В послевоенном Ленинграде почти в каждой семье жили кошки. Это были потомки кошек, которые помогли городу победить огромные и опасные полчища крыс во время Блокады.

Первая блокадная зима 1941-1942 годов была самой тяжелой и страшной. Жители города, окруженного блокадным кольцом, умирали от бомбежек, холода и голода. Хлебные пайки были крохотными и в городе были съедены почти все домашние животные. В том числе и кошки, которые являются единственным врагом крыс в городских условиях. Поэтому крысы, пара которых способна произвести до 2000 потомков в год, неимоверно расплодились и начали представлять большую угрозу для жителей города. Они поедали продуктовые запасы, нападали на ослабевших от голода людей, объедали трупы, распространяли инфекционные болезни. Моя бабушка укушенная крысой, заболела гепатитом и чудом осталась жива. Крысы губили и культурные ценности, в том числе и уникальные картины в музеях. Количество крыс выросло так, что они блокировали движение на улицах. Очевидцы вспоминают об огромных шеренгах крыс, шедших по пр. Обуховской обороны к мельнице, где мололи муку для всего города. Были созданы специальные бригады по борьбе с крысами, но живучие грызуны приспосабливались к отраве, так же как приспособились к бомбежкам и пожарам.

После прорыва Блокады, Ленсоветом было принято постановление о доставке из Ярославской области простых дымчатых кошек, считавшихся лучшими крысоловами. Весной 1943 года в Ленинград прибыла «мяукающая дивизия» - 4 вагона кошек. Часть животных выпустили сразу на вокзале, остальных моментально разобрали жители города, пришедшие встречать хвостатых спасителей. Не все желающие смогли получить кошку. Были и те, кто продавал кошку за цену, равную стоимости 10 буханок хлеба…

И люди отдавали за кошку самое ценное в блокадном городе-хлеб.

Появление в городе кошек вызывало огромное воодушевление среди горожан. Об этом очень хорошо написала в своем стихотворении Т. Луговская:

«Шла по городу кошка,
Медленно по проспекту.
Грациозно ступала,
Гордо вокруг смотрела.
Люди шептались: «Кошка!
Надо же, ну и чудо!»
Долго ей вслед глядели,
Восхищенно вздыхали.
А пожилой профессор
Снял аккуратно шляпу
И поклонился кошке.
Солнце слепило окна,
Солнце дробилось в лужах.
Шла, прищурившись, кошка –
Королева проспекта,
Выжившая в Блокаду»
.

Ярославские кошки сумели отогнать крыс от продовольственных складов, но проблема «крысиного нашествия» не была решена. Многие кошки погибли в неравной борьбе с отрядами крыс и от укусов больных крыс.

После полного освобождения города от Блокады привезли около 5000 тысяч кошек из Сибири, и это позволило почти полностью очистить Ленинград от крыс.

Совсем рядом с нашим храмом во дворе дома 4 по ул. Композиторов установлен небольшой памятник блокадной кошке, отважной защитнице нашего города.

Марина Гаталова

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]