Монахиня Евфимия Пащенко


Соловецкий моностырь

ГЛАВА 1. В которой мы знакомимся с мальчиком, у которого было сразу два имени, его бабушкой и его таинственным дедом-художником.

Жил на свете мальчик, у которого было не одно имя, а сразу два. Вы спросите – разве бывает такое? Значит, бывает. И ничего странного и чудесного в том, что он имел целых два имени, не было. Просто этого мальчика звали Эдуардом, по-домашнему, Эдиком. А, поскольку имя это не православное, при крещении священник дал ему другое, православное имя – Зосима. Вот так и вышло, что у одного мальчика оказалось сразу два имени.

Жил Эдик, он же Зосима, в Москве, вместе с папой и мамой. Вот как-то раз вздумалось его родителям съездить отдохнуть за границу, в теплые края, на остров Кипр – в море покупаться, позагорать, а заодно и всяких заморских диковинок насмотреться. А Эдика на семейном совете решено было отправить погостить к бабушке. Не на юг, на Север. В город с необычным, небесным названием – Архангельск.

Первые дни в Архангельске показались Эдику сплошным праздником. Не видал он в пыльной, многолюдной Москве такого раздолья. Бабушка жила в собственном деревянном домике, на самом берегу речки Соломбалки. А по соседству, у самой воды, стояли другие, такие же деревянные домики, и жили в них люди, добрые да приветливые. И текла их жизнь, словно речка Соломбалка, тихо, без шума и суеты. Наверное, благодаря таким людям и идет по свету молва, что северяне – самые добрые люди на свете.

Эдик (впрочем, бабушка его все больше Зосимой называла) быстро подружился с соседскими ребятами, а также с бабушкиным псом Налетом и кошкой Мухой. И в речке Соломбалке с друзьями вволю накупался, и на самодельном плоту накатался, и позагорал, и рыбешку половил, и малины в бабушкином палисаднике вдоволь наелся. Да на каком Кипре найдется столько удовольствий, как в Архангельске?!

А потом вдруг погода испортилась, и зарядили проливные дожди. Новые друзья Зосимы засели по домам – кто за телевизор, кто – за компьютерные игрушки. А Зосима заскучал. Потому что ни видеокассет, ни компьютера у бабушки не было. Зато было много книг. В том числе – и старых - престарых, с переплетами, оклеенными мраморной бумагой и кожаными корешками. Попробовал было Зосима их читать, да только прочесть почти ничего не смог – вроде бы и по-русски там напечатано было, да такие буквы попадались, которых он никогда прежде в глаза не видел… А еще в бабушкином доме было много картин. С деревянными церквями и крестьянскими избушками, с оленьими упряжками, несущимися по заснеженной тундре, в общем, с северными пейзажами, чаще всего – зимними. Все эти картины нарисовал дедушка Зосимы – известный художник. Когда дома, в Москве, мама водила Зосиму в музей, там он тоже видел две дедушкины картины. И очень обрадовался, что у него был такой знаменитый дедушка. Между прочим, при крещении Эдику дали имя Зосимы в честь этого самого деда-художника, которого как раз и звали Зосимой. Но не только именем походил Зосима на своего деда, но и талантом – любимым его занятием было рисование. Поэтому родители собирались по осени отдать его в художественную школу – вдруг он тоже станет знаменитым художником, как и его дед?

Деда своего Зосима помнил плохо, потому что тот умер, когда он был совсем маленьким. Помнил только, как дед сажал его к себе на колени и напевал ему что-то про «соловецкую свет-дороженьку», которая золотом посеяна, серебром вымощена, а по ней течет речка медвяная в сахарных берегах. А ведет та дороженька «во церковь соборную», где «почивают угодники Зосима, да Савватий, да Герман». Больше ни от кого никогда не слыхал Зосима такой чудесной песни, похожей на сказку. Умер дедушка, и вместе с ним куда-то навсегда ушла и сказка.

Была в бабушкином доме еще одна необычная картина, вернее, не картина, а икона. Бабушка говорила, что ее тоже когда-то нарисовал, или, как говорят об иконах, написал, дед Зосимы. Правда, висела она не на стене, а в углу, а перед нею покачивалась на цепочках красная стеклянная лампадка. На иконе были изображены два человека в монашеских одеждах, а за ними виднелся остров, а на нем - монастырь, похожий на чудесный город князя Гвидона из пушкинской сказки. Перед этой иконой бабушка Зосимы молилась каждый вечер, а, возможно, и каждое утро, когда внук еще спал.

И вот, в дождливый летний вечер, когда бабушка, как обычно, зажигала лампадку перед иконой, а Зосима уже лежал в кроватке, он спросил ее:

-Бабушка, а кто это нарисован на иконе?

-Это Соловецкие святые - преподобные Зосима и Савватий, - ответила бабушка. – Ты когда-нибудь слышал о них?

Увы, ее внучек Зосима, хоть и звался в крещении Зосимой, о преподобном Зосиме Соловецком не знал ничегошеньки. И тогда бабушка рассказала ему историю жизни, или, говоря по-церковному, житие святого, имя которого носили и дедушка Зосимы, и он сам. А вместе с житием своего святого узнал Зосима и об одной тайне, связанной с его дедом-художником, имевшей удивительное начало и таинственный конец. Но, чтобы разгадать эту тайну, не обойтись без знания жития преподобного Зосимы Соловецкого. Поэтому сейчас я, по примеру бабушки мальчика Зосимы, расскажу вам житие преподобного Зосимы, Соловецкого чудотворца. Правда, возможно, немного иначе, чем это сделала она. Постараюсь, чтобы рассказ мой получился интересным и занимательным. Однако, каким бы чудесным, напоминающим сказку, он вам не показался, знайте, что история преподобного Зосимы – вовсе не сказка, придуманная людьми, а рассказ о реальных событиях, происходивших давным-давно, причем не где-то, «в некотором царстве-государстве», а в краю том, в котором мы с вами живем.

ГЛАВА 2. В которой мы из ХХ1 века переносимся в ХУ век и знакомимся с монахом Зосимой и его другом Германом.

Более пятисот лет назад на берегу Онежского озера стояло село Толвуй. Жили в этом селе крестьянин Никифор со своей женой

Варварой, перебравшиеся в эти края из славного торгового города Новгорода. Был у Никифора и Варвары сын Зосима. Об его детстве и юности известно немного – слишком уж много времени прошло с тех пор. Известно главное - то, что родители Зосимы были глубоко верующими людьми. Свои веру и благочестие они передали и сыну. А еще они позаботились о том, чтобы Зосима научился грамоте и полюбил читать книги. Надо сказать, что в те времена люди любили читать совсем иные книги, нежели те, что сейчас – не детективы, не фантастику, не романы, а жития святых и их творения. Поэтому, как бы сказали сейчас, любимыми героями юного Зосимы были не храбрые и жестокие воины, не славные и богатые цари, а святые. Прежде всего, монахи, уходившие в леса и пустыни, чтобы служить Богу. И по примеру святых, чьи жития так любил читать Зосима, он тоже решил стать монахом.

Недалеко от села, где жил Зосима, стоял Палеостровский монастырь. Когда Зосима подрос, он принял монашеский постриг в этом монастыре. О первых годах монашеской жизни Зосимы известно немногое, потому что жизнь монаха, как правило, небогата на события. Известно, что, после принятия пострига он жил «в пустынном месте» возле своего родного села. Но такой образ жизни казался молодому монаху недостаточно строгим – ведь он жил в родных местах, недалеко от своих родителей, и родственники и друзья нередко посещали его. «Если я живу так, в чем же мое отвержение мира?» - спрашивал себя Зосима и не мог найти ответа. Печалило его и еще одно – все, что он знал о монашеской жизни, он почерпнул из книг, потому что с ним рядом не было человека, который бы научил его монашеской жизни. Поэтому Зосиме оставалось только просить Бога о том, чтобы Он помог ему найти духовного руководителя, который наставил бы его, прежде всего собственным примером.

И Бог услышал его молитвы. В тех краях появился монах по имени Герман, родом карел. Познакомившись с юным Зосимой, Герман рассказал ему о своем друге и сподвижнике, умершем около года тому назад. Этот человек тоже был монахом и звался Савватием. Он был нездешним и пришел на Север с Валаамского монастыря. А до этого он долгие годы прожил на Вологодчине, в Кирилло-Белозерском монастыре, откуда ушел в поисках пустынной жизни, пока, после долгих скитаний, не нашел того, что искал, на необитаемом Соловецком острове посреди Белого моря. Рассказал Герман Зосиме и о том, как вдвоем с Савватием они решили поселиться на Соловецком острове. Как два дня плыли они к нему по морю, на небольшом суденышке-карбасе. А еще поведал о чуде, очевидцами которого стали они с Савватием. Дело в том, что местные рыбаки надумали прогнать монахов с острова, и один из них поселился там со своей семьей. Но Сам Господь указал, кому – монахам или мирянам - должно быть хозяевами на Соловках. Жене рыбака явились два ангела в образе светлых юношей и велели покинуть остров, предназначенный Богом для того, чтобы на нем жили монахи. А для острастки побили рыбачку прутьями. После этого чуда семья рыбака спешно покинула Соловецкий остров, и ни один местный житель уже не пытался поселиться на нем.

Преподобные Савватий и Герман прожили на Соловецком острове несколько лет в трудах и молитвах. Но потом Герману пришлось отправиться на материк на необходимыми припасами и вещами. Он думал, что расстается с Савватием ненадолго, а оказалось – навсегда. Сначала непогода, а затем – тяжелая болезнь помешали ему вернуться на Соловки.

Тем временем преподобный Савватий, получив от Бога известие о своей скорой кончине, решил покинуть остров, чтобы перед смертью причаститься Святых Христовых Таин. Бог помог ему осуществить это желание, послав ему и карбас, и попутный ветер, и священника Нафанаила, оказавшегося в то время как раз в том месте на реке Выге, куда пристал карбас Савватия. Причастившись Святых Таин, преподобный Савватий отошел ко Господу. После его кончины маленькому монастырьку, основанному Савватием и Германом на Соловецком острове, грозило запустение. Ведь больше не находилось людей, которые бы захотели поселиться в нем. Потому что стоял тот монастырь на необитаемом острове, и жизнь в нем была крайне сурова и тяжела.

Однако встреча Зосимы с преподобным Германом была не случайной. И по воле Бога именно Зосиме суждено было стать преемником преподобного Савватия и возобновить монашескую жизнь на Соловецком острове. Выслушав рассказы Германа, Зосима попросил его стать его наставником в монашеской жизни и вместе с ним отправиться на Соловки. Герман согласился. И оба монаха принялись готовиться к дальнему пути на Соловецкий остров.

В это время Зосима утратил последнее, что еще могло бы удержать его в родных краях – своих родителей. Как раз в это время его отец тяжело заболел и вскоре умер. А мать, по совету Зосимы и по обычаю благочестивых людей того времени, ушла в монастырь. Дом и оставшееся после родителей имущество Зосима раздал беднякам. Теперь он окончательно порвал с миром и был готов навсегда покинуть родные края, чтобы отправиться на далекий Соловецкий остров.

ГЛАВА 3. Где повествуется о том, какие опасности и труды ждали преподобного Зосиму на Соловецком острове, а также о том, как возник Соловецкий монастырь.

Итак, преподобные Герман и Зосима вместе отправились на Соловецкий остров. По милости Господней, море было спокойным, а ветер – попутным. Высадившись на берег, монахи стали искать место, на котором, по изволению Божию, можно было бы устроить монастырь. Наконец, подходящее место было найдено. Оно находилось недалеко от моря и отличалось необычайной красотой. Вдобавок, рядом было озеро, а также залив, годившийся и для ловли рыбы, и для устройства пристани. На этом месте монахи устроили шалаш и совершили всенощную, моля Господа и Его Пречистую Матерь помочь им в их пустынном житии.

На другое утро, когда преподобный Зосима вышел из шалаша, он увидел, что местность вокруг озарена ярким светом. Но это был не солнечный, а какой-то необыкновенный, более яркий, свет. Зосима посмотрел на восток и увидел большую и прекрасную церковь, как бы парящую над землей. Никогда прежде не видел Зосима ничего подобного. Объятый изумлением, он бросился к преподобному Герману. По лицу своего молодого спутника тот догадался, что тот увидел что-то необыкновенное. А когда услышал рассказ Зосимы об его видении, раскрыл молодому монаху его смысл: «не ужасайся, мой возлюбленный. И поверь, что через тебя, я думаю, Господь хочет собрать здесь множество монахов». После чего напомнил ему о чуде с женой рыбака, а также о тех словах, которые тогда сказали ей Ангелы: «на острове этом иноки жить будут, и соберется здесь множество братии». «Ныне же, - завершил преподобный Герман свой рассказ о чуде, очевидцем которого был он сам, - сказанное Ангелами должно исполниться вскоре. И основателем монастыря на месте этом хочет Бог сделать тебя, Зосима».

Так Господь открыл преподобному Зосиме будущее Соловецкой обители. А также то, что, по Его воле, именно он, Зосима, должен создать здесь, на пустынном безлюдном острове, монастырь, населенный множеством иноков. Казалось бы, разве по силам такое одному человеку? Но то, что не под силу совершить человеку в одиночку, становится возможным, если ему помогает Бог. Ведь, как сказал давным-давно, два тысячелетия назад, святой апостол Павел: «если Бог за нас, кто против нас?»

Однако до того, как на Соловецком острове возник монастырь, преподобным Герману и Зосиме пришлось много потрудиться. Вдвоем, не покладая рук, они рубили и корчевали лес, строили кельи, возделывали землю под огород. Разумеется, их труды чередовались с молитвой и сопровождались ею. Потому что Зосима и Герман знали – только с Божией помощью они смогут построить на Соловках монастырь.

Однако прежде чем это произошло, им, прежде всего преподобному Зосиме, пришлось перенести многие испытания и опасности.

Однажды преподобный Герман решил отправиться на материк за съестными припасами и другими вещами, необходимыми для монастыря. К сожалению, он задержался, и из-за наступившей осенней непогоды не смог вернуться на Соловки. Преподобный Зосима остался зимовать на Соловецком острове в полном одиночестве. Вдобавок, у него почти не осталось съестных припасов. Таким образом, впереди его ожидала неминуемая смерть.

Если бы на месте преподобного Зосимы оказался современный человек, он, скорее всего, впал бы в отчаяние, принялся роптать на Бога и на того, «по чьей вине» он попал в беду. И такой человек непременно погиб бы, если не от голода, то от отчаяния и страха. Но люди того далекого времени в чем-то были мудрее нас. Преподобный Зосима знал, что спасти его сможет только Бог. Поэтому он стал молить Его о помощи. Каждый день, неотступно, он просил Бога не оставить его в беде. И верил, что, хотя по всем человеческим предположениям, ему не пережить эту зиму, Господь не даст ему погибнуть.

И Бог услышал его молитвы. Когда у преподобного Зосимы кончились съестные припасы, к нему неожиданно явились два незнакомца с тележкой, наполненной хлебом, мукой и маслом. Вручив все это Зосиме, они сказали ему: «возьми это, отче, и употребляй. А мы, если Господь повелит, позже придем к тебе». После чего исчезли. Тогда преподобный Зосима понял, что это были ангелы. Ведь в ту пору ни один человек не смог бы добраться до Соловецкого острова. Значит, надежда на Бога не обманула Зосиму. С благодарностью Богу принял Зосима Его дары. Благодаря запасу пищи, который принесли ангелы, он смог пережить зиму.

Но не только голод угрожал гибелью преподобному Зосиме. Нападали на него и демоны. Каких только устрашающих обличий не принимали они, чтобы испугать и погубить Зосиму. Но и тут молодой монах прибег к помощи Божией. С помощью молитвы и крестного знамения, которых бесы боятся, как огня, он прогонял их прочь. И «бессильная дерзость» демонов вынуждена была отступить перед силой крестного знамения, перед человеком, которому помогал Бог.

По весне на Соловки вернулся преподобный Герман. Причем не один, а с молодым рыбаком Марком, который остался там послушником, а позднее был пострижен в монахи с именем Макарий. Постепенно к ним присоединялись все новые и новые люди, желавшие поселиться в Соловецкой обители. Среди них был иеромонах по имени Феодосий. Теперь в монастыре появился свой священник. Тем временем строительство монастыря на Соловецком острове продолжалось. При этом в нем, помимо келий, была построена и деревянная церковь в честь Праздника Преображения Господня. Сейчас на этом месте стоит главный собор Соловецкого монастыря – Спасо-

Преображенский. По имени его, Спасо-Преображенской, зовется и Соловецкая обитель. Трудно сказать, почему первый и главный храм Соловецкой обители получил свое название в честь именно этого Праздника. Возможно, в память о том дивном Божественном свете, в котором преподобному Зосиме предстал в видении дивный храм, как бы парящий над землей? И в котором когда-то предстал перед изумленными учениками в Своей Божественной славе на горе Фавор Христос-Спаситель.

Вот так, с нескольких деревянных келий и маленькой церквушки, построенных двумя монахами-пустынножителями на необитаемом острове, и начался Соловецкий монастырь. Видя его сейчас, или глядя на его фотографии, невозможно поверить, что когда-то, более пяти веков тому назад, все начиналось именно так – с маленького деревянного храма и нескольких келий на морском берегу. Но нынешние красота, величие и слава Соловецкого монастыря – доказательство тому, что Бог всегда помогает тем, кто, подобно основателям

Соловецкой обители – Савватию, Герману и Зосиме, верит в Него, надеется на Него, и со смирением выполняет не свою, а Его волю.

Продолжение следует...
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Спасибо за статью.