Протоиерей Александр Ветелев

«Во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог».

В первые дни страстной седмицы мы прослушали в храме Евангельское чтение о земной жизни Спасителя, особенно о последних днях Его жизни: суде, поруганиях, страданиях, голгофских мучениях и крестной смерти. Перед нашим умственным взором предстал образ и Самого Божественного Страдальца, и образы тех, кто скорбел и страдал с Ним: жен-мироносиц во главе с Богоматерью и апостолом Иоанном, Иосифом аримафейским с Никодимом, и других.

Мы видели, что не успел еще умереть Христос на кресте, как началось уже Его победа, как начался решительный переворот в сердцах людей, соприкасавшихся в эти дни и часы со Спасителем. Так еще во время суда над Христом во дворе Каиафы апостол Петр вышел со двора под укорящим взглядом Страдальца-Учителя, вышел плакася горько. Что-то дрогнуло в сердце Пилата, стремившегося отпустить Христа, и еще в большей степени в сердце его жены-язычницы, пославшей сказать ему: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него (Мф. 27: 19).

Еще не закончился суд над Христом, над Иуда осознал, что согрешил, предав кровь неповинную и на другое же утро пошел и удавился (Мф. 27: 5). Он раскаялся, что согрешил, но не нашел в себе силы для покаяния, для внутреннего возрождения.

Еще Христос висел на кресте, когда произошел переворот в душе одного из разбойников, и он возопил: Помяни меня, Господи, когда приидешь во Царствие Твое (Лк. 23: 42).

Едва Христос испустил дух, как произошел переворот в душе римского сотника и бывших с ним, и они исповедали Христа Сыном Божиим (Мк. 15: 39; Мф. 27: 54).

Едва умер Христос, как заговорила окружающая природа: в ней произошли сдвиги, неслыханные перевороты: Земля потряслась камни расселись (Мф. 27: 51), наступила тьма (Мк. 15: 33). Вместе с природой заговорил и храм Божий: Завеса в храме разорвалась надвое (Мк. 15: 38). Не остались безучастными к происходившим на земле Голгофским событиям и умершие святые: гробы отверзлись, и многие тела усопших святых воскресли и явились многим (Мф. 27: 52-53).

Наконец произошел переворот и в душе народа, бывшего на Голгофе. Мучимый укорами совести пред лицом столь потрясающих событий, этот несчастный, сбитый с толку народ стал возвращаться (с Голгофы), бия себя в грудь (Лк. 23: 48), т. е. переживать острый прилив раскаяния и ужаса за содеянное. Так страдания и особенно смерть Христа потрясли все живое и мертвое, перевернули человеческие сердца, предуготовили их к следующему величайшему событию — воскресению Господа.

В чем причина всех этих потрясений и переворотов? Причина их в том, что совершилось небывалое, противоестественно! Смерть принял Богочеловек, будучи ни по Божеству, ни по человечеству не причастным к смерти. По Божеству как Бог, по человечеству, как невинный и безгрешный. Христос мог избежать смерти, как не раз избегал ее раньше (Мф. 21: 46). Но ведь Он пришел на землю, чтобы отдать душу Свою для искупления многих (Мф. 20: 28), чтобы вознесену быть на крест, жабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (Ин. 3: 14, 16). Не предав себя смерти, Он не мог бы нас избавить от смерти, не мог бы уничтожить, омертвить наши грехи и самую смерть, как неизбежное следствие этих грехов. Сказав нам, что нет больше той любви, как кто душу свою положит за други своя (Ин. 15: 13), Он и на деле положил за нас Свою душу и тем проявил неизреченную Божественную любовь к нам. Эта-то Любовь оказалась сильнее ее (смерти), столь доселе всесильной и как будто непобедимой.

Исполнилось прореченное: Смерть! Где твое жало! Ад! Где твоя победа? (Ос. 13. 14; 1 Кор. 15. 55). Ибо «во гробе плотски, во аде же с душею яко Бог», Христос телом был во гробе, но душею в это же время, яко Бог совершая дело, любви и победы в самом таинственном и страшном месте в аду, оживив там умерших и им проповедав (1 Пет. 3: 18-19).

В недрах самой смерти, т. е. в мертвенном теле Христа пребывал Источник жизни, Который делал это тело «живоносным», не причастным тлению (разложению).

О пребывании тела Христова во гробе так говорится в чине «Непорочных» и в Пасхальном каноне: «Мертвость Твою нетленную Христе, Мати Твоя зрящи» (из второй статьи). «Тело живоносное Иосиф погребает с Никодимом» (из 3 ст.)

О «теле живоносном и погребенном» поется в пасхальном каноне (икосе). В тех же церковно-богослужебных источниках смерть Христа называется сном, т. е. временным, скоропреходящим явлением. «Уснул еси Христе естественно животным сном» (из 2‑й ст.). «Уснул мало, и оживил еси умершие» (там же). «Плотию уснув яко мертв, Царю и Господи», — вещает пасхальный канон (экзапостиларий).

Если над Христом смерть не имела решительного господства еще до Его воскресения, то и над нами, братце и сестры, она утратила решительную власть после полной победы над ней воскресшего Спасителя.

В сегодняшнем апостольском чтении (Рим. 6: 3-11) раскрывается для нас значение смерти Христовой и указывается, что следует разуметь под словом смерть. Христос умер однажды для тела, а живет для Бога. Так и вы почитайте себя мертвыми для греха, живыми же для Бога во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 6: 11). По апостолу мы должны страшиться больше всего смерти духовной, от греховности нашей проистекающей. Грех для нас и есть наша смерть. Греша, мы духовно умираем, каясь — освобождаемся от греха, т. е. обновляемся и как бы духовно воскресаем. Вот почему Православная Церковь издавна считала покаяние «вторым крещением» (Требник, чин исповеди) и установила особое время — святую четыредесятницу для наиболее полного и глубокого покаяния и духовного возрождения.

Сегодня Страстная суббота — последний день великопостного покаяния и подготовки к великому празднику воскресения Христова. Мы переживаем уже последние минуты нашего «спогребения» Христу. Душа наша уже в предощущении воскресения Христова. Она дрогнула, слушая сегодня в храме громогласное и многократное пение: Господа пойте, и превозносите Его во веки. Она затрепетала, слушая припев: Воскресни Боже, суди земли, яко Ты наследили во всех языцех. Она умилилась и восторглась духом, увидев престол и духовенство вдруг преобразившимися: облаченное в светлое, чистое, белое ангельское облачение. Белый цвет — символ предрассветной зари Христова воскресения, начавшегося ослепительным сиянием небесного света у пещеры гроба. Белый цвет — символ и чистоты наших душ и сердец, предуготовленных Великим постом для достойной встречи Воскресшего.

Уже прочитано литургийное Евангельское чтение (Мф. 28: 1-20), возвестившее нам о Христовом воскресении и о всех, связанных с ним событиях. Как смело и мудро пользуется святая Церковь историей Евангельских событий, читая Евангелие о воскресении Христа прежде самого воскресения. Делая это, святая Церковь тем самым подчеркивает, что живоносное тело Христа пребывало во гробе не для торжества смерти, а для победы над нею, чтобы воскресший Христос «попрал» смерть, не пробыв и трех полных дней во гробе.

Братие и сестры! Христос в свое время воскрес в гробнице на Лобном месте (Ин. 19: 17, 41). С тех пор Он воскреснет в сердцах верующего в Него, если они покаянно очищают эти сердца для совоскресения с Ним. Евангельское чтение, как мы слышали, возвещало нам уже о воскресении Спасителя. А близок ли Он нам, чувствуем ли мы в себе духовное обновление и возрождение? Готовы ли Пасхальную ночь воспринять как ночь нашего подлинного совоскресения со Христом?

Воскресший Христос не совне приходит в нашу душу на волне общего праздничного восторга и подъема. Воскресая в каждом из нас, Он создает внутреннюю сердечную почву для Его прославления. Общее ликование лишь усиливает это наше собственное славословие Воскресшего. Так откроем же, братие и сестры, в эти последние минуты свои сердца к внутреннему прославлению Спасителя, чтобы в час общего Пасхального ликования слить голос нашего сердца с неисчеслимыми голосами всех, прославляющих Воскресшего, как Победителя смерти и Источника жизни вечной, нетленной. Аминь.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]