Святый праведный отче наш Иоанне, моли Бога о нас!

Тропарь, глас 1-й

Православныя веры поборниче, земли Российския печальниче, пастырем правило и образе верным, покаяния и жизни во Христе проповедниче, Божественных Таин благоговейный служителю и дерзновенный о людех молитвенниче, отче праведный Иоанне, целителю и предивный чудотворче граду Кронштадту похвало и Церкве нашея украшение, моли Всеблагаго Бога умирити мир и спасти души наша.

Православной веры поборник, земли Российской печальник, пастырям правило и пример верным, покаяния и жизни во Христе проповедник, Божественных Таинств благоговейный служитель и дерзновенный о людях молитвенник, отче праведный Иоанн, целитель и предивный чудотворец, града Кронштадта похвала и Церкви нашей украшение, моли всеблагого Бога дать миру мир и спасти души наши.

Кондак, глас 3-й

Днесь пастырь Кронштадтский предстоит Престолу Божию и усердно молит о верных Христа Пастыреначальника, обетование давшаго: «Созижду Церковь Мою и врата адова не одолеют ей».

В сей день пастырь Кронштадтский предстоит престолу Божию и усердно молит о верных Христа Пастыреначальника, давшего нам обетование: «Воздвигну Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».

В большом классе за партами сидели мальчики двенадцати-тринадцати лет. Все они были одеты в гимназическую форму: черные длинные штаны и черные куртки с серебряными пуговицами и пряжками на поясах.

Дверь отворилась, и в класс вошел законоучитель - священник, дававший уроки Закона Божьего, батюшка отец Иоанн. Среднего роста, худощавый, с длинными светлыми волосами, батюшка двигался быстро, как будто торопясь, но глаза его, ласковые и серьезные, успевали всех внимательно оглядеть.

Дежурный ученик прочитал молитву, и мальчики приготовились слушать. Уроки отца Иоанна были всегда интересные и живые. Он охотно отвечал на вопросы и почти никогда не ставил плохих отметок. Но в это день с уроком что-то не ладилось. Отец Иоанн не мог сосредоточиться и начать рассказывать. Он передвигал на столике перед собой перо, карандаш, бумагу, брал классный журнал, клал его опять на место. То и дело глаза его направлялись в дальний угол класса, где за партой сидел мальчик, очевидно, чем-то очень расстроенный. Лицо его было грустное и озабоченное. Он о чем-то крепко задумался и не обращал внимания на то, что делалось вокруг него.

Наконец, отец Иоанн не выдержал. Быстро поднявшись, он подошел к мальчику, присел на скамейку рядом с ним, обнял его, и они начали о чем-то шептаться. Через минуту-другую лицо мальчика просветлело, он широко улыбнулся, а отец Иоанн, довольный и веселый, вернулся на свое место и с увлечением начал евангельский рассказ, полагавшийся по уроку.

Священник этот был известный всей России отец Иоанн Кронштадтский. Приехал он в Кронштадт совсем молодым. Это был его первый приход, и в нем он оставался всю свою жизнь.

Кронштадт был портовым городом и, как во многих портовых городах, жизнь там была очень распущенная. Матросы, останавливаясь в порту после долгих плаваний, кутили и напивались, а попойки кончались драками. Кроме того, в Кронштадт высылали из Петербурга бродяг, нищих и подобранных на улицах столицы пьяных. Жили эти опустившиеся люди на окраинах города в скверных домишках и лачугах. Там царили нищета, темнота, грязь.

Молодой священник Иоанн сразу понял, что эти люди - его прихожане, что за них он ответственен перед Богом. Особенно тяжело ему было видеть в этих ужасных условиях детей, и в первую очередь он постарался приласкать и привлечь к себе их. Летом он стал вести беседы с детьми за городом, где-нибудь на лужайке, сидя на траве. Дети теснились вокруг него, а за ними стояли взрослые и тоже прислушивались. Сначала кронштадтские бедняки с недоверием и озлоблением относились к попыткам отца Иоанна сблизиться с ними, но постепенно его стали приглашать заходить в самые несчастные дома. Вот как рассказывает о посещении отца Иоанна один рабочий:

«Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково. Ребенок серьезно слушает. Мне все кажется, батюшка был, как Христос на картинке «Благословение детей». Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки ласковые и серьезные меня остановили: стыдно стало… Опустил я глаза, а он смотрит– прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею передать все, что он говорил. Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушел он, я сижу и молчу… Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот с тех пор я человеком стал…»

Понимал отец Иоанн, что нельзя учить людей добру, не принимая участия в их бедах, не помогая в их нужде. Сначала он стал раздавать все свои деньги, так что дома у него ничего не оставалось. Несколько раз возвращался домой босиком, потому что отдавал свои сапоги нищим. Когда он стал давать уроки Закона Божьего в школах, его жалованье выдавали его жене, чтобы она могла как-нибудь вести хозяйство.

Отец Иоанн понимал, что одной его помощи недостаточно, и с помощью людей, которых он к этому привлек, он создал в Кронштадте целый городок, который назывался "Дом Трудолюбия". В нем было две фабрики, на которых работало около семи тысяч человек, и работа была такая, что не требовала ни особых знаний, ни особой силы. В городке была школа для детей, мастерские, где можно было научиться какой-нибудь профессии. Была большая библиотека, устраивались лекции с диапозитивами, концерты. Был приют для детей-сирот и детский дом для маленьких ребят, матери которых работали. Летом устраивалась детская колония за городом. Был большой дом, в котором бездомные люди могли переночевать за три копейки. Таким образом, отец Иоанн служил бедным, оказывая им помощь, служил и богатым, давая им возможность сделать доброе дело.

Но главным делом отца Иоанна была молитва и духовная помощь, которую он оказывал людям. Он прослужил в соборе в Кронштадте пятьдесят три года, от 1855 до 1908. Он стал наставником и духовником не только жителей своего города, но и людей, разбросанных по всей России. Исповедоваться к нему приезжали отовсюду. Вначале, когда исповедующихся у него было мало, отец Иоанн каждому, кто приходил каяться в грехах, уделял очень много времени, проводил с ними целые часы. Потом ему приходилось исповедовать каждый день сотни людей. Исповедь шла с двух часов дня до двух часов ночи, почти без перерыва. Исповедовал он, стоя у аналоя, около Царских Врат, облокотившись об аналой, не присаживаясь. Собор наполняла толпа самых разных людей. Ожидая своей очереди исповедоваться, некоторые сидели, а некоторые даже лежали на полу.

В конце концов, когда невозможно стало исповедовать всех желающих, так много их было, отец Иоанн перешел на общую исповедь. Наполнявшей полутемный собор толпе он прочитывал молитвы перед исповедью, а потом говорил проповедь с исповедованием грехов. Сначала все слушали спокойно, но потом сердца людей согревались, многие начинали плакать, другие вслух исповедовали свои грехи. Отец Иоанн тогда стоял и молча молился, а по лицу его катились слезы.

К отцу Иоанну обращались за помощью со всех сторон. Вот как проходил его день в последние годы его жизни. Вставал он в пятом часу утра и полчаса проводил в утренней молитве, обыкновенно ходя по садику при его доме. На улице уже с ночи ждали желающие его увидеть. Если отец Иоанн шел в собор пешком, то всю дорогу его окружала толпа просителей; если же его сажали в сани или в экипаж, то и тут люди цеплялись за него. Однажды отец Иоанн отстранил рукой мальчика, вскочившего на полозья саней, мальчик упал и ударился. Отец Иоанн долго мучился этим воспоминанием, считая себя виноватым. "Душа изболелась", - говорил он.

С трудом пробравшись в церковь, он быстро входил в алтарь и благословлял и целовал всех находившихся там. Но и в алтаре ему не давали покоя - то и дело подходили с разными просьбами.

Начиналась Утреня. Отец Иоанн всегда сам читал на клиросе - ясно и звучно, выделяя самые важные слова. Во время пения он иногда становился на колени, закрывая лицо руками и горячо молился.

После Утрени, около половины восьмого утра, отец Иоанн начинал совершать Проскомидию. Писем к нему приходило столько, что каждый день ему приносили полные бельевые корзины почты. Телеграммы на его имя открывали сразу и во время Проскомидии приносили ему длинный список имен, за которых его просили молиться. Тысячи имен поминались каждый день.

Божественную Литургию отец Иоанн служил, как будто охваченный внутренним огнем, казалось, что он ангел, предстоящий Богу.

После Литургии отец Иоанн заезжал минут на пятнадцать домой и потом торопился к ожидавшим его людям, приехавшим издалека и собиравшимся в разных гостиницах. И там его окружали толпы, и каждый обращался к нему с просьбой - помолиться за больного, помочь деньгами, дать совет, утешить в горе.

Почти каждый день отец Иоанн ездил в Петербург. Переезд на пароходе длился полтора часа, и на пароходе отца Иоанна всегда окружала толпа. Под конец жизни отцу Иоанну подарили маленький пароходик, и на нем он успевал иногда немного отдохнуть.

В Петербурге он навещал в первую очередь тех тяжело больных, к которым его звали. Очень часто по молитвам его больные выздоравливали. Таких чудесных исцелений было так много, что и теперь во многих верующих православных семьях помнят о случаях его чудесной помощи. Вот, например, воспоминания русского капитана А.В.Никитина. Мальчиком, кадетом морского корпуса, он тяжело заболел брюшным тифом. Отец его, морской офицер, с трудом разыскал отца Иоанна и просил его приехать.

"Положение мое было безнадежно, - пишет Никитин. - Я был уже почти без пульса. Было позднее время, ночь, когда отец Иоанн вошел в нашу палату, подошел к моей койке и сказал: "Андрюша!". Я был все время без сознания, но тут сразу пришел в себя, узнал нашего батюшку и улыбнулся ему. Отец Иоанн стал на колени у моей койки и сказал: "Помолимся!". Все, кто стоял рядом, тоже стали на колени. Отец Иоанн горячо молился, а я в полном сознании повторял за ним молитвы. Потом отец Иоанн благословил меня, а моей матери сказал: "Поправится!". С этой ночи я стал быстро поправляться и скоро был совсем здоров".

Отец Иоанн тихо скончался семидесяти девяти лет отроду. Он довольно долго болел, терпеливо перенося свои страдания. Когда вечером 19 декабря 1908 года по Кронштадту разнеслась весть, что батюшка кончается, решено было отслужить в Андреевском соборе ночную Литургию, чтобы отец Иоанн смог еще раз причаститься. Плакали священники, совершавшие Литургию, плакал весь собравшийся народ. В семь часов сорок минут утра 20 декабря (2 января по новому стилю), причастившись, отец Иоанн тихо скончался.

Перепечатано из книги: Рассказы о святых. Составлено С.Куломзиной. М., 2008.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Огромное спасибо за прекрасный материал. Да хранит Вас Господь.