Людмила Крымова

В «пробке» можно оказаться и стоя на остановке в ожидании общественного транспорта. Здесь, впрочем, есть и свои плюсы…

Киоск – лоток по продаже мороженного может скрасить томительные минуты ожидания маршрутного такси. Тем более, когда окончен пост, и бежишь-торопишься в храм, чтобы успеть до начала службы на колокольню. Позвонить! Ведь такой случай у православных раз в году и как раз на Cветлой…

На остановке неожиданно повстречались с бывшей однокашницей по техникуму - Ольгой. Знакомства лет на двадцать шесть давности будет. Почтенная бабушка, до внуков дожившая. Бабушкой, впрочем, не любит называться. Пятьдесят четыре года – молодые парни заглядываются! Как же меня грешную, угораздило смирить ее так, назвав «модной бабушкой», даже самой стыдно стало за свой ляп… Как-то из памяти вылетело, что бабушки теперь – не актуальны. Актуальны - бабульки под молодух…

Не виделись лет восемь с Ольгой Дмитриевной.

Узнав, что тружусь при храме, вопросы начала задавать. Обычные бытовые и насущно-серьезные: через какое плечо свечки передавать надо? Четное или нечетное количество свечек ставить? Можно ли квартиру продавать, если сорок дней после кончины хозяина не прошло? Почему не венчают в сказочный праздник новый год? Ведь под бой курантов все мечты «сбываются»! Какая романтика молодоженам!

Дальше пошли «разоблачения»: нас церковнослужителей и наших священнослужителей. Деньги лопатой гребем. Счета за границей в швейцарских банках открываем. И много всего того, о чем апостол стыдился и глаголати…

Продолжаем стоять на остановке. Молча слушаю, известные из советской школы, девизы и штампы, адресованные православному церковному сообществу в исполнении Ольги. Люди незнакомые вокруг и рядом с нами, в ожидании общественного транспорта, переглядываются, улыбаясь и утвердительно кивая друг другу в знак согласия с громовыми лозунгами моей собеседницы.

Пока уста мои пытались промямлить хоть какой–нибудь хлипкий постулатишко, однокашница уже рассказывала, как ей понравилось на «богослужении» «в храме» кинотеатра. А в наших православных храмах, как выразилась Ольга:

- Даже вашему Богу на службе скучно становится…

Что это за песнопения: «Блажен муж…» или «Владыко, живота моего…», например. Супер-бабушка в «храме» на рок опере была. На самой настоящей опере с программкой, с биноклем, с масками, переодеваниями, перевоплощениями, любовными интригами, массовками и, пронизывающими всю душу, ариями.

Как опера называлась, и почему ее давали в «храме», мы с ней даже рассуждая сообща, не выяснили. Однокашница моя, об этом и не задумывалась:

- Главное – любовь! Главное - на русском языке!

Правда, следуя из воспроизводимых Ольгой урывков либретто оперы, русский язык с французским и английским вполне мирно соседствовали.

Мое предложение в подлиннике церковно cлавянского языка молитвословия Богу и угодникам Его приносить, обогащая свою лексику, не было воспринято одноклассницей с энтузиазмом.

Мямлила я еще что-то невнятное, пока не появился на горизонте мини табор из четырех цыганочек. Они шли быстрым шагом, останавливаясь и мимоходом, заговаривая со встречающимися на их пути людьми с предложением погадать. Цыганочки остановились недалеко от нас возле молоденькой женщины с привычным:

- Давай - погадаю!

Женщина не согласилась и хотела отойти, тогда одна из тощих брюнеток напрямую спросила приказной интонацией:

- Дай денег!

Молодая женщина, не успев ничего ответить и, даже, вероятно, осмыслить сказанное в свой адрес, наповал была убита следующей фразой, прозвучавшей «приговором»:

- Дай денег, а то дома покойничка найдешь!

Свободомыслящая модница, заворожено глядя в глаза цыганочке, автоматически распахивая сумку, дрожащими руками, медленно и аккуратно доставала купюры из кошелька.

- Э-э... откупиться от смерти копейками хочешь! - темпераментно выпалила цыганочка, и смело отобрала у женщины кошелек.

Деморализованная красавица, не зная, что ответить, как реагировать на обрушившееся стихийное бедствие, отойдя в сторону, пуская траурные клубы дыма, раскуривала сигарету.

Ничего путного в текущей ситуации к моему грешному уму и не приближалось. Броситься на этих цыганок, отбирая у них чужой кошелек? Но он, кошелек, был отдан владелицей если не «добровольно» то, во всяком случае, без сопротивления, в том числе и дальнейшего. Жертва беспрекословно отходит в сторону и не выдвигает претензий.

Цыганочки, пользуясь ситуацией, шествуя дальше по проторенному пути, таким же образом, начинают обирать кошельки и портмоне у остальных, стоявших на остановке людей, с тем же результатом - безоговорочной капитуляцией моих сестер и даже…братьев...

Увидев, как торгующая мороженным продавщица докурила сигарету, и шмыгнула в свой укрытый киоск, чтобы немного разрядить обстановку, я решила наконец-то, купить свое любимое лакомство.

- Людка! Как ты можешь жрать в такой момент! В момент жизни и смерти» - рявкнула на меня Ольга Дмитриевна, заставляя оглядываться в нашу сторону даже мини табор в полном его составе. Мне всегда не нравилось, когда светские люди еду называют «жрачкой» и прием пищи «жранием».

«Не обращая» внимания на «жрательный» глагол, я с удивлением спросила у Ольги, кто назначал сей момент настолько значимым для жизни и смерти? Ольга долго давала мне какие-то знаки глазами и движениями головы в сторону цыганок. Пока ближайшая к нам смуглая гостья в своем этническом наряде не подошла к следующей по очереди «отбора кошельков» моей Ольге Дмитриевне.

«Ну уж нет, - мелькнула корыстная мысль в моей грешной душе, - мало того, что Оля ходит в свои пятьдесят четыре года «заштампованная» советским периодом и переляканная околоцерковными ужастиками, так она еще и честным трудом, заработанных сбережений может сейчас лишиться! Причем - на моих глазах.!»

- Что-то я не встречала у святых отцов информации о том, что человек может знать, воспроизводить или предсказывать достоверные сведения о кончине кого-либо из своих собратьев и сестер. – произнесла я, глядя то на Ольгу, то на цыганские пасы руками. – И еще мне совершенно не понятно, как может современный человек, доверять первой встречной незнакомке в серьезных вопросах, касающихся своей кончины или кончины близких людей. Насколько мне известно, когда и кому уходить в вечность, решает Господь Бог и перед цыганами Творец неба и земли не отчитывается.

Мужественно выбросив недокуренную сигарету, прогадавшая недавно свое «достояние» модница, дерзновенно подошла к цыганке-обидчице, и неумело шмякнув ее своей ладошкой по голове, забрала обратно свой кошелечек.

«Кадр фильма» на моих глазах прокрутился в обратную сторону, возвращая пострадавшим потерянное имение.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]