Отцы и дети
Священник Артемий Владимиров   20.10.2014


В этой главе мы продолжим беседу о почитании родителей. Мне кажется, что никому из наших молодых читателей эта тема не должна наскучить, потому что исполнение заповеди «Чти отца и матерь твою...» есть главный долг и подвиг юного христианина.

Двадцатый, да и девятнадцатый век многих приучил к мысли о неизбежности возникновения проблемы отцов и детей в жизни семьи. Суть этой проблемы – в трагическом непонимании друг друга представителями двух поколений, в неспособности и невозможности хранить единомыслие и духовный союз «веком нынешним и веком минувшим». Родители представляются добрыми, но отставшими от стремительной поступи времени чудаками, а молодые люди – стремящимися в яркое и увлекательное будущее героями. Юным героям, может быть, и не совсем ясно, куда стремиться, главное – вперед, лишь бы поскорее вырваться из-под родительской опеки и вкусить подлинной свободы без утомительных ограничений и условностей, навязанных предками, родителями, всеми, кто отжил или доживает свой век. Зараженные лихорадочным желанием приобщиться «большой и настоящей, современной» жизни наши дети действительно теряют способность посмотреть на себя со стороны или даже просто оглянуться назад... увидеть покрытое преждевременными морщинами отеческое чело, застывшее в страхе и опасении за будущность дитяти, скорбные глаза матери, наполненные горечью от невыплаканных слез, укоризненное и сокрушенное покачивание головой бабушки или дедушки, незаслуженно забытых внуком и оставленных без толики внимания, которое бывает так дорого престарелым людям. И пока юная поросль стремится догнать уходящий в небытие двадцатый век, усваивая себе все худшие вкусы и привычки деловых людей, живущих без веры, надежды и любви, в отчем доме тихо: мать отводит душу в невеселой беседе с одинокой соседкой, сокрушающейся по поводу собственного сына, отец ушел с головой в чтение технического журнала, лишь бы на время погасить тревогу, а бабушка незаметно молится, время от времени заглядывая в темное окно: куда же запропастился семнадцатилетний внучок, когда уже первый час ночи... А тот, видимо, и не чувствует, сколько тревожных дум и опасений породило его бессердечное, «недочеловеческое» поведение; разве ему до сродников, когда его окружают новые люди, новое время, новые перспективы?

Неужели, воскликнет читатель, эта перспектива в самом деле неотвратима? Неужто трагического конфликта, разлада, отчуждения и впрямь избежать нельзя? Несчастные отцы, трижды несчастные дети!

«Не обманывайтесь: худые сообщества развращают благие нравы» (1Кор. 15:33). «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. «Почитай отца твоего и мать», это – первая заповедь с обетованием: «Да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле». И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем» (Еф. 6:1-4).
Уверен, что все мои читатели тотчас поняли, откуда взяты эти наставления. По духу мира и меры, вещей мудрости и вящей любви ясно – так может назидать только Апостол Христа: обличать, не обижая; выговаривая – утешать.

Оставив до лучших времен предмет воспитания, изъясним, с Божией помощью, все, что сокрыто в слове «почитание», насколько это подвластно нашим силам, разумеется.

И прежде всего – молитва о родителях. Как проверить себя – любишь человека или нет? Пробираешься дорожкой обмана, обольщения или шествуешь стезей бескорыстной любви? Если любишь – то помнишь. Истинно и искренно любящему свойственно всегда думать о человеке и держать его в сердцу своем. А если мысли и думы о ближнем заполняют твое сердце, ты не можешь не молиться о нем. Вот почему молитва, сердечная и внимательная, лежит в основании подвига почитания родителей. Молясь за них, мы испрашиваем у Всемогущего Господа оставления их грехов, умножения их лет во здравии, Божией помощи отцу и матери в их скорбях и немощах, содействия во всяком благом деле. Молитва детей за родителей преодолевает и даже вовсе снимает мнимую «проблему отцов и детей»... Да и какие могут быть проблемы там, где место лишь взаимной приязни, нежности, радости общения, с полнотой которого может быть сравнима лишь супружеская любовь? Малое слово способно вершить великие дела. Злое слово может нанести непоправимый вред, поранить и даже убить, но подлинно доброе слово может и должно врачевать, примирять, утешать и согревать. Слово любви несет с собой свет и жизнь... Посему, наши юные друзья, не скупитесь на слова приветствия и прощания, выражающие самые задушевные чувства к отцу или матери! Не скроем, некоторые современные молодые люди вообще потеряли способность изъясняться по-человечески. Экономя на словах, такой экономит и на чувствах, не расходуя энергии любви, лишается самого дара любви и становится человеком... в футляре эгоизма и бессердечия. Растопить греховный панцирь гордыни, умягчить свое жесткое сердце можно, как мы помним, вводя в собственное сознание новые, на самом деле, давно забытые слова из языка любви к Богу и людям. Тогда взамен нашего отрывистого бурканья, корявого языка междометий придет слово, умащающее и возрождающее души.

Очень много значит в общении со взрослыми и выражение лица, внешние правила поведения. Когда рано поутру мы с кислым или даже угрюмым видом пройдем мимо матери, в лучшем случае что-то хмыкнув в ответ на ее приветствие, то уже согрешим против заповеди. Если, напротив, приветливо улыбнемся, теплым взором взглянем на родительницу, если, как в детстве, обнимем и поцелуем, то, даже ничего не сказав и не свершив более, сами того не зная, учредим матери праздник, который заставит ее помолодеть и ощутить себя счастливой...

Наконец, скажем и о деятельном выражении любви. «...Вера, если не имеет дел, мертва сама по себе», – свидетельствует Апостол. Признательное и благодарное сердце не позволит нам сидеть сложа руки тогда, когда родители, словно пчелки, трудятся по дому, устали не зная. Хорошо поступают те дети, которые, не дожидаясь вторичной просьбы, спешат исполнить повеленное родителями.

Но истинно угодными Богу бывают те, кто сами, без лишних напоминаний, делают необходимое, прислушиваясь к велениям совести прежде, нежели мать произнесла слово. Любовь, говорят, подыскивает слова, любовь внушает и побуждает творить дела, говорящие куда громче и убедительнее, чем голословные заверения и признания. Чем старше и немощнее становятся наши родители, тем в большем участии с нашей стороны они нуждаются. Было время, когда отец и мать брали на себя весь груз забот и попечений о семье, забывая о себе, служили детям; словно две большие птицы, кружились над гнездом, питая своих всегда голодных птенцов. Но годы пролетели быстро. Дети оперились, давно уже выпорхнули из-под родительского крылышка и начали вести самостоятельную жизнь, часто не понимая хорошенько, кому они обязаны своей силой, умом, умением встречать искушения, препятствия и преодолевать их. Убежден: тот, в чьей душе живет Бог, никогда не сможет и не захочет каким-то чужим людям доверить уход за своими престарелыми родителями! Не тягостной, но священной обязанностью должно почитать все необходимые труды по поддержанию их жизни, когда вечность уже будет стучаться в их сердца. Одним из самых главных дел следует считать приглашение к отцу и матери священника, если посещение храма по старости лет или по состоянию здоровья стало для них невозможно. Причем вовсе не следует дожидаться того часа, когда близкий нам человек уже потерял способность воспринимать окружающий мир. Нередко так случается в нецерковных по духу семьях: батюшку приглашают к больному, когда его уже невозможно ни исповедовать, ни причастить Святых Христовых Тайн. Священник – это не черный ангел смерти, он не только напутствует умирающих, но и преподает святыню во исцеление души и тела.

Сколь множественны случаи, когда приход пастыря Божия ознаменовывался укреплением здоровья больного и даже исцелением! И не диво – чрез священника чудотворит Сам Господь, по вере чающих помощи и укрепления. Подлинно заботливые дети и раз, и два, и все необходимое время будут стараться вводить батюшку в свой дом для сугубого утешения благочестивой матери-старушки или престарелого родителя.

И, очевидно, главным требованием верующей совести являются проводы в жизнь вечную тех, кто родил нас в жизнь земную. Почтительный сын! Заботливая разумная дочь! Молитесь, чтобы вам не быть на стране далече в день и час кончины ваших родителей! Совесть бесконечное число раз будет награждать вас, если на ваших руках они скончаются и вам самим будет суждено закрыть их многострадальные очи. А если наше предупреждение не привлечет к себе внимания и вы будете легкомысленны в самом серьезном, что только написано в этой книге, то совесть все же пробудится, когда, к сожалению, будет уже поздно. И кто тогда успокоит ее, кто умирит терзание души? Ведь как известно, самым строгим судом судим себя мы сами.

Тихое, смиренное кладбище. По-весеннему щебечут пичужки. Раскидистые кроны деревьев, словно нерукотворенный полог, осеняют могильные холмики, которые усыпаны совсем не грустными маргаритками, радующими взор. Рядом с одной скромной, но чистенькой и опрятной могилкой стоит уже не молодой человек и едва слышно беседует с сынишкой-малышом, минуту назад с важностью что-то поправлявшим детской лопаткой внутри ограды. А с памятника на них глядит выгравированное в камне изображение женщины с утомленным, но добрым и мягким выражением лица. Она словно радуется, видя пред собой внука, которого не дождалась здесь на земле. Малыш со вниманием слушает папу и затем старательно крестится, шепча слова уже хорошо запомнившейся молитвы: «Упокой, Господи, душу бабушки моей, прости ей все согрешения вольные и невольные и даруй ей Небесное Твое Царствие». Вечереет. Отец с мальчиком уходят, тихонько затворив за собой калитку ограды. А добрый, ласковый взор мамы-бабушки провожает тех, за которых она и помолится.

Продолжение следует...
  • Добавил(а): Яшма
  • Просмотров: 676
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]