Архимандрит Тихон (Агриков)

«Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют Ея» … (Спаситель)

В глубокой пустыне, среди горячих песков и буранов, где родился один колючий шиповник, строилось огромное здание. Оно было так грандиозно, так величественно, что вызывало у всех одно удивление. Строили это здание искусные строители и прилагали они к делу всё своё старание, все свои силы. Основание имело двенадцать рядов белого мрамора, которое представляло из себя будто один сплошной огромный величественный камень… Здание имело семь больших дверей и завершалось огромным куполом, увенчанным золотым крестом. Это великое здание строилось 5-6 столетий. Так оно было велико и предивно. И когда это здание было окончательно сооружено, то тысячи, миллионы людей разного возраста и звания ринулись к двери его. Матери несли своих грудных детей, юноши вели избранный невест. Братья везли или несли своих больных и ненужных сродников, скорбленные семьи везли на катафалках умерших своих отца и мать… Словом, через семь больших дверей, которые были всегда открыты, в этом здании побывали миллионы людей, все они входили с восточной стороны в каждую дверь, последовательно, а выходили в западные двери и больше уже не возвращались.

Но вот вместе с другими людьми подошли к этому зданию два молодых человека - юноша и девушка. Они остановились около дверей и стали спрашивать у прохожих, что это за здание, в которое все идут с каким-то особым благоговением. Один седоватый человек ответил, что это - Церковь Божия, которую создал Иисус Христос своею Кровью. Молодые люди подумали, помолчали, а потом… неожиданно рассмеялись. «Ересь одна и ничего больше» , - сказал юноша. «Выдумка попов и монахов, чтобы деньги лучше собирать с тёмного народа», - дополнила девушка. Седоватый человек посмотрел на молодых людей, ничего не сказал и ушёл в здание. Однако юноша и девушка не собирались уходить. Нет! Они и внутрь не входили, и совсем не уходили, а стояли у тех или иных дверей здания и всё одно и тоже спрашивали: «Эй, люди, куда вы идёте? Зачем вы сюда идёте? Здание старое, скоро оно разрушится, вернитесь, идите обратно, так лучше вам будет» и прочее.

Народ слушал, иные останавливались, подумав, они возвращались обратно, а иные шли в здание, не обращая никакого внимания. Однако через некоторое время стало заметно, что людей стало всё меньше и меньше идти в здание. А эти молодые люди и другие, которые к ним примкнули, все здесь ходили и всё спрашивали: «Эй, люди, ну куда вы идёте? Зачем сюда ходите? Здание старое, скоро рухнет, скоро и вас погребёт под своими обломками». Зачем дальше писать эту историю.

Ты уже и так догадался, читатель, что речь идёт о Церкви Христовой, основанной на «здании апостол и пророк, сущу краеугольному Самому Иисусу Христу» (святой Апостол). Но если ты знаешь внешнее содержание Церкви Христовой, т. е. видишь только с внешней стороны по разговорам или по книгам, то это очень мало. Так знают её и еретики, и враги, которые враждуют на её и осмеивают её порядки, потому что не знают внутренней её красоты и пользы для человека. А тебе надо знать больше, и потому ценить Церковь Святую ты будешь больше и глубже. Прежде всего, брат мой, ты должен твёрдо знать, что это здание Церкви Христовой нерушимо, и все предсказания о скором падении её ложны. Ведь если что создал Бог, то разве время, или люди, или даже бесы могут ли разрушать это здание? Никогда. Оклеветать, олаять, очернить грязью они смогут, но совсем разрушить, развеять, уничтожить - это им не по силам. Во- вторых, ты должен хорошо знать значение семи дверей этого здания. Значения их весьма таинственно. Каждая дверь означает особое Таинство и особое Священнодействие, совершая которое, люди спасаются от вечной гибели. Ты спрашиваешь, что же значит эти семь дверей? Скажу тебе по всей правде, нечего не утаю, ибо питаю к тебе самое доброжелательное отношение.

Первая дверь - КРЕЩЕНИЕ.
Вторая дверь - МИРОПОМАЗАНИЕ.
Третья дверь - ПОКАЯНИЕ.
Четвёртая дверь - ПРИЧАЩЕНИЕ.
Пятая дверь - СВЯЩЕНСТВО.
Шестая дверь - БРАК.
Седьмая дверь - ЕЛЕОСВЯЩЕНИЕ.
Семь дверей - семь Таинств.

Затем ты должен знать (а если ты знаешь это давно, то подумай серьёзнее) , что эти семь дверей и само здание созданы Духом Божиим в эпоху поцветания Греческой Церкви (IV-IX вв.) , и что сохраняется и что управляется всё это по сие время тем же Духом Святым. А теперь о значении Таинств.

1. Святое таинство крещения.


Вот поспешно идёт к зданию молодая женщина. Она несёт на руках малого ребёночка. И какой же крошка это малое дитя! Оно не умеет ни говорить, ни смотреть хорошо, ни ходить не умеет, ни кушать, ну ничего ни умеет, умеет только плакать. И вот такое чудо-то. Ты до сих пор ещё ни узнаешь, ведь этот совсем беспомощный малый есть никто иной, как ты. Да, да, это ведь твоя родная и милая мама спешит, задыхаясь. Она несёт тебя в церковь, чтобы покрестить и сподобить благодати Святого Духа. Узнаёшь ты теперь родные черты её дорогого для тебя лица? Её уставшую походку, её гибкий, несколько согбенный от трудов, стан, её скромную одежду, узнаёшь или нет? Вот она спешно подходит к церкви, её останавливают какие-то люди и говорят ей: «Куда ты, женщина, идёшь, зачем ты несёшь сюда ребёнка, его здесь простудят, он у тебя заболеет, умрёт, иди обратно домой». Мама твоя посмотрела на говоривших и подумала: «Какие это добрые люди, как они заботятся о моём малом ребёнке». Потом повернулась от них, поправила светившееся одеяльце на твоих ножках, поцеловала тебя в мокренькое личико и… тихо пошла в церковь.

Так в этот знаменательный день тебя покрестили, с тех пор стали называть тебя этим самым именем, которым зовёшься. Что же, собственно, произошло с тобой в церкви, когда тебя крестил священник, а мама твоя, по положению не имеющая права входить в храм, стояла за дверьми и со слезами молилась о тебе?

Произошло то, что в водах крещения ты очистился от скверны и получил невидимо огонь благодати Святого Духа, тебя Гоподь усыновил Себе для служения и творения добрых дел. В Таинстве крещения ты отказался служить дьяволу, и даже проклял его со всеми его соблазнами (и вот ты сейчас служишь делами более дьяволу, чем Богу, ты -изменник, изменял Господу Богу и соединился заодно с Его врагом - дьяволом). После крещения с каким трепетом, с какой нежностью, любовью приняла тебя твоя мама на руки. Как она тебя нежно целовала, слёзы её текли на твоё просветлённое личико, она смотрела на твои сияющие глазки и не могла оторваться. Ты для неё стал милым вдвойне, как родное дитя и как обручённое на служение дитя Божие.

Вот чаще, друг мой, нам следует вспоминать об этом святом крещении, и хотя ты был очень мал и ничего из этого не помнишь, однако же, это было с тобой, чему свидетель верная и любимая твоя родная мать.

2. Святое Таинство миропомазания.


Чей это малюсенький ребёночек брыкается в неумелых руках молодой крёстной? А как он сильно кричит! Точно хочет всем отомстить своим героическим криком да воюет как ручками, ножками, головкой! Или его искупали в воде не так, как ему бы хотелось? Или это молодая крёстная так неумело с ним обращается, и лежать ему на её руках так жёстко и так криво? А тут кто-то ещё рядом кричит также сильно или ещё посильнее, чем он. Кто-то шепчет над ним и непривычно щекочет то руки, то ноги, то уши, то вот по лицу задел чем-то, а потом стал тереть эти места чем-то мягким. Ох, этого младенец ещё не переживал за всю свою жизнь; и как ему всё это необычно и неловко, а главное, лежать так плохо на руках, и всё его крутят да вертят то туда, то сюда. Ну, уж он покричал вдоволь, даже старенький священник, что совершал над ним крещение и миропомазание, и тот сказал: «Вот это герой, настоящий вояка будет или… дворник». Так кто же этот малый, о ком идёт речь? Чей он сын или дочь? Но ведь это же ты, читатель, опять ты себя не узнал. Видимо, память у тебя притупела. Видишь, все признаки ребёнка твои: и нос такой остренький, и глаза такие синии, как у тебя, и волосы русые, и всё твоё, какое ты сейчас видишь у себя. Так вот диво-то. Себя не узнал в этом маленьком крикуне. Но что же произошло, и чем тебя так обидели, что ты сильно плакал и брыкался? Над тобой совершили святое Таинство миропомазания. Священник святым миром помазал все части твоего тела: руки, ноги, уши, глаза, лобик, уста, грудь, при этом на тебя невидимо сошла благодать Святого Духа для твоего благополучного возрастания и укрепления нежных твоих членов. Какая это радость! Какой высокий и дорогой дар! Какая святая сила! Будучи таким ничтожным и немощным, в чём более ты теперь нуждался? Конечно, в добром и благополучном возрастании. Вот святая Церковь и даёт эту силу Божию во святом Таинстве миропомазания, чтобы обеспечить тебе быстрый и здоровый рост. Вот видишь, какой (или какая) ты вырос (выросла) теперь! И думаешь, что всё это благодаря заботам родной матери, братьев, сестёр? Никак нет. Это благодаря благодати Святого Духа, полученной тобой в святом Таинстве миропомазания и охраняющей и питающей тебя силе Божией. Что же ты молчишь? Или ещё сомневаешься в этом? Или говоришь, что вот другие и не крещены, не миропомазаны, а выросли ещё выше, и здоровье у них покрепче, чем у меня… Да, это верно, что не крещённые и не миропомазанные бывают здоровее и счастливее, чем мы. Но ведь это только на наш человеческий взгляд. А разве у нас взгляд очень дальновидный или проникновенный? Не смотрим ли мы на всё окружающее через тусклое стекло!? Например, видим ли мы своими глазами, что делается у человека внутри? Знаем ли мы, что с ним сделалось, когда он отошёл от нас и скрылся за углом хаты? Можем ли мы сказать, какая будет в целом его жизнь - счастливая или наоборот? И многое, многое другое вам неизвестно, что ожидает людей,не принявших Таинств церковных. Конечно о себе мы можем знать (о своём прошлом и настоящем) , счастливая наша жизнь или нет, и какая цена тому, что мы крестились, и прочее. И на это можно сказать, что если мы совсем не имеем здоровья, то, как знать, не является ли это для нас великим благом? Если мы не имеем счастья в жизни, а всё у нас идёт кувырком, не как у других людей, не в этом ли как раз наше счастье и благополучие? Одно нужно с увереностью знать, что все Таинства церковные (а их семь) абсолютно полезны людям, и без них невозможно человеку спастись. Один учёный сказал, что Таинства не закрепощают человека, а наоборот, раскрепощают и освобождают его от рабства страстей.

3. Святое Таинство покаяния.


Эх, милый человек, зачем мне говорить тебе о Таинстве покаяния? Ведь ты сам на себе не один раз испытывал его благодатное действие. Сколько раз ты отходил от исповеди обновлённым, облегчённым, как на крыльях летел ты домой, и куда делась прежняя тяжесть и горечь жизни? Поистине, Таинство покаяния, как говорят святые отцы, есть баня, омывающая скверну грехов наших. Если ты чистосердечно говоришь всё на исповеди священнику, то Господь всегда прощает тебе, душа твоя делается чистой и убелённой как в младенчестве, и радость святая объемлет её. Видишь ли человека, который подходит к аналою, где лежит святое Евангелие и Животворящий Крест, где стоит священник как служитель Божий и как свидетель покаяния? Видишь ли, как страх объемлет человека! Он весь дрожит, трепещит, ведь он идёт на суд Божий. Вот он делает земной поклон и плачет у аналоя. «Успокойся, брат, - говорит ему тихо священник, - исповедуй Господу грехи твои». Но человек этот всё плачет и не может успокоиться. Наконец, сквозь слёзы и воздыхания он еле слышно произносит: "Грешен я, отче, во всём и нет числа беззакониям моим". Затем говорит грехи свои. «Господь наш милостив, - сочувственно говорит священник. – Он простит тебе грехи твои по неизречённой любви Своей». Сказав это, служитель Христов полагает на главу этого человека святой епитрахиль и именем Божиим прощает его, говоря: «Господь и Бог наш Иисус Христос благодатию и щедротами Своего человеколюбия да простит тебе, чадо, все согрешения твои, и аз недостойный иерей, властью мне данной от Него, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во имя Отца и Сына и Святого духа. Аминь». Какой священный трепет, какой восторг охватывает душу исповедника! Как электрический ток пронизывает его благодать Святого Духа. Он повергся на землю и некоторое время лежит недвижимо. Потом тихо встаёт, благоговейно прикладывается к святому Евангелию и Кресту, берёт у священника благословение и отходит с лёгкой душой в сторону. Приложившись затем к иконе Богоматери, человек спешит к Литургии. Вас интересует, откуда приехал этот человек. Очень уж он понравился вам, как хорошо, как благоговейно, с каким светлым умиротворённым лицом отошёл он от аналоя! Идя вслед за этим человеком, вы замечаете, что он от радости плачет и платочком утирает тихие слёзы. Вам делается немного завидно, и вы, глубоко вздохнув, говорите себе: «О, горе мне окаянному, какое же я приношу Господу покаяние? Где мои слёзы? Где плач, где вздохи мои?» … О, дорогой друг! Как бы я желал, чтобы ты сколько-нибудь был похож на этого человека, который так искренне, так чистосердечно приносит Господу покаяние. Как счастливы такие люди! Какая духовная радость посещает их сердца!

Воззавём вместе ко Господу и скажем ему слёзно: «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавце, утреннюет бо дух мой ко храму святому Твоему, храм носяй телестный весь осквернён».

4. Святое Таинство причащения.

«Вкусите и видите, яко благ Господь» (запричастен)


Их сидело двенадцать человек. Все были бедны и незнатны. Посредине был их Учитель. Он печально и с любовью смотрел на своих учеников. Он так их сильно любил как никого, разве только Отца и Мать Свою. По всему было очевидно, что они собрались вместе в последний раз.

Ученики, не отрываясь, смотрели на своего Учителя и ждали, что Он будет делать дальше. Ведь они все (кроме одного) горячо и преданно любили своего Учителя - Иисуса, как дети - своего родного отца, и готовы были сделать всё, что Он им скажет. Учитель встал, взял хлеб, благословил, разломил его на 12 частей и, подавая каждому, сказал: «Примете, ядите, сие Тело Моё, еже за вы ломимое во остовление грехов». Ученики благоговейно приняли подаваемый освящённый хлеб и скушали его. Затем Учитель взял чашу, разбавленную с вином, благословил её и, поднося каждому, сказал: «Пийте от нея вси, сие есть кровь Моя Нового Завета, еже за вы и за многие изливаемая во оставление грехов». Ученики трепетно преклонялись и отпивали из чаши несколько глотков освящённого вина, благодаря Бога. Так святые апостолы причастились Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа. Это было в Иерусалимской горнице в 33-м году по Рождестве Христовом… Тогда вместе с прочими апостолами причастился Тела и Крови Христовой и Иуда –предатель. Мы живём в двадцатом столетии. Вы стоите в храме Божием. Совершается Божественная Литургия. Все люди стоят благоговейно и со страхом. Хор поёт умилённо: «Тебе поём, Тебе благословим, Тебе благодарим, Господи, и молимся, Боже наш» … Вдруг мы вздрогнули. Трепет пробежал по вашим членам. Вы слышите снова голос Христа Спасителя нашего: «Примите, ядите, сие есть Тело Моё, еже за вы ломимое во оставление грехов». Вы потрясены до глубины души. Слёзы льются из ваших глаз. «Боже мой, Господи мой, - шепчите вы, молясь – да как же я, грешный, подойду к Тебе и приму в эти нечистые руки и скверные уста Твоё Пречистое Тело и Твою Пречистую Кровь?» .

О, мой предобрый и уставший друг! Смотри, чтобы не опалил, не испепелил тебя огонь Божественный! Ведь ты принимаешь пламя огня в Пречистом Теле и Крови Спасителя твоего. О, как оно палит нечисть грехов наших? И как палит оно нас совсем, когда причащаемся недостойно. Ведь Иуда тоже причастился вместе с другими учениками… Он сгорел душой… А телом удавился, и вылезли все внутренности его…. Господи, мой Господи! Да не в суд мне будет причастие Причистого Тела и Крови Твоей, но во исцеление души и тела. Аминь.
«Вкусите и видете, яко благ Господь. Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя».

5. Святое Таинство священства.

«Священники Твои, Господи, облекутся в правду» (молитва при облачении).

- Что это такое я вижу впереди? – говорит, задыхаясь от страха, девушка своей подружке.
- А что такое? – спрашивает та.
- Я вижу в алтаре через открытые Царские Двери, столб огня, который колышется пламенем, будто от ветра. Языки этого пламени идут в разные стороны и будто искры летают кругом. – Девушка трепетала от страха, глаза её сделались большие, и руки, и вся она тряслась, как в приступе лихорадки.
Подружка успокоила её и сказала: «Я вижу там священника нашего отца Николая, он совершает Литургию». Сказала, а сама думает: «Боже мой, что это такое случилось с моей Аней, ведь с ней никогда не было никаких приступов или какой болезни, а вот нынче она как больная» … Она снова посмотрела на алтарь, - там стоял облачённый отец Николай и говорил возгласы. Она посмотрела на Аню, - та лежала ниц и плакала. «Огонь, огонь, пылающее пламя, горит в алтаре», - шептала она…
Архангел Гавриил вёл старца всё ниже и ниже. И вот он в полном мраке. Вокруг треск и шипение огня, запах, зловонный запах горелого мяса.
- Что это на столбах горит? – спросил старец Архангела.
- Люди, - ответил Гавриил.
- Кто они такие?
- Священники.
- Боже, Боже, - взмолился старец, - кто же тогда может спастись?
Для человека невозможно, для Бога всё возможно, - сказал Гавриил.
- А за что они мучаются? – снова спросил старец.
- За нерадение и корысть.
Когда пошли дальше, старец не мог оторваться взором от горящих на столбах священников. Они были чернее угля, сильно изгибались и подымали к небу свои чёрные лица… Старец не мог дальше терпеть, он упал и горько заплакал…

Святой Иоанн Златоуст говорит: «Думаю, что священники больше погибают, нежели спасаются»…

Огонь благодатный и… огонь геенский – вот удел иереев Божиих. Таинство священства установлено Самим Господом Иисусом Христом, и вот теперь подумай, мой друг, с каким страхом ты должен относится к священству и с какими слезами ты должен молиться за него. Хороший священник или плохой, - всё равно он служитель Престола Божия, он призван Христом к этому великому служению. Хвалишь ты священника своего – горе тебе; осуждаешь его – вдвое горе. Одно ты доложен делать – молиться за священника, как за своего отца родного или родную мать.

Священник.
Не говори: забыл он осторожность!
Он будет сам судьбы своей виной!..
Не хуже нас он видит невозможность
Служить добру, не жертвуя собой.
Но любит он возвышенней и шире,
В его душе нет помыслов мирских,
Жить для себя возможно только в мире,
Но умереть возможно для других.
Стоит, подняв он руки бодро к небу,
И молит: "Боже, милостив нам будь,
Прости грехи врагов, друзей и дедов
И злой разбой и гнев наш позабудь" …
Он молит слёзно, а его поносят,
Плюют, ругают, злобой обагрив,
Но час настанет, и вас грозно спросят:
"Вам что священник сделал, злое позабыв?"
Молись о нас, молись ты, добрый пастырь,
Мы злые дети, гибнем во грехах,
На раны мира наложи ты пластырь, -
Молитва слёзная да не замрёт в устах.
Весь космос движется грозою небывалой
И звёзды огненны возмездием горят,
Народы буйствуют во зле умом удалым,
Ракеты гордые огням эфир сверлят.
А ты, наш пастырь, добрый и отважный,
Надежда мира клонит на тебя,
Молись о нас, ведь час грядущий страшный…
Чтоб Бог карал и миловал любя…

«Против народа Твоего составили коварный умысел и совещаются против хранимых Тобою» (Пс. 82: 4). «Но, Боже мой! Да будут они, как пыль в вихре, как солома перед ветром… Так погони их бурею Твоею, и вихрем Твоим приведи их в смятение» (Пс. 82: 14-16), - так молился пророк Давид, когда видел неправду и злобу людскую. Наш пастырь молится не о том, чтобы Бог скорее покарал нечестивых, но о том,чтобы Он скорее обратил их к покаянию, дабы никто не погиб, но все имели жизнь вечную. Но возможно ли это?

Если люди сознательно не хотят чтить Бога, хулят Его, и что они неблагополучнее – сильнее Его клянут… Могут ли пастыри, хотя их было бы и тысячи, замолить за них?!

6. Святое Таинство брака.

«Душа моя насытилась бедствиями, и жизнь моя приблизилась к преисподней» (Пс.87: 4)
Вот чем стал нынешний брак для людей мира сего, и тщетно мнимые счастливцы надеются в браке достигнуть счастье. И когда они формально прибегают к Матери-Церкви и по совету родных также формально венчаются, принимают Таинство брака – толку в этом очень мало. Ведь, повенчавшись в церкви, надо потом жить по-церковному, а не по-современному. Приняв христианское Таинство, надо быть уже после этого христианином. У нас же теперь этого нет. Таинство принимаем, а живём опять по-язычески, или ещё хуже по-скотски, потому браки разрушаются ещё с большим ожесточением, чем невенчанные, и Таинство святого брака оскверняется сугубым поруганием. Господь наш Иисус Христос освятил брак Своим присутствием в Кане Галилейской (Ин. 2) и дал браку высокое назначение – родить и воспитывать детей. Это Божественное назначение мы извратили и сделали брак предметом преступного наслаждения и бесплодности (аборты). И какое тяжкое наказание несём теперь за это извращение…

Нет! Браку теперь не быть счастливому. И кто вынужден его принимать, обрекает себя на страдание, непомерные скорби и, прямо сказать, на мученичество. И если люди несут узы брака в терпении, в воспитании детей, в скорбном благодарении, то этим они угодят Богу и спасутся.

Когда венчают молодых в церкви,тогда хор поёт: «Святии мученицы, добре жизнь свою скончавши, о нас прилежно молитеся Господу»…

Смотрите, как бедная молодая мама вся измучилась с малым больным ребёнком. Он всё время кричит от невысказанной боли, а она, бедная, сколько ночей уже не спала? Очей своих не смыкала, и у самой-то головушка болит. И сердечко-то как болит. А тут домашнее хозяйство, готовить, чистить, мыть, штопать, зашивать, даже Богу помолиться некогда.

«О, горе мне, - плачет измученная мать, - да лучше бы я сидела девой-вековухой и не выходила бы замуж. А вот теперь майся с ними, ведь трое, один другого меньше, а тут ещё скоро будет. Матерь Ты Божия, помоги мне не погибнуть от ропота и уныния! Ведь моему отцу Ивану тоже трудно. Он и в храме, он и дома, тоже, бедный, весь извёлся»…

И вот, отец Иван, молодой священник, недавно окончивший семинарию, и матушка его Анна с детишками живут «горе-горемычут». Но они молятся Богу, надеются на Него, и в этом их счастье. Они спасутся, и детей их Господь воспитает и в люди выведет.

Святой апостол Павел пишет в своём послании, что оженивыйся по закону делает хорошо, а неоженивыйся, т.е. остался одиноким ради Господа, тот делает лучше.

Так будем церковный брак ценить как мученичество, а небрачную жизнь, т.е. одиночество, монашество, будем ценить, как светлоскорбное великомученичество.

7. Святое Таинство елеосвящения.

«Болит ли кто в вас, да призовёт пресвитеры церковные, и молитвы совершат, помазавши его елеем»… (святой апостол Иаков).


Как горячо молится священник! Как он усердно просит Бога о болящей. Ведь бедная Параскева при смерти, молодая ведь, но болезнь никого не щадит. Зачахла, свалилась и вот последние дни доживает. Хорошо хоть одна, замуж не вышла, а то что бы сейчас делали детишки?!

Да, Параскева осталась с мамой жить. Женихов было много, но она возлюбила только одного… И вот Он – Жених нетленный, Господь Иисус Христос – наверное, и зовёт теперь свою невесту к себе…
«О, Господи Иисусе Христе, - тяжело вздыхает Параскева, - как мне тяжело, как тесно… Батюшка, - чуть слышно говорит она, - скорее пособоруй».

Священник успокоил больную и продолжал молиться. Он прочитал уже пять Евангелий, Апостолов, пять раз помазал больную святым маслом, а она всё мучается, всё стонет, бедная. Вот батюшка зачитал шестую молитву, слова, как целительный бальзам падали на больное сердце. «Господи, - молится священник, - помоги рабе Твоей, болящей девице Параскеве, подаждь ей врачевание и применение всякой тлетворной болезни, помяни богатые Твои щедроты и милость Твою; яко прилежно надлежит человеку лукавая от юности его… аще бо в суд внидиши с рабы Твоими, никтоже обрящется её чист от скверны… сего ради грехи юности нашея не помяни, Господи, Ты бо еси надежда ненадеющихся, упокоение труждающихся и обременённых»… Больная затихла, успокоилась, стала дышать ровно и медленно. Потом она тихо заплакала, и слёзы её падали на тёмное платье, в котором она была одета (инокиня). Остальное время соборования она лежала тихо, не шевелясь. А когда отец Владимир окончил чин и стал делать отпуст, то поразился доброй перемене, происшедшей с больной – Параскева была светла, как Ангел, её бледное лицо сияло каким-то тихим, неземным светом. Она даже приподнялась немножко с постели и, поцеловав святой Крест, сказала: «Спасибо вам, батюшка, мне так хорошо стало, так мирно на душе».

Через несколько дней Параскева поправилась и стала печь просфоры, как и раньше, трудясь и служа Господу в терпении.

Какое это дивное Таинство соборования или елеосвящения. Сколько в нём нежности и милости Божией к страждущему! Ведь при соборовании Господь прощает все грехи забытые, или скрытые, или нераскаянные, грехи баловливого детства, грехи соблазнительной юности, всё, всё прощает. Вот почему это Таинство является как бы завершающим, т. е. оно седьмое, последнее. Очищая человека от всех грехов, оно делает его совершенно чистым, безгрешным для вечной жизни.

Принимать это таинство можно всем, и не один раз, а несколько. Очень хорошо, когда соборование предваряется исповедью, а завершается причащением.

***
 
Вот семь Таинств, которые трепещет сатана и всё его тёмное воинство. Эти святые Таинства возникли в греческой церкви и затем перешли в нашу Российскую Православную Церковь. Велика сила этих Таинств. Они являются как бы спасательными дверьми, ведущими в великое здание Церкви Христовой.

Принимай, христианин, эти великие Таинства с великой верой, любовью и надеждой на милость Божию и радуйся, что Господь так нас любит, и всё это Он устроил для того, чтобы нас спасти и даровать нам вечную радость.

… «И не внидет в него (в это здание Церкви Небесной) ничто нечистое и никто, преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны в книги жизни» (Откр. 21: 27).

Иду к тебе
Иду к Тебе… бушует злобно море,
С напором волн бороться силы нет!
Тоска в душе… отчаянье во взоре…
И звёзд последних меркнет дальний свет…
Но я иду… и помню: Ты со мною
И в Тайнах Церкви движешь руку мне,
Я верю всей измученной душою,
Борюсь и падаю и вновь иду к Тебе…
В святом крещении пламенем омытый,
Печать принявший в Таинстве ином
(миропомазании) ,
Хитон блестящий исповедью сшитый,
И Кровь Спасителя в причастии святом.
Священство мирное, священство благодатное,
Зовёт меня чрез бурные моря.
Палит грехов мои обиды многократные,
Указывая путь, где светится заря.
И брак святой – женат я, или инок,
Сияньем чистоты ведущий в небеса,
Божественной душе моей вещая снимок
Миров грядущих преславны чудеса.
Елей святой смягчает гнойны раны,
Грехов минувших иссушает грозный строй.
Целя недуги и болезненны изъяны,
Измученной душе вселяючи покой.
О, пусть кипит волна, в безумстве духа мщенья,
Пусть жизнь грозит всей мощью силы злой;
Тебя бы, Господи, мне видеть в воскресеньи
И слышать бы всегда: «Не бойся, Я с тобой».

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]