Наталья Юрина



Белый снег превратил кусты и деревья в таинственные фигуры и сказочные существа. Под солнечными лучами снег поблескивал и мерцал, словно по нему кто-то рассыпал бисер. Заяц Лопушок переоделся в нарядную белую шубку, белка Рыжуля, по ее собственному выражению, "наконец-то как следует распушистилась", а лягушонок Квак сладко заснул до самой весны.

Ежевичная поляна превратилась в площадку для разнообразных зимних забав.

Лопушок с Рыжулей уже построили двух снеговиков и снежную крепость, а теперь собирались устроить сражение снежками. Звали с собой Мусю, но она не вышла. Мышке было совсем не до развлечений: ее мама заболела.

Сначала никто не придал значения тому, что мама стала покашливать и жаловаться на головную боль. Она и сама была уверена, что к вечеру все пройдет. В крайнем случае - к утру. Однако на следующий день маме стало хуже. А еще через день она не смогла даже подняться с кровати. Муся поила маму чаем с малиновым вареньем, укутывала одеялом, изо всех сил старалась помочь. А папа самолично подметал норку и приносил жене завтрак в постель. Мама уверяла, что им не стоит так переживать, но глаза у нее нехорошо блестели, а большую часть дня она дремала, беспокойно ворочаясь под одеялом. Сильный кашель и жар не давали ей покоя.

Муся очень волновалась за маму и очень хотела ей помочь. Но как? Печально глядела она в окошко на танцующие снежинки и черные силуэты деревьев на фоне серых низких туч.

И тут мышке почудился какой-то цветной огонек на земле, у корней сосны. Она пригляделась - и правда: мерцает радужный отблеск. Маленький, слабый... Что это может быть? А вдруг этому малышу нужна помощь?

Муся выскочила из норки и помчалась к сосне. Мороз подгонял, кусая за нос и уши. Вот и дерево.

- Ой, да это же феечка! - удивленно воскликнула Муся.

Повстречать феечку зимой было так же странно, как и бабочку. Феечка, сгорбившись, медленно брела по снегу, кутаясь в тонкую голубую накидку. Из-под накидки виднелись крылышки - это они вспыхивали разными цветами, словно елочная гирлянда. Было видно, что малышка очень устала и замерзла. Она даже не обратила внимания на мышку, продолжая шагать, словно в забытьи.

Муся поняла, что действовать надо решительно. Она ухватила феечку за руку и направила ее шажочки в сторону норки, подбадривая ласковой скороговоркой:

- Ничего, вот сейчас придем домой, отогреемся, чаю попьем, все будет прекрасно и замечательно, вот умничка, давай-давай...

В норке мышка забрала из закоченевших пальцев феечки запорошенную снегом накидку и укутала взамен в большую мамину шаль. Наконец, гостья перестала дрожать и радостно подняла на Мусю прекрасные фиалковые глаза:

- Привет! Я так рада тебя видеть! Ты снова мне помогла, просто чудеса!

Муся было удивилась, но тут же припомнила незадачливую феечку-школьницу, которая прошедшим летом никак не могла вырастить улыбничку и съесть грустнику. Мышка приветливо улыбнулась:

- Я тоже очень рада тебя видеть. Послушай, а ведь мы тогда, летом, так и не познакомились.

- Тебя, я уже знаю, Мусей зовут, - подхватила феечка, - а меня Маргариткой.

- Очень приятно. Я твое имя точно запомню, потому что обожаю маргаритки, - сказала Муся.

- Видишь ли, у всех цветочных фей и имена бывают только цветочные, - затараторила согревшаяся Маргаритка. - А я как раз цветочная фея. Весной и летом мы все трудимся, трудимся - у нас ведь масса дел, ты знаешь. А цветы дают нам силы и радость, без них мы слабеем и просто жить не можем.

- Постой, а как же вы переживаете холодное время года? - поинтересовалась мышка.

- Мы накапливаем побольше сил, чтобы хватило до самых подснежников. Как только проводим осенние цветочки, так сразу устраиваемся в своих гнездышках и засыпаем до весны, - объяснила феечка.

- Почему же ты не спишь?

- Несчастье у меня случилось. Представляешь, филин сослепу уселся прямо на мой домик - я его повыше устроила, чтобы на земле не наступил кто-нибудь. Так ведь и на дереве умудрились раздавить! Оказывается, от белого снега в лесу даже ночью светло, вот филин и жмурился... В общем, развалилось мое теплое гнездышко, я упала в снег и проснулась. Решила поискать домик какой-нибудь соседки-феечки, но снаружи оказалось так темно и так холодно! И снежные хлопья такие огромные! Я и не знала раньше, какой он, настоящий зимний снегопад. Весной снег совсем другой. В общем, если бы не ты, меня бы просто-напросто засыпало с головой, никто бы и не заметил. Спасибо тебе! Вот посижу у тебя, отогреюсь - и дальше пойду.

- Что ты, - запротестовала Муся, - куда же ты пойдешь? Оставайся у нас до весны! То есть, я хотела сказать, что мне нужно сначала спросить разрешения у родителей, но они ведь добрые и наверняка не откажут.

- Спроси, Мусенька, пожалуйста! - обрадовалась феечка. Мне нужно только местечко, где я могла бы лечь спать: уголок какой-нибудь, кладовочка подойдут. Мне даже еда не нужна, я вас не побеспокою до конца зимы!

- Конечно, Маргаритка. Просто сейчас папа спит, он устал за день, а мама... - и тут Муся вдруг почему-то расплакалась, сама от себя не ожидала.

Маргаритка испуганно пискнула:

- Что случилось?

- Моя мама... она очень больна... я так боюсь, что ей никогда не станет лучше, - всхлипывала мышка.

Феечка задумалась ненадолго, глядя на плачущую Мусю, а потом уверенным тоном строгой учительницы скомандовала:

- Стоп! Вытри слезы и веди меня к своей маме. Срочно!

- З-зачем? - Муся даже плакать перестала. - Ты что, доктор?

- Здрасьте-пожалуйста, - ворчливо откликнулась Маргаритка, - ты разве не знаешь, что цветочные феи славятся как целители? Мы ведь умеем не только брать силу цветов себе, но и другим отдавать. Веди к маме!

Подружки тихонько вошли в мамину комнату и сразу услышали прерывистое хриплое дыхание и кашель больной. Даже издалека было заметно, какая высокая у нее температура и как плохо она себя чувствует.

- Мда-а, без помощи вам не обойтись, - заявила Маргаритка. - Видишь, как хорошо получилось: ты помогла мне, а я постараюсь помочь твоей маме.

- А ты сможешь? - робко спросила Муся.

- Сейчас увидим.

Феечка подошла совсем близко к маме, склонилась над ней и ласково погладила, чуть прикасаясь к растрепанной шерстке. Потом глубоко вздохнула, положила обе ладошки на голову больной и застыла, опустив ресницы.

Зато Муся широко раскрыла глаза, увидев необычайное зрелище. Тонкие пальчики феечки засветились изнутри, словно крохотные свечи. Свет был нежный, теплый и медленно переливался разными цветами радуги. Муся залюбовалась. Вот руки феечки словно окутались светящимся облаком - и вдруг разноцветные веселые искорки разбежались по маминой шерстке во все стороны. Еще мгновение они сияли на кончике каждой шерстинки - и внезапно погасли.

Наступила тишина, такая глубокая, что Мусе даже стало как-то не по себе. Только через минуту она поняла, что страшное хриплое дыхание и кашель исчезли. Мама дышала ровно и бесшумно. Она спала, и на губах ее цвела такая безмятежная улыбка, что Муся обрела уверенность: теперь все будет хорошо!

- Ура, получилось! - бросилась она к феечке. - Маргаритка, милая, ты спасла мою маму! Спасибо!

Маргаритка все так же стояла у кровати, не шевелясь. Она молча взглянула на Мусю, и мышка вскрикнула: феечка была бледна, как мел.

- Что с тобой, Маргаритка? Присядь сюда, в кресло!

Феечка опустилась в кресло. Ее кожа казалась прозрачной. Едва слышно Маргаритка проговорила:

- Знаешь, Мусенька, а я ведь, кажется, таю. Болезнь оказалась серьезной, мне пришлось отдать все силы, чтобы победить ее. Как я рада, что сил хватило! Прощай, не поминай лихом...

- К-к-как это "прощай"? - в ужасе едва смогла выговорить Муся. - Нет-нет! - закричала она, - ты не тай, пожалуйста! Я сейчас, ты только погоди секунду...

Маргаритка закрыла глаза. Она чувствовала удивительную легкость, будто плыла по течению реки или тихо парила в небе пушинкой. Вокруг была только тишина и темнота. Но что это? Черный бархат темноты вдруг расцвел множеством сверкающих звезд, словно ночное небо. Только эти звезды были очень большими и теплыми. А еще... Они танцевали. Да-да, они грациозно кружили в тишине, словно приглашая присоединиться. Феечка радостно засмеялась, протягивая к ним руки...

Маргаритка распахнула свои чудные фиалковые глаза и восторженно воскликнула:

- Я стала принцессой звезд и танцевала с ними на балу! Ой, что это? - она огляделась в недоумении. Все кресло, платье и ее собственные колени были усыпаны чем-то сухим, бело-зеленым и очень ароматным. Руки прикасались к засушенным белым цветочкам. Рядом стояла Муся и улыбалась сквозь еще не высохшие слезы.

- Что это? - с любопытством спросила феечка.

- Это мамин любимый зеленый чай с жасмином, - ответила мышка. - Видно, не зря она всегда говорила, что этот чай творит чудеса.

- Жасмин, - тихо проговорила Маргаритка. - Какие прекрасные цветы: какие большие, а пахнут как! Они такие нежные, такие белоснежные! - пропела феечка.

- Ну, сейчас они сухие, и их сложно как следует разглядеть - подала голос Муся.

- Нет-нет, для меня это значения не имеет. Я ведь цветочная фея, и я вижу душу каждого цветка. Они чудесные, замечательные, лучшие в мире! - и обе подружки весело рассмеялись.

Вскоре Маргаритка уже устраивалась спать в самой теплой и сухой кладовочке мышиного дома, а Муся и ее разбуженный, но очень счастливый папа пили чай и с нетерпением ждали, когда проснется мама, чтобы затискать ее в объятиях.
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]