Так дано много!
Так легка трата:
возлюби Бога,
полюби брата,
накорми пташку,
пожалей кошку
дай больным чашку,
а другим — ложку.
Так уж Всевышний
создал: мы — люди,
не когда дышим, а пока — любим

Прот. Андрей Логвинов

4 февраля участники Творческого объединения Образ вместе с нашими прихожанами ездили поздравлять с Рождеством Христовым и Богоявлением жителей Дома престарелых и инвалидов на Поклонногорской улице.

Не в первый раз мы подходили к уже знакомым бабушкам и дедушкам в новом корпусе для лежачих больных, но, несмотря на это, тяжело было видеть старость в горе, боль и одиночество... Что можно дать этим людям за те короткие минуты, которые мы находились рядом с ними, как утешить, как поддержать?.. Улыбка, пряничек и открытка, расписанные детской рукой, доброе слово, радостная песня... Уходя, мы просили дождаться нас к Пасхе.





Палаты, палаты, палаты. В каждой – по две кровати. На каждой кровати – человек, многие – прикованы к ней уже до конца жизни… У каждого – своя судьба «до». Кто-то сдружился с соседом. У кого-то не получилось. Родственники есть далеко не у всех.

Уход и условия – хорошие. Чисто. Тепло. Красивое белье на постелях. Иконки. Телевизоры. Уютно – трудно сказать об этих однотонных стенах так. В отличие от «старого» корпуса, где палаты побольше, пациенты живут по трое-четверо, там есть прямо-таки одомашненные комнаты, видны увлечения и занятия людей, в новом же корпусе – одиночество витает в воздухе. Что мы можем успеть за 10 минут? Поем-поздравляем (с чем? Это понимают не все)-дарим-протягиваем-поем-кропим.



Дети непосредственнее взрослых. Они не «замораживаются», не видя, не слыша ответной реакции, сочувствие, сопереживание – у них идет из сердца, они не обдумывают, что сказать, чтоб не прозвучало «искусственно», они отдадут пряничек, обнимут в порыве нежности, прошепчут что-то, и – глядят, во все глаза глядят, запоминают.



Это урок мужества, я бы так назвала, помните, были такие в советское время, где один ветеран и много скучающих детей. Здесь тоже – один – и много. Но мужество другого рода.

Хочется остановиться у каждого. Когда получается хоть капля общения – люди счастливы. И те, кто лежит, и те, кто стоит над ними с поздравительной открыткой.



Вот чудесная Октябрина Константиновна Шихмачева. (А в крещении – ДомнИна!)

Она пела нам в прошлый раз, и теперь поет с удовольствием. «Тише, люди, ради Бога, тише! Голуби целуются на крыше…» У нее на тумбочке грамота, за самое зажигательное творчество, мы обещаем в следующий раз наградить ее грамотой «Лучшей солистке хора».





Вот аккуратная бабушка в платочке, Анна Ивановна Цыганкова, 13 февраля она отметит юбилей, 80 лет, рассказывает, что в «старом» корпусе, где она жила прежде, были и отмечавшие столетние юбилеи.



Вот Иван Николаевич Бурмистров, пятилетним мальчишкой попал в оккупацию под Старой Руссой, хлебнул сполна военного лиха, потом работал на заводе, занимался спортом. Вот неожиданный запрос: Евгений Михайлович Карпенко спрашивает, нет ли среди нас альпинистов, он страдает болезнью Паркинсона и нашел в интернете приспособления, с помощью которых хочет попробовать самостоятельно подниматься с кровати. С интернетом проблемы, роутер подарили, но связь плохая… Если бы была возможность наладить, то он бы поискал помощь в сообществах специалистов, он полон желания действовать.

Каждый человек – целый мир. Да, теперь он ограничен стенами палаты. И это уже не на какой-то срок, насовсем. Они не жалуются. Но их очень жалко. Понятно, что рождественские колядки и пряники не исправят ситуацию. Просто это повод хотя бы для мимолетного общения, появление в нашей жизни этих людей всего лишь на мгновение, но для кого-то эта капля, возможно, явится толчком к размышлению. Или к действию.





Маша Ефименко, 3 класс

«…Было очень грустно смотреть на этих людей, что они живут не дома. Там разные бабушки и дедушки ...но всех их жалко, что они остались одни. Я не хотела бы там жить, когда буду старенькой. Хотела бы жить со своими детьми, и чтоб они мне помогали, а я им. Одна комната была с женщиной, которая лежала одна, она сказала, что ее соседка умерла. Мне было страшно… И там еще были дедушки, у которых не было ног, и их мне было очень жалко…

Жалко, что есть такие места, где лежат бабушки и дедушки, брошенные детьми. Нельзя бросать бабушек и дедушек, как Боженька не бросает нас.»











Даша Сухинина, 7 класс

«Я езжу в ДПИ уже третий год, и каждый раз сердце сжимается от боли. Там конечно хорошие условия, чисто, но стены казенные, не дома. Говорят, дома и стены лечат. Конечно в жизни разные бывают ситуации, но я рада, что мы все ездим туда и приносим капельку радости в их однообразную жизнь.»





Наталья Павловская, Александра Гусева

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]