1 Господи! Ты испытал меня и знаешь.
2 Ты знаешь, когда я сажусь и когда встаю; Ты разумеешь помышления мои издали.
3 Иду ли я, отдыхаю ли - Ты окружаешь меня, и все пути мои известны Тебе.
4 Еще нет слова на языке моем,- Ты, Господи, уже знаешь его совершенно.
5 Сзади и спереди Ты объемлешь меня, и полагаешь на мне руку Твою.
6 Дивно для меня ведение [Твое],- высоко, не могу постигнуть его!
7 Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу?
8 Взойду ли на небо - Ты там; сойду ли в преисподнюю - и там Ты.
9 Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря,-
10 и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя.
11 Скажу ли: "может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью";
12 но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет.
13 Ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей.
14 Славлю Тебя, потому что я дивно устроен. Дивны дела Твои, и душа моя вполне сознает это.
15 Не сокрыты были от Тебя кости мои, когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы.
16 Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было.
17 Как возвышенны для меня помышления Твои, Боже, и как велико число их!
18 Стану ли исчислять их, но они многочисленнее песка; когда я пробуждаюсь, я все еще с Тобою.
19 О, если бы Ты, Боже, поразил нечестивого! Удалитесь от меня, кровожадные!
20 Они говорят против Тебя нечестиво; суетное замышляют враги Твои.
21 Мне ли не возненавидеть ненавидящих Тебя, Господи, и не возгнушаться восстающими на Тебя?
22 Полною ненавистью ненавижу их: враги они мне.
23 Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои;
24 и зри, не на опасном ли я пути, и направь меня на путь вечный.




Толкование Псалма 138

Всеведенье Божества и вездесущность Его, и всемогущество – вот предметы размышлений царя Давида в этом прекрасном, удивительно поэтичном псалме. Он делится на четыре строфы, по шесть стихов в каждой. Всепроникающее и всеобъемлющее знание Господа образует тему первой строфы. Из нее плавно возникает вторая тема (вторая строфа): псалмопевец сознает, что каждый аспект его жизни – под контролем всеведущего Бога, "убежать" от Него невозможно и потому, что Он – вездесущ. Тема всемогущества Бога (третья строфа) раскрывается тут для Давида в плане дивной творческой потенции Его – на примере сотворения Им его собственной жизни. Все это вызывает у псалмопевца восторженное благоговение перед Господом, чувство преданной любви к Нему и, вместе с безграничным доверием Ему, горячее желание, чтобы Он и впредь направлял земные пути его и вывел на путь вечный. (В контексте псалма слово "вечный" может быть понято как "долговременный", "долгий", а фраза "путь вечный" – как "путь, ведущий к многолетию, к долгой жизни".)

Четвертая строфа, хотя и связана с предыдущими, в первой своей части несколько выбивается из общей тональности псалма. Но два его последних стиха перекликаются с двумя первыми – и поэтически, и по смыслу ("Ты испытал меня и знаешь – Испытай меня... и узнай; Ты разумеешь помышления мои – Зри, не на опасном ли я пути...").

О всеведении Божием (138:1–6)

138:1–6. Тема стихов 1–6 открывается вводной фразой (ст. 1): Давид признает в ней, что Господь глубоко изучил (испытал) его, а потому знает о нем все. Ему известно каждое движение Давида; противоположный характер названных здесь: сажусь – "стаю – символизирует все представимые движения (литературный прием, так называемый меризм; ср. ст. 3 и 8). Однако не только движения, но даже и помышления Давида известны Господу. Он "разумеет" их издали (тут в знач. "задолго до того, как они возникнут"). Как и слово его – еще не успеет оно сформироваться на языке Давида – а Господь уже знает, что он собирается сказать. (Некоторое, пусть весьма приблизительное, представление о поэтичности этих стихов в оригинале можно составить на примере созвучия двух слов в ст. 4 – слова и совершенно; по-еврейски они звучат как миллах и куллах.)

Образ всеобъемлющего знания Господа о Давиде и Его контроля над ним – в ст. 5. Дивно для меня такое ведение Твое! – восклицает он: непостижимо и недостижимо (высоко); ст. 6.

О вездесущности Господа (138:7–12)

138:7–12. Мысль о ней выражена двумя риторическими вопросами в ст. 7 и развивается в последующих стихах этой строфы. Гипотетическое "Взойду ли на небо... сойду ли в преисподнюю" (ст. 8) – пример еще одного "меризма" (ср. ст. 2, 3). Господь–повсюду, сознает псалмопевец: и в этих "крайних сферах" вселенной, и в любом месте между ними. В ст. 9 – образ движения со скоростью света от восточной границы вселенной (на крыльях зари) до западной ее границы (каковую образовывало, в представлении жителей древнего Востока, подразумеваемое здесь Средиземное море). Повсюду рука Господа поведет... и удержит Давида (ст. 10 ср. с ст. 5). В обоих этих стихах "рука" Всевышнего изображается, однако, как сила направляющая, а не принуждающая: псалмопевец сознавал, что человек волен избирать свои пути, но Господь в Своем предведении об этих путях и во всеведении Своем направляет и удерживает земные Свои создания в рамках Своих предначертаний о них.

Для Господа ночь так же светла, как день, поэтому и во тьме невозможно скрыться от него тому, кто пожелал бы этого (ст. 11–12). "Тьма" может служить здесь и образом действий втайне: в отношении Бога бесполезны попытки осуществить их.

О всемогуществе Божием (138:13–18)

Мысль о том, что и тьма бессильна скрыть человека от Господа, образует переход к следующей строфе, начинающейся со слова "Ибо". Богу ли не ведать и "не видеть" все касающееся того, кого Он сотворил "во чреве матери его"!

138:13–16. Все свое внутреннее устройство, в его удивительном единстве и взаимозависимости, псалмопевец уподобляет искусно сотканной ткани (Ты... соткал меня...; ст. 13), в которой каждая ниточка, "уложенная продуманно", исполняет свою функцию и определяет, наряду с другими, общую завершенность замысла художника. Славлю Тебя, потому что я дивно устроен, восклицает царь Давид, который сознает это, как и то, что все дела Господни – дивны (ст. 14).

138:17–18. Возвышенны... помышления Господа, т. е. мысли Его, планы и замыслы, получающие творческое осуществление во всем многообразии окружающего Давида мира. Они многочисленнее песка и не подлежат исчислению человеком, даже если человек этот, как псалмопевец, едва просыпается, начинает думать о них и повсюду ищет их проявления, постоянно ощущая себя в присутствии Божием. (Возможно, все еще в окончании стиха 18 лучше читать как "по-прежнему"; здесь может быть тот смысловой оттенок, что псалмопевец и во сне "ощущает себя в присутствии Божием"; когда же он открывает глаза, ощущение это не оставляет его, оно по-прежнему, "все еще" длится.)

Верность Давида Господу (138:19–24)

138:19–22. При том трепетном благоговении, с которым относится к Господу Давид, понятно гневное неприятие им "нечестивых" – врагов Господа, неуважительно говорящих о Нем и употребляющих имя Его всуе (так звучит окончание ст. 20 в английских переводах Библии). Он ненавидит их (в знач. "отвергает всякое общение с ними"), ибо они и ему – враги.

138:23–24. На высокой лирической ноте завершается этот псалом; два его последних стиха – молитва Давида Господу об испытании сердца его и помышлений: да убедится (еще раз!) Господь, глубоко и тонко знающий Давида, в безраздельной его преданности Ему. И если Он, всеведущий, заметит, что Давид хоть в чем–то уклонился с пути повиновения Ему, да направит его вновь на путь вечный (толкование на эту часть стиха 24 см. во Вступлении к комментариям на Пс. 138).

В заключение стоит заметить, что все верующие, которые начинают постигать представленные в этом псалме свойства Бога как Личности, находят в них источник великого утешения и стимул к послушанию Ему.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]