - отрывок из книги Наталии Кончаловской «Наша древняя столица», также с небольшими изменениями)
В монастырской келье узкой,
В четырёх глухих стенах
О земле о древнерусской
Быль записывал монах.
Он писал из года в год
Про великий наш народ.
О Мамае и Батые
Написал он в грозный час,
И слова его простые
Сквозь века дошли до нас... 

Инок.
С чего бы слово мне начать
О славе тех времён?..
Большую, в триста тысяч, рать
Привёл Мамай на Дон.
Она драконом в сто голов
Легла на берегу,
О ней вернее этих слов
Сказать я не могу… 

Светланка.
Был воздух свеж, был вечер тих.
В тумане у реки,
В прибрежных камышах донских,
Свистели кулики.
Татарам было невдомёк —
О чём они свистят?
Свистят вдали. На огонёк
К татарам не летят.
А кулики друг другу весть
Давали в камышах:
Что рядом с ними кто-то есть!
Кто? Друг ли, или враг? 

Инок.
Да, там, где с Доном обнялась
Непрядва, в этот лог
Пришли с войсками Дмитрий-князь
И друг его — Боброк.
Неслышно, крадучись, в туман
Пришли богатыри.
И на семь вёрст раскинут стан,
И ждут они зари… 

Светланка.
Поутру Мамай в шатре
Глянул в щёлку узкую
И увидел на заре
В поле силу русскую.
«Ай-ай-ай! — подумал хан. —
Что за наваждение!
Может, так шалит шайтан?
Может, сновидение?»
Хан опять глаза протёр,
Закричал сердито.
Трепеща, к нему в шатёр
Прибежала свита.
«Вы видали эту рать?
Мы её разгоним!
Время битву начинать!
Батыры! По коням!»
Заглушили куликов,
Затоптали травы, —
Это тысячи стрелков
Поднялись оравой.
Наготове лук, колчан,
И пошли на русский стан… 

Инок.
Как мне о битве на Дону
Рассказ продолжить мой?
Нет, братья, я не обману,
Сказав о битве той,
Что не было такой ещё,
И, хоть кого спроси, —
«Мамаево побоище»
Все знают на Руси!..
Ведь нас игумен Сергий — сам —
Благословил на бой! 

Светланка.
И он теперь на небесах,
И он теперь — святой! 

Инок.
Да! Ратники к плечу плечо
С врагом сошлись грудь в грудь,
И места не было мечом
Иль палицей взмахнуть.
Стоял такой великий стон,
Шёл бой с такою кровью,
Что был в багрец окрашен Дон
До самого низовья.
А солнце жаркое, как печь,
Смеялось в синеве,
И ветер дул, как будто лечь
Он не хотел в траве,
Потоптанной мильоном ног,
Политой кровью тех,
Кто в этой грозной сече лёг
За правду и за грех. 

Светланка.
И стало солнце уставать,
К закату — огневое,
И стали русские сдавать —
Ордынцев было вдвое! 

Инок.
Вот тут-то памятный урок
Был дан врагам-татарам:
Вдруг вывел конницу Боброк,
Что прятал он недаром.
Светланка.
И мой отец сражался там.
Седым вернулся он...
Но был тогда удар врагам
Смертельный нанесен! 

Инок.
Как мне закончить быль мою
О поле Куликовом?
Кому я славу пропою?
Кого прославлю словом?
Руси достойных сыновей —
Отчизны честь и силу,
И наших предков — москвичей
Меж ними много было.
А князя Дмитрия — Донским
С тех пор прозвал народ.
И слава добрая за ним
До наших дней живёт. 

***
Гусар.
В век девятнадцатый мы с вами
Теперь отправимся, друзья.
Мою (на этом слове Гусар делает ударение) войну тогда назвали
Отечественною — не зря.
Собрались тучи роковые
Над нашей милою Россией,
Над Родиной, над каждым домом,
И не было таких давно.
(Оборачивается к ребятам.)
Скажите, дети, вам знакомо
Название — Бородино? 

Максим.
Да, мы стихи учили в школе!
Гусар.
Я был на Бородинском поле!
Я расскажу о нем сейчас,
Но кто-то пусть начнет из вас!
Максим(обращается к гусару).
(Стихотворение «Бородино» М.Ю.Лермонтова)
— Скажи-ка, дядя, ведь недаром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина! 

Гусар.
Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля...
Не будь на то господня воля,
Не отдали б Москвы!
Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:
«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют, что ли, командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?» 

Максим.
И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!
Построили редут.
У наших ушки на макушке!
Чуть утро осветило пушки
И леса синие верхушки —
Французы тут как тут. 

Гусар.
Забил заряд я в пушку туго
И думал: угощу я друга!
Постой-ка, брат мусью!
Что тут хитрить, пожалуй к бою;
Уж мы пойдем ломить стеною,
Уж постоим мы головою
За Родину свою!
Два дня мы были в перестрелке.
Что толку в этакой безделке?
Мы ждали третий день.
Повсюду стали слышны речи:
«Пора добраться до картечи!»
И вот на поле грозной сечи
Ночная пала тень.
Прилег вздремнуть я у лафета,
И слышно было до рассвета,
Как ликовал француз.
Но тих был наш бивак открытый:
Кто кивер чистил весь избитый,
Кто штык точил, ворча сердито,
Кусая длинный ус. 

Максим.
И только небо засветилось,
Все шумно вдруг зашевелилось,
Сверкнул за строем строй.
Гусар.
Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам...
Да, жаль его: сражен булатом,
Он спит в земле сырой.
И молвил он, сверкнув очами:
«Ребята! не Москва ль за нами?
Умремте же под Москвой,
Как наши братья умирали!» 

Максим.
И умереть вы обещали,
И клятву верности сдержали
Вы в Бородинский бой. 

Гусар.
Ну ж был денек! Сквозь дым летучий
Французы двинулись, как тучи,
И всё на наш редут.
Уланы с пестрыми значками,
Драгуны с конскими хвостами,
Все промелькнули перед нам,
Все побывали тут.
Вам не видать таких сражений! 

Максим.
Носились знамена, как тени,
В дыму огонь блестел…
Звучал булат, картечь визжала,
Рука бойцов колоть устала,
И ядрам пролетать мешала
Гора кровавых тел. 

Гусар.
Изведал враг в тот день немало,
Что значит русский бой удалый,
Наш рукопашный бой!..
Земля тряслась — как наши груди;
Смешались в кучу кони, люди,
И залпы тысячи орудий
Слились в протяжный вой... 

Максим.
Вот смерклось. Были все готовы
Заутра бой затеять новый
И до конца стоять...
Вот затрещали барабаны —
И отступили басурманы. 

Гусар.
Тогда считать мы стали раны,
Товарищей считать.
Да, были люди в наше время,
Могучее, лихое племя:
Богатыри — не вы. 

Максим.
Плохая им досталась доля:
Немногие вернулись с поля.
Когда б на то не Божья воля,
Не отдали б Москвы! 

***
(Звучит одна из песен времен Отечественной войны 1812 года: "Солдатушки, бравы ребятушки...”) 

Катюша.
Все ближе, ближе к нам рассказ.
Все нам родней его герои.
Красноармеец.
Теперь, друзья, вперед, - со мною
В наш век отправимся сейчас.
В двадцатый, самый-самый близкий…
В день Всех Святых земли Российской
На нас обрушилась война.
Еще стояла тишина,
И только просыпались птицы…
А на Отечества границах
Уже огня смертельный шквал
Все выжигая, бушевал.
Уже стервятники стальные
Бомбили наши города.
И думал враг — падет Россия.
Но Русь не сдастся никогда!
Ведь с нами Бог!
И нынче, дети,
О тех я поведу рассказ,
Благодаря кому сейчас
Есть наша Родина на свете.
Да... нашу боль мы вспоминаем,
Всех тех, кто пал на той войне.
Но многих мы имен не знаем…
Как нам начать? 

Павлуша.
Позвольте мне!
Я все же из Одессы родом!
И мы, ребята, земляки!
Катюша.
Почти ровесники... Почти.
Хоть нас и разделяют годы.
Мы с братом просим... 

Максим.
Очень-очень!
Катюша.
Чтоб о себе ты рассказал.
Максим.
Ты воевал?
Павлуша.
Да... воевал.
Красноармеец.
Как звать тебя? 

Павлуша.
Зовите — Павел.
В Крыму разведчиком я был.
Нас самолет туда доставил,
Во вражеский — немецкий — тыл. 

Максим.
Что могут дети на войне? 

Павлуша.
Да, автомат не дали мне.
А как фашистов бить хотелось!
Но командир сказал мне так:
«Твое оружье — память, смелость,
И острый ум, и быстрота.»
И я не самым младшим был...
Пускай расскажет вам Аленка —
Она была мне как сестренка,
В разведку вместе с ней ходил. 

На авансцену выходит Аленка.Одета по-деревенски, в сарафане, в косыночке. 

(стихи Агнии Барто)
Детство прошло… Золотая пора…
Летом в лесу распевать у костра,
В речке купаться, лежать на песке,
Слушать, как поезд шумит вдалеке…
Нет больше Алёнки, девчонки босой,
Весёлой Алёнки с пушистой косой.
Тяжёлые танки полями прошли,
Алёнкино детство, как травку, смели.
Алёнкино детство, ты кажешься сном…
Есть партизанка в отряде лесном.
Лет ей немного — одиннадцать лет.
Смелее Алёнки разведчицы нет.
Это Алёнка под вихрем огня
Своим донесла, что в лесу западня.
Это она, пробираясь во мгле,
Всё разузнала в соседнем селе.
А нынче, накинув платок расписной,
Уходит Алёнка тропинкой лесной.
Она собирает подруг на лугу,
Вместе с подругами пляшет в кругу.
Ночью в деревню фашисты вошли.
У каждого дома стоят патрули.
Пушки немецкие в каждом саду…
Пляшет Алёнка у всех на виду.
Пляшет Алёнка и звонко поёт,—
Все пулемёты Алёнка сочтёт.
И, распевая ещё веселей,
С песней пройдёт мимо всех патрулей.
Доброе детство, навеки прости!
Нет у Алёнки другого пути. 

Максим.
Так вот какие вы, ребята!
А я совсем о вас не знал...
Катюша.
Я снова обращаюсь в зал -
Мы не забудем век двадцатый
И тех, кто за Россию встал
На смертный бой … с ордой проклятой.
(Песня «Священная война» - слайд-фильм) 

Красноармеец.
Да, многие остались там,
Безвестными... На поле боя.
О славной памяти героях
Другая песня скажет вам...
Песня «Под дубом партизан лежит» или другая, по усмотрению постановщиков. 

Катюша.(стихи Ольги Берггольц)
Но вот и он... одетый в кровь и лед,
сорок второй, необоримый год.
О, год ожесточенья и упорства!
Лишь насмерть,
насмерть всюду встали мы.
Год Ленинграда,
год его зимы,
год Сталинградского
единоборства.
(На авансцену выходит Таня. На ней — белое платье. Фон — кадры из фотохроники Ленинградской блокады, странички дневника Тани Савичевой, виды Петербурга) 

Таня (читает стихи под музыку. Автор стихов — Егор Парфенов).
Куда они ушли, ужель – далёко?
Тень инеем накрыло на стене…
Мой славный пересмешник, братик Лёка! –
Вкусивши свет, вернёшься ли ко мне?
Остывшие уста мне шепчут снова
То бабушкино ласковое слово…
Опять немой рассвет встречать без них;
Тепла сердец, вкушая, не вкусих. 
Я летом не войду под Мгою в сени,
Сынишку я Петром не нареку,
Лишь каплею однажды в воскресенье
По шпилю Петропавловки стеку, 
В ней отразится дальняя зарница…
Пусть лучшее, что было, повторится,
Но иногда, в понурый зимний час,
Взяв карандаш, пусть вспомнят и о нас. 
Читателям, российским и советским,
Я оставляю всё, что дать смогла,
Лишь почерком моим, округло-детским,
Не будет строчки: «Таня умерла». 
Листки-надгробья памятного года;
Ни детских игр, ни смеха и ни мёда…
За шелестом последним их слежу.
Вкусивши мало, к вам я ухожу. 
 ...Не сделать эту запись, не проститься… –
Но снова – среди них, в любви, в тепле…
Лишь светлый ангел вновь зазолотится,
Меня уже не будет на земле. 

(На экране — портреты героев войны, сменяя друг друга, с подписанными именами, в том числе — фото родственников учащихся воскресной школы.)
В это время звучит песня — второй и третий куплеты из фильма «Офицеры»: 

Погляди на моих бойцов,
Целый свет помнит их в лицо.
Вот застыл батальон в строю,
Снова старых друзей узнаю.
Хоть им нет двадцати пяти,
Трудный путь им пришлось пройти.
Это те, кто в штыки
Поднимался, как один,
Те, кто брал Берлин. 
Нет в России семьи такой,
Где б не памятен был свой герой,
И глаза молодых солдат
С фотографий увядших глядят.
Этот взгляд, словно высший суд,
Для ребят, что сейчас растут.
И мальчишкам нельзя
Ни солгать, ни обмануть,
Ни с пути свернуть.) 

Красноармеец.
Да, в перерывах меж боями
Душе хотелось отдохнуть,
И пели песни мы с друзьями,
Порой пускались даже в пляс.
Вот так... взгляните-ка на нас!
(Танец под песню «Смуглянка».) 

Красноармеец.
Когда ж солдатам дом родной
С печалью в сердце вспоминался,
Задорный танец наш сменялся
Внезапной грустью, тишиной.
(Вальс под песню «В лесу прифронтовом». 

Катюша.
Мы будем помнить вас всегда,
Покуда сердце наше бьется! 

Гусар.
Пусть в вашем сердце остается,
Как путеводная звезда,
Россия… 

Инок.
Вера. 

Воин.
Память. 

Красноармеец.
Совесть. 

Все.
В большую жизнь вступить готовясь,
Друзья, не забывайте нас! 

Воин.
И месяц май. 

Гусар.
И наш рассказ! 

Красноармеец.
И тех, кто воевал за вас! 

Инок.
И да хранят вовек Россию
Ее защитники святые!
(Тот, кто произносит имя святого, поднимает вверх его икону) 

Павлуша.
Георгий… 

Катюша.
Сергий… 

Аленка.
Александр… 

Светланка.
Донской Димитрий… 

Максим.
И Солунский… 

Таня.
И Михаил Архистратиг! 

Инок.
Собор сияющий святых
России помощь посылает
И воинов хранит в пути. 

Максим.
А мы должны не подвести,
Когда наступят испытанья. 

Красноармеец.
Споем же вместе на прощанье!
Все собираются вместе и поют заключительную песню – мы пели «Катюшу»
Конец и Богу слава!
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]