ВЕТЕР ТЫ-ГРАДА

Этот день был очень радостным для семьи Тишины. Сестра ее матери, после двенадцати лет брачной жизни, наконец, родила девочку. Это и было причиной, по которой госпожа Добро так спешно ушла сегодня утром. В полдень она вернулась. Господин Терпение возвратился домой раньше и вместе с детьми испек пирог, чтобы отметить это событие. Все были в хорошем настроении, и никто и виду не подал, что помнил утреннюю вспышку гнева Упрямца. Поэтому и он уклонился от объяснений. Когда Тишина предложила ему пойти прогуляться, он с радостью согласился. Оказавшись с ней наедине, Упрямец решил спросить свою подругу о том, что давно его занимало.

- По прибытии в Ты-град я узнал, что кто-то из ребят так быстро бегает, что его называют Ветром. Это правда?

Тишина пришла в замешательство и неуверенно ответила:

- Э-э, да, это правда.

- Кто это?

- Тебе это надо? Все ребята быстро бегают.

- Я хочу познакомиться с ним и посоревноваться. Что ты скажешь на то, чтобы организовать соревнование по бегу?

- А если он обгонит тебя?

- Это исключено.

- Не будь таким уверенным. Предположим, что он приходит к финишу первым и выигрывает соревнование. Ты обрадуешься?

Упрямец несколько секунд колебался.

- Э-э, вряд ли обрадуюсь. Скорее мне совсем не понравится, если он обойдет меня перед всеми ребятами.

- А если все-таки победа будет за тобой, что ты от этого получишь?

- Ну, кроме того, что все будут кричать мне: «Ура! Да здравствует Упрямец!», - я получу звание «Ветер Ты-града».

- И что из этого? Мама говорит, что надо избегать «Браво!» и «Да здравствует!», так как они делают человека горделивым.

- Но, когда вы бегаете наперегонки или играете, разве не выигрывает кто-то один?

- Разумеется. Но наша цель – это радость игры. Для нас не имеет значения, кто выиграл. Поэтому и том, кто проиграл, не расстраивается и тот, кто выиграл, не превозносится.

- А мне нравится бегать наперегонки.

- И мне нравится бегать. Что же мы сидим? Хочешь, побежим?

- Хочу!

- Прекрасно, давай будем радоваться тому, что мы любим.

Они побежали. Сначала бежали бок о бок в медленном и спокойном темпе. Затем пересекли город и выбежали на равнину. Достигнув реки, Тишина предложила ненадолго остановиться. Они утолили жажду и сели отдохнуть.

- Первый раз в жизни я бегу, потому что мне это нравится, а не для того, чтобы выиграть, - сказал Упрямец.

- Разве это не здорово? Когда бежишь медленно, можешь насладиться природой. И ветер не бьет тебя по лицу, а нежно ласкает.

- Хочешь, побежим вдоль реки?

- Да, хочу. Но давай, будем бежать еще медленней, так как здесь много камней. Они побежали медленно и размеренно. Рядом с ними с журчанием струилась в реке вода. Упрямец улыбнулся Тишине. Она, такая изящная, напомнила ему летящее на ветру крыло. Через некоторое время он ускорил темп, и Тишина, чтобы не отстать, сделала то же самое. Упрямец прибавил еще, но маленькая девочка опять была рядом с ним. Как быстро ни бежал Упрямец, он постоянно видел рядом Тишину. «Ну, нет, чтобы я не мог перегнать эту маленькую веточку?» - и он начал бежать изо всех сил, чтобы обогнать ее. Впереди мальчик увидел огромные валуны. Их нужно было обогнуть. Это был его шанс. Желая вырваться вперед, он сделал такой резкий поворот, что перекрыл ей дорогу. Она же, что бы не упасть на Упрямца, резко отскочила в сторону и упала на острые камни.

- Тишина! Тишина!

Но сколько Упрямец ни кричал, девочка не слышала его. Тишина лежала на земле, и красная струйка сбегала по ее лбу. Склонившись, Упрямец попытался привести ее в чувства. Все было бесполезно. Кровь струилась без остановки. От отчаяния он закричал во весь голос:

- На по-о-о-мощь! На по-о-о-мощь!

В ответ отозвалось лишь эхо. Взяв Тишину на руки, Упрямец приблизился к воде.

- Я убил тебя, Тишина, я убил тебя.

Его глаза затуманились, и горячие слезы обильно потекли по лицу. Он положил девочку у реки и омыл ее лицо водой. Сняв ремешок с ее платья, Упрямец перевязал ей голову. Струйка крови уменьшилась.

- Тишина, открой глаза. Открой глаза и посмотри на своего друга – эгоиста, мечтавшего о победах и пальме первенства.

Упрямец начал растирать ей руки. Рыдая, он произнес:

- Подними руку, Тишина, подними руку и дай мне не одну, а десять, нет – двадцать, сто пощечин. Сделай это. Я заслужил много пощечин, очень много. Тогда, плача горькими слезами, он вспомнил Бога своей маленькой подруги. Того Бога, который пребывает на небесах и всюду. Склонив колени, он поднял голову к небу и произнес:

- Боже мой, Ты все видишь и слышишь. Ты ведаешь наши мысли, хорошие и плохие. Ты знаешь, какую уловку я предпринял, чтобы прийти первым. Никто не может укрыться от Тебя. Но Ты видишь, как я каюсь в том, что так дурно поступил со своей лучшей подругой. Прошу Тебя, Боже мой, сделай так, чтобы Тишина пришла в себя. Только Ты можешь ее спасти. Обещаю Тебе, что я постараюсь исправиться. Больше никогда я не буду искать первенства и победы обманным путем. Только об одном прошу, сделай так, чтобы Тишина пришла в себя.

Он говорил навзрыд. Первый раз в жизни он плакал от того, что его душу переполняли любовь и боль. От слез с его глаз начали падать те маленькие чешуйки, которые были на глазах всех жителей Я-града. Несмотря на то, что слезы застилали ему глаза, он начал видеть все вокруг в более ярком свете. И даже запачканное кровью личико Тишины засветилось. В какую-то минуту он увидел, что ее ресницы приоткрылись.

- Тишина, ты жива? Скажи мне хоть одно словечко.

Тишина медленно подняла руку и коснулась руки Упрямца. От счастья он поднял руки к небесам.

- Благодарю Тебя, Боже. Теперь я осознал, что Ты – Бог всех людей. Ты не лицеприятствуешь. И даже меня, эгоиста, Ты услышал и простил. И снова прошу Тебя о помощи. Дай мне силы и терпение донести Тишину до дома.

Упрямец осторожно взял девочку на руки и пошел по камням. Дорога была трудная, да и маленькая подруга, хотя и веточка, была совсем не легкая. Это был самый тяжелый момент в его жизни. Но сегодня впервые Упрямец почувствовал присутствие Бога. Он уже не был одинок. Продвигаясь вперед, он думал о Нем. Непрерывно, каждую секунду, он разговаривал с Богом, и это наполняло его надеждой и отвагой. Не в силах идти дальше, мальчик делал небольшие остановки и снова продолжал свой путь. Впервые в жизни Упрямец не думал о себе. Единственное, что его сейчас беспокоило, это была жизнь Тишины. Пот струился по его лбу. Ноги подкашивались, и он боялся, что вот-вот свалится с ног. Мальчик непрестанно просил помощи у Бога и продолжал двигаться вперед. Вскоре он увидел первые дома. Двое мужчин, работавших в поле, заметив Упрямца издалека, побежали ему навстречу.

- Благодарю Тебя, Боже мой, - прошептал он и сел на землю, - Ты знал, что у меня нет больше сил, и послал мне помощь. Теперь я понял, что без Тебя мы бессильны что-либо сделать.

Перепечатано из книги: Вингопулу М. Из Я-града в Ты-град. - К.: "Пролог", 2006. Перевод с новогреческого Т.В.Калуги


Оглавление сказки


Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]