Деревенское детство
Татьяна Сумарокова   22.05.2016

2.
Где бы ни находился, и в каких бы условиях ни жил деревенский ребёнок, его память до последних дней хранит запахи и звуки из далёкого деревенского детства. Природа-Мать – это сила притяжения к истокам, где была пройдена суровая школа жизни. Деревенский ребёнок навсегда усвоил главные уроки жизни: по-хозяйски относиться к природе, к земле, открыто и настойчиво преодолевать трудности. И как бы насмешливо и брезгливо ни смотрел город на порой наивных деревенских детей, ему никогда не превозмочь их силу и мудрость.

- Таня, просыпайся, подъезжаем к Москве! - тормошила меня бабушка.

От радостного сообщения сон как рукой сняло, я вскочила и пулей бросилась к окошку.

- Москва...- сердце замирало от волнения. - Ура! Бабуль! Москва!

- Скоро, скоро Москва... - шептала бабушка, доставая из узелка завтрак.

В её глазах я заметила искорку радости, а детское воображение несло меня впереди поезда на долгожданную встречу со сказочной Москвой. Вдали показались многоэтажные дома. Огромным монолитом они надвигались на нас и, казалось, вот-вот преградят путь нашему поезду, который так старательно бежал сквозь зелёные дубравы, леса и бескрайние поля.

Город, слегка окутанный лёгкой утренней дымкой, казался загадочным. Утреннее солнышко щедро разбрасывало свои яркие лучики на золотые купола и острые шпили церквей. Мне казалось, что если я хоть на минуточку отойду от окошка, то пропущу что-то очень важное.

Сбросив ход, поезд медленно подходил к вокзалу, и вскоре остановился.

- Слава Тебе, Господи! До Москвы добрались! - перекрестилась бабушка. - Будем выходить, Таня, держись за узелок!

Нескончаемый поток людей тянулся по перрону. Мелькали сияющие улыбки встречающих и грустные лица провожающих. Прибывшие пассажиры спешили скорее покинуть вагоны, а отбывающие торопились на посадку.

Нервная суета, строгий голос из громкоговорителя накрыли меня при выходе из вагона. Я попятилась назад, мне стало страшно.

- Пойдём, внучка, пойдём! Не бойся!... Господи..и!... Куда ж нам теперича? - волновалась бабушка.

Боясь затеряться в огромной толпе, я, что было сил, вцепилась в узелок.

- Бабушка! Вам куда? - вежливо поинтересовался дяденька в тёмной форме с большим блестящим значком на пиджаке.

- На такси, сынок, нам надо! Где тута такси? - бабушкино лицо от волнения покрылось лёгкой тенью.

- Рядом, не волнуйтесь! Я – носильщик. - представился дяденька. - Давайте я Вам помогу.

- Вот спасибо, сынок, а то я тутa в вашей Москве и ладу не дам... Танька, держись крепче за узел! - строго приказала бабушка, ускоряя шаг.

И вот, аккуратно уложенные вещи поехали на тележке впереди нас.

Очередь, собравшаяся на стоянке такси, словно, таяла на глазах. Машины одна за другой быстро увозили приезжих.

- Ну, вот и наша очередь подошла. Слава Богу!

Таксист словно вынырнул из машины, ловко уложил вещи, и машина понеслась по широкому проспекту.

- Бабушка, а где Москва? - шёпотом спросила я.

- Да вон она! Смотри! - кивнула она в сторону окошка.

Широкие, нескончаемые проспекты с высотными домами, крыш которых совсем было не видно, мелькали за окном. Город казался каменным. Всюду люди, машины, люди...

Мне стало неуютно от незнакомого гудящего города. Голова начинала кружиться то ли от тяжёлого воздуха, то ли от высотных домов.

- Как они тут живут? - подумала я о бегущих людях, которые напоминали мне вечную суету муравейника. Мне, почему-то захотелось, как можно быстрее вернуться домой, в мою маленькую уютную Ниновку. Туда, где всё под боком: родная река, лес. Туда, где вольный ветер гуляет по раздольным полям разнося запах полынь-травы, где светит ласковое солнышко, где поют соловьи, и отсчитывает время кукушка.

Мне стало грустно...

- Ба..а..а! Я хочу домой! - ныла я, уткнувшись в бабушкины колени.

- Вот ты какая! Говорили тебе: «Сиди дома!» Так нет: «Поеду... поеду!» Теперь деваться некуда, терпи! - строго сказала бабушка.

Вскоре наше такси остановилось у вокзала, похожего на сказочный замок.

- Бабушка, а почему здесь дома такие красивые?

- Тань, говорю тебе, что это Москва, а в Москве всё красивое, на то она и столица! Вот купим билет, и будем отдыхать, а завтра нас Валька встретит. – рассуждала бабушка, успокаивая не только меня, но и себя.

Билет и, правда, мы купили быстро. В зале ожидания отыскали свободные места и, переведя дух, присели передохнуть до прихода своего поезда. Народу здесь было ещё больше, чем на московских улицах.

- Я хочу пить, ба.а!... тормошила я бабушку.

- Да, где ж тут найдёшь, ту воду? Потерпи до поезда...

- Бабушка, вон стоит автомат с газированной водой. - подсказала молодая женщина, сидевшая рядом. - Опустите три копейки, нальётся стакан воды.

Заметив нашу нерешительность, успокоила:

- Идите, я за вашими вещами посмотрю, не волнуйтесь.

Серенький автомат, проглотив бабушкину монету, с шумом и брызгами быстро наполнил стакан газировкой.

- Пей! - скомандовала бабушка. - До поезда ещё долго. Будем ждать, куда деваться...

Я смотрела на бабушку и в тот момент понимала, что для меня ближе и роднее её, нет никого в этом огромном чужом городе.

Зал ожидания гудел, как огромный улей. Всюду люди, чемоданы, аккуратно увязанные плетёные кошёлки.

Кругом лица растерянных людей. Одни отъезжающие часами сидели, беседуя друг с другом, другие спали, склонив голову на плечо соседа.

- Мороженое... Мороженое...Покупайте мороженое!

Мимо нас проходила тётенька с огромным металлическим ящиком.

- Гражданочка, дайте нам два, подешевле которое?

- Бабушка, вот фруктово-ягодное мороженое в бумажных стаканчиках по 9 копеек. Будете брать? - предложила продавщица.

Отыскав в кармане двадцать копеек, бабушка купила два стаканчика и бережно подала мне.

Нам, деревенским деткам, в то время нечасто припадала такая радость. Бережно взяв стаканчик, я долго рассматривала розовое лакомство, древесный привкус которого навсегда остался в моей памяти.

Я не могла долго сидеть без движений, поэтому, представляя игру в классики, прыгала по каменным плиткам, которыми был вымощен пол зала ожидания. На какое-то мгновение, не обращая внимания на вокзальный шум, силой воображения я перенеслась в мою деревню. Я загрустила и не сразу заметила, как к нам подсела молодая супружеская пара. Бабушка с ними о чём-то долго разговаривала, то и дело вытирая платочком лицо.

- Бабушка, а сколько лет вашей девочке? - поинтересовалась вдруг тётенька.

- Да, пять в мае исполнилось. У нас их двое. Трудновато поднимать детишек, да ничего, коровка у нас есть. Воспитаем с Божьей помощью... Старший к школе готовится, а вот Танька увязалась: «Возьми, да возьми с собой!». На Москву всё хотела посмотреть, а теперича и не рада, небось.

Незнакомые люди долго смотрели на меня, и при этом о чём-то взволнованно беседовали, словно решали какую-то замысловатую задачу. Мне казалось, что они оценивали каждое моё движение.

- А у вас есть детки? - интересовалась бабушка.

- Нет!.. - опустив глаза, тихо произнесла миловидная незнакомка. - Бабушка, отдайте нам Таню! С мужем мы хорошо живём. У нас большая квартира. Мы хорошо обеспечены. У неё будет счастливое будущее.

В голосе незнакомки я чувствовала надежду на положительный ответ бабушки.

- Да Вы что? Бог с Вами! Что я Лидке скажу? Она убьёт меня за неё! Нет, милая. Разве так можно... - запричитала бабушка.

- Таня, подойди к нам! Поедешь с нами? - улыбалась чужая тётя.

- Нет, не поеду! Я к мамке хочу! В Ниновку! - громко отчеканила я незнакомке.

Молодая пара улыбалась мне в ответ.

- Тимофеевна, мы Вам оставим свой адрес. - она быстро что-то написала на белом листочке и передала его бабушке. - Дома посоветуйтесь, если надумаете отдать Таню, напишите нам, а мы за ней приедем.

Тётенька долго смотрела мне в глаза, о чём-то размышляя. Вскоре объявили посадку на их поезд. Они попрощались с нами и ушли.

- Танька, иди, стань рядом! - строго наказала бабушка. – А то, не дай Бог...

Наконец, диктор пригласил пройти на посадку и нас.

- Кажись, наш поезд! - засуетилась бабушка. - Держись за узел, не отставай!

У вагона нас встретила проводница.

- Беги в поезд! - скомандовала мне бабушка.

Я быстро скользнула внутрь вагона. Осмотревшись, я заметила, какой чистый и уютный вагон.

- Бабушка, у вас билет не на этот поезд! – неожиданно заметила проводница.

- Как не на этот? Нам в Эстонию надо, дамочка.

- У Вас билет до станции «Кохтла», а наш поезд идёт до станции «Котлы».

- Ну, вот нам туда и надо! - уверенно ответила бабушка.

- Вы же сказали, что Вам надо в Эстонию, а станция «Котлы» это в направлении Ленинграда.

- Ой, да что ж нам делать теперича?

- Не волнуйтесь! На вокзале есть специальная комната для пассажиров с детьми. Смело идите туда, Вам помогут. - вежливо посоветовала проводница.

В небольшой комнате сидели две тётеньки, о чём-то мило беседуя.

Бабушка с ходу спешила им объяснить, как по своей безграмотности она перепутала поезда.

-А Вы откуда? - улыбалась тётенька, оформляя нас на ночлег.

- Из Ниновки! Деревенские мы! - гордо ответила бабушка. - Мне скоро восемьдесят будет, вот решила к дочери съездить в Эстонию. Посмотреть хочу, как они живут, чтоб душа спокойна была, а то помру скоро и не увижу.

- Распишетесь, вот тут. - тётенька подвинула бабушке листочек.

- Дочь, не грамотная я! Не умею расписываться.

- Бабушка, Вы смелая! В такую даль, с ребёнком, да ещё не грамотная. - покачала головой одна из работниц.

- Жизнь наша деревенская такая. Некогда нам, деревенским, было учиться, да и на лавочке сидеть! - строго ответила бабушка. - Всю жизнь в деревне прожила, работала у помещика. Потом после войны в колхозе работала кухаркой. На весь колхоз одна в поле варила. Ох, досталось!... переживала за всех!... Всей деревней в поле работали, колхоз восстанавливали. Родину поднимали.

Бабушка, Вы одна варили на весь колхоз? - удивлённо спросила тётенька.

- Одна..а...а, дочь! Бывалоча, председатель приедет пробу снимать, улыбается и подзадоривает меня: «Тимофеевна, еды всем хватит?» А я ему: «Не хватит - ещё подворим!» Так всем колхозом дружно хлеб убирали и песни потом спевали. Вы думаете, если мы деревенские безграмотные, так ничего не понимаем...

Бабушка хитро прищурилась и продолжила:

- Вы тута, в своей Москве сидите в тепле и живёте со всеми удобствами, а хлебушек-то на-а-а- ш едите, деревенский. А ты пойди, попробуй его вырастить! Эх! Городские, городские!...Грамотные вы все тута. А я без вашей грамоты до восьмидесяти дожила и честно трудодни зарабатывала, чтобы детей вырастить! Ох, досталось деревне-матушке... Голодовали. В опорках ходили... Всё пережили! Всё!

В бабушкиных словах чувствовалась сила русской женщины и великая гордость за родную землю-кормилицу.

Я всматривалась в смиренные лица этих незнакомых женщин и понимала, что они обязательно помогут нам во всём.

А утром скорый поезд уносил нас в правильном направлении на всех парах, стараясь наверстать упущенное время.

За окошком мелькали стройные ёлочки, которые я впервые видела. Я представляла этих красавиц в новогоднем убранстве. Волшебная красота!

А поезд всё бежал и бежал, оставляя позади ухоженные леса, поля, аккуратные эстонские домики.

Бабушка с волнением готовилась к встрече с детьми, то и дело тихо повторяя:

- Ничего, Валька, встретит нас!

Наконец-то поезд остановился.

Долгожданная встреча. Я стояла в сторонке, наблюдала за радостной суетой.

- Ты с Танькой приехала? - удивлённо спросила Зина, внучка моей бабушки.

- Да!

- А что ж ты Лёню не взяла с собой? Мы думали, что ты с Лёней приедешь! А ты Таньку привезла! - с удивлением спросила родственница.

Бабушка посмотрела на меня и, как близкий друг вместе со мной переживший нелёгкий путь, улыбнулась:

- Иди ко мне, внучка!

Она крепко взяла меня за руку и повела за собой.

Чистый эстонский городок напоминал маленькое хорошо ухоженное государство.

Всюду огромные красивые клумбы с цветами. Какая-то незнакомая и непонятная речь слышалась вокруг.

По пути бабушка делилась впечатлениями о дороге, рассказывала о мамке, то и дело причитая, как она там без нас одна справляется.

И вот, мы дома.

Взрослые беседовали, а я развлекала маленького аккуратного Андрюшу, который был похож на большую куклу. Зина то и дело одёргивала меня:

- Игрушки Андрюшины, их трогать нельзя.

Запомнилось, как утром она достала из шкафа диковинный оранжевый фрукт, очистила его, разделила на дольки и по одной давала своему маленькому сыну. Аромат незнакомого мне фрукта полностью завладел моим вниманием.

- А мне? – неожиданно вырвалось из моих уст.

Резкий взгляд сестры в мою сторону насторожил меня...

- Ох..х! На! Ешь!

Как маленький зверёк я схватила лакомство и убежала в другую комнату. Так впервые в жизни я попробовала апельсин, который усилил мою тоску по дому.

Я упрашивала бабушку поскорее уехать к маме, в нашу родную Ниновку.
Яркое солнце в день отъезда, казалось, радовалось вместе с нами.
Я прощалась с городом без сожалений. Ни Москва, ни этот маленький эстонский городок не смогли затмить в моём сердце мою маленькую Ниновку.

Родина - это Мать! Забыть о ней невозможно...

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]