В воскресенье 16 июня после поздней Литургии представители редакции приходской газеты встретились с отцом Романом в настоятельском кабинете Спасо-Парголовского храма. Батюшка не только радушно согласился пообщатся, но как выяснилось, отложил даже трапезу, чтобы познакомится с нами. Нашей же целью было не только представиться и рассказать о газете новому кормчему нашего прихода, но и познакомить наших прихожан-читателей с настоятелем. Как оказалось, интерес был взаимным, а беседа получилась искренней и содержательной. Наша настороженность перед "новым начальством” значительно рассеялась и сменилась симпатией.


Скажите, отец Роман, в Архангельске было первое место вашего служения?

Да, я начинал там служить, диаконом, а потом – священником.

А сколько времени вы служили в этом городе?

С 1997 по 2011 год.

Говорят, что вы построили в Архангельске храм, посвященный Блаженной Ксении Петербургской?

У нас там было много послушаний. Я расскажу коротко.

Я родился в семье священника, в Костромской области, в поселке городского типа Красное-на-Волге. Семья у нас многодетная и на протяжении детских лет я видел, как служит отец. Время было непростое. Отношение к церкви передавалось на детей священников, как их называли "попята”. Учились мы в обычной советской школе. Общение с ребятами выстраивались не по религиозному принципу, а по тому, какой ты сам человек. Какой ты товарищ, друг, и каков человек, который общается с тобой. У детей понятия немного другие, не как у взрослых...

Закончив неполную среднюю школу, я поступил в строительный техникум в Костроме обучатся по профессии техник-архитектор. Отучившись 4 года, поступил в Санкт-Петербургскую семинарию в 1993 году, закончил в 1997. Направление получил от петрозаводской епархии, рекомендацию мне давал владыка Мануил (духовное чадо отца Василия Лесника). Епархия в 1990 году еще только образовалась, там не хватало священников и пытались привлечь молодых людей, направляли их учится в семинарию, чтобы они могли вернутся на служение в возращенные верующим храмы. Приглашение я получил через секретаря епархии, игумена Тихона, он пригласил меня из Костромы. Когда в 1996 году его назначили епископом Архангельским, он встречался со мной, разговаривал с владыкой Мануилом и по окончании семинарии пригласил меня трудится уже на северной земле в городе Архангельске. Там я год нес послушание чтеца в одном из храмов, тогда я еще не был женат. Я должен был определить свой дальнейший путь, кем я хочу быть и на какое служение должен себя направить. Хочу отметить, что когда я еще поступал в семинарию, папа мне говорил: "не принципиально, пойдешь ты, или нет в семинарию. Надо, чтобы твое сердце стремилось к этому, чтобы душа была наполнена радостью, лучше быть хорошим архитектором, врачом, чем нерадивым священником”…
фото
Потом я встретил супругу. Оказывается, мы жили с ней в одном поселке и не знали друг друга, и стали общатся только когда мне было 22 года. В 1998 году я женился, меня рукоположили в диаконы. В качестве архиерейского диакона я нес послушание полтора года в кафедральном соборе города Архангельска и одновременно владыка Тихон благословил меня заниматься строительством храма Ксении Петербургском на рабочей окраине города Архангельска. Тогда у меня был молодой энтузиазм, порыв, который всегда сопряжен с отсутствием страха перед любым препятствием. Тогда, конечно, я не понимал, сколько всего придется делать, насколько это тяжелый крест, но, как говорится, «вперед с песней, без страха и упрека!».

Так мы начали возводить храм. Остров Маймакса, район Архангельска – это рабочая окраина, там находятся лесозаводы, вокруг которых формируются поселки, вся жизнь там – только «работа-дом, работа-дом». Девяностые годы были тяжелым временем, не все лесозаводы устояли в связи с новой экономической политикой. Многие предприятия не работали – была ситуация массового пьянства, люди спивались, в том числе и дети. Когда мы начинали сотрудничество со школой, директор сказала, что уже в третьем классе есть дети, которые являются алкоголиками. Это, конечно, меня шокировало…

Когда начали строить храм, одновременно стали развивать социальное и образовательное служение на приходе. Район хоть и тяжелый, но люди там очень хорошие, отзывчивые. Моя задача была не только построить храм, но постараться объединить людей вокруг храма, чтобы для них он стал местом не только общей молитвы, но и человеческого общения. Рядом с храмом находится большая школа, там учится 800 человек. Милостью Божией у нас сложились отличные отношения с директором школы, она человек властный, волевой, всё у нее под контролем. Первые занятия воскресной школы мы проводили прямо в кабинете директора. Это было феноменально! Она приходила в воскресенье, открывала свой кабинет. Лесозаводы многие не работали, топили отходами – сырыми опилками с низкой теплоотдачей, поэтому батареи были чуть теплые, чтобы только не заморозить систему, в классах – жуткий холод. Потом уже приход стал развиваться, появились собственные помещения.

Мы занимались не только просветительством, но и развивали коммерческие направления – разные товарищества, которые нам в финансовой составляющей были подспорьем, и обеспечивали прихожан работой. Например, при храме образовались рыбные артели. Такое было время. И так у нас получилось, что в храме работало много людей, около 100 человек. По воле Божией и батюшки у нас подбирались очень хорошие, до сих пор наше братское общение продолжается.

Строительство храма началось в 1998 году, а в 2004 году в день памяти Ксении Петербургской епископ Тихон освятил его, но служить мы начали немного раньше, с 2001 года. Храм у нас двухэтажный: первый этаж – административный, там же находится и воскресная школа, а на втором этаже – собственно храм. Начинали мы служить на первом этаже, пока доделывали второй.

Потом в школе мы начали преподавать Основы Православной Культуры. Здесь многое зависит от личных отношений с руководством. Директор школы просто говорила педагогам, классным наставникам: «надо делать, и всё!». Они «брали под козырёк» и выполняли. Сначала мы преподавали ОПК факультативно в одной школе, потом уже в двух. Понемногу стали подготавливать педагогов, которые ходили в наш храм. Раньше существовала очень хорошая практика Свято-Тихоновского Богословского института, было заочное отделение, был филиал в Архангельске, куда приезжали московские преподаватели. Некоторые из наших педагогов окончили этот институт. Кто-то закончил епархиальные катехизаторские курсы, так потихоньку формировался преподавательский коллектив. У нас в воскресной школе было 16 человек преподавателей. Мы сначала организовали детскую воскресную школу, потому что многие ребята после занятий ОПК заинтересовались и захотели подробнее узнать истины православия, историю Церкви. Тогда преподаватели сказали, что необходима воскресная школа – и мы ее организовали. Похоже на то, что есть здесь: кружки, театр и детский хор, который участвовали в детских богослужениях, и в архиерейских службах, когда приезжал епископ. Тогда антифонно пели, на два клироса – приходской хор и хор детский. Мы также стали выпускать детскую газету «Чадо». Тоже идея спонтанно возникла, по инициативе одного активного человека, работавшего в детском доме. Мы вместе с ним, я помню, сидели, рисовали макет газеты, думали где разместить название, фотографии. Потом стали привлекать профессионалов и получилась неплохая газета, в последнее время мы ее выпускали уже цветной восьмиполосной.

Организовали храм в честь преподобномученицы Елизаветы Феодоровны в доме престарелых областного значения, в 2007 году освятили его архиерейским чином… Потом стали строить в нашем районе еще один храм «Споручницы грешных» на кладбище.

При владыке Тихона я начал заниматься еще и строительством кафедрального собора. В 2008 году, еще при владыке был завершен нулевой цикл и первый этаж кирпичной кладки.

Когда мне пришлось всё оставить, это был тяжелый период в моей жизни, но человек предполагает, а Господь располагает – не всё что ты думаешь, так и будет дальше продолжаться, а как Господь даст… И вот, когда осознаешь, как все в твоей жизни происходит, ты по-человечески можешь думать, что всё плохо, но с другой стороны, проживая какое-то время, ты понимаешь, что «слава Богу за всё», много чего Господь дает…

И вот – я приехал в Санкт-Петербург, в храм мученицы Татианы, это было 17 февраля 2012 года. Что можно было успеть сделать за полтора года – успели. Хороший приход, хорошие люди. Теперь – назначение сюда, а здесь – как Господь даст.

Люди петербургские отличаются от людей архангельских?

Люди, конечно, везде люди… Вы – более открытые люди, северяне совсем другие. Они естественные, искренние, но по-другому. Прежде чем стать с вами естественными и искренними, они долго присматриваются к тебе, прощупывают тебя, такая у них закваска, они не эмоциональны, даже в богослужениях участвуют, поют Символ Веры сдержанно, нет у них импульсивности, которая зачастую присуща средней полосе, северо-западу, я уж не говорю о южных людях. Владыка Тихон говорил: на севере люди подзамороженные, а здесь люди активные. Когда я служил в храме великомученицы Татианы, поразился: поют всё, любые песнопения, всё знают, по книжечкам читают, на Канон приходят с книжечками. Это, конечно, хороший показатель, и жизнь здесь более насыщенная, столичная. Всё это способствует более активному участию прихожан в жизни Церкви.

А можете о своей семье рассказать, если не секрет...

Моя супруга – Ольга Николаевна, 1974 года рождения, закончила Санкт-Петербургский торговый институт. После института одно время поработала по профессии, потом пришла в храм и стала потихонечку для себя открывать церковь, училась регентировать, этому ее обучал регент храма Иустина Философа, после этого она уехала на родину в Костромскую область, помогала папе, пела на клиросе и работала на светской работе. Потом мы с ней поженились, пошли дети. Старшему сыну – 13 лет, зовут его Николай, вторая – дочка, ей 8, зовут ее Ксения и третья, ей 3 года будет 24 июня, ее зовут Елизавета.

А что самое главное в воспитании детей, батюшка?

Терпение. Все с терпением. Иногда его не хватает, иногда много разных проблем появляется, и, по-человечески можешь быть "на взводе” внутреннем, но когда такая ситуация возникает – нужно смиряться и подходить с терпением, с пониманием. И вообще я стараюсь, не знаю, как у меня это получается, но для меня это очень важно, по жизни руководствоваться принципом: "как хочешь, чтобы с тобой поступали, так и ты поступай”. В любом – и в воспитании, и в отношении к людям. Если тебе это нравится – поступай, а если не нравится – не надо так делать и с другими.

А как вы со старшим справляетесь? У вас нет проблем подросткового возраста?

Конечно же, есть.

И где грань – где насилие, где свобода, как вы к этому относитесь? Если, например, не хочет идти в храм, как вы его заставляете?

Ну я здесь скажу, что невольник – не богомольник. Согнуть ты его можешь, поломать ребенка можно моментально, я считаю, что нужен другой подход, почему я и говорю о терпении. Нужно дать время, дать созреть человеку, показать своим примером, наставить его, помочь ему. Пойми его, пойми, что он хочет, и попытавшись понять его, направь его, куда необходимо. А сломить? Можно сломить, только будет ли от этого польза в дальнейшем?.. Думаю, что – нет.

А как вы выстраивали работу с молодежью?

У нас были трудовые лагеря, было у нас много и трудных подростков. Например, один человек привел двух своих сыновей: "батюшка, болтаются летом, можно они у вас будут работать?” Дали им физическую работу, поставили старшим отца диакона, и так возникло молодежное движение: летом собирались ребята, помогали, мы им давали поощрительные призы.

Они зарабатывали там деньги?

Мы давали им деньги, да. Они работали, и, конечно, нужно поддерживать в этом ребят. Но мы давали им деньги так, чтобы об этом знали родители. Тайны мы из этого не делали.

Когда вы служили еще в храме великомученицы Татьяны, к вам обращались с просьбой благословить открытие евангельской группы, и вы не благословили. Это было как-то принципиально, или просто "не та” ситуация была?

Это не принципиально, просто я считаю, что если ты не уверен, что это дело продолжится, то лучше не начинай. Если ты взялся делать какое-то дело, ты должен довести его до конца. Я понимал, что проект этот тогда еще не созрел "как таковой”, одних желаний и эмоций мало. Пока ты не продумал, не сделал, хочешь только отчитаться, что открыли, а дальше что? Что за этим идет? Если люди просто пришли, почитали, а дальше разошлись: сегодня не можем, завтра не можем, а дальше все распадается?.. Поэтому я не то, чтобы не благословил, а просто сказал: давайте подождем.

У нас больше двух лет существует евангельская группа, молодежь здесь собирается, каждое воскресенье, бывают интересные встречи.

Если это работает, живет, развито – то пожалуйста.

Отец Роман, а вы какие-нибудь кардинальные изменения на нашем приходе планируете?

У вас очень хороший приход. У вас хорошая деятельность.

Вам здесь не будет скучно после Архангельска? У нас здесь есть уже всякие и начинания, и традиции, и развернуться, вообщем-то негде.

Здесь есть другое поле деятельности. Вы сами, наверное, видите прекрасно, что нужно делать. У вас очень хорошо подготовлено развитие учебного процесса, а в каких условиях проходят занятия? Какой у вас приходской дом? Надо строить приходской дом, попытаться сделать, чтобы он был больше...

А может быть, нужно попробовать вернуть красное здание, которое исторически принадлежало приходу?

Так и это работа, работа, которая требует ежедневных усилий, и усилий нелегких. Преодолеть именно переписку со всеми чиновниками, структурами. Это процесс долгий, нудный, но без него мы дальше не двинемся никуда.

Отец Роман, хочется по просьбе наших прихожан узнать у вас, не планируется ли сделать общедоступных ковчежец с мощами, который хранится у нас в алтаре?

Этот вопрос я рассматривал. Я думаю, что на постоянной основе общедоступным этот ковчег конечно не будет, потому что он очень старинный и ценный, и не дай бог что-то случится, а вот вынос ковчега на поклонение, к примеру, в субботу на вечернее богослужение, на полиелее, конечно будет, это однозначно.

Я сейчас еще изучаю дела прихода, мне нужно многое понять, чтобы как-то для себя представить ситуацию. Вопросов много, не знаю, с чего начать, если честно. Нужно со всеми познакомиться, со всеми пообщаться, это процесс не быстрый...

Спасибо вам больше, отец Роман.


Беседовали: Олег Куликов, Светлана Завьялова, Наталья Черепович.
Расшифровка аудиодорожки, Олег Куликов.

Источник: Спасо-Парголовский листок № 6(52) 2013
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Сегодня в воскресной школе состоялась встреча прихожан-агапа. На ней присутствовал о. Настоятель. Он очень приятный и понимающий собеседник. Было неожиданно вот так по-доброму и простому пообщаться с о.Романом. Встреча запомнилась и впечатлила. Мы с супругом побывали на ней впервые, и впечатлений и заряда от общения с единомышленниками хватит до следующей встречи! Спасибо ВСЕМ участникам. Вы замечательные)))!
Спасибо. Очень интересно.