Андрей Козырев

Он вышел в сад. Заря едва вставала.
Спал Город. Спали воины, цари.
Прозрачная листва чуть-чуть дрожала
В лучах зари, начавшейся зари.

В руке еще кровоточила язва.
Пронзенная ступня касалась трав.
Он был вчера распят – то правда разве?
Да. Он воскрес. Он прав. Смертельно прав.

Все кончено. Все начато. На камне
Он молча сел, взглянул за окоем…
«И горько, и светло припоминать мне
О пире в Кане, о кресте моем.

Я жив. Я жив – один. Как одиноко,
Как пусто и светло мне воскресать…
Туман дрожит. Пылит вдали дорога.
И ветер раны холодит опять.

Еще тысячелетья будет мчаться
Огромный шар среди чужих планет,
Ладонь – кровоточить, душа – прощаться,
Листва – дрожать, лететь над миром свет.

Все свершено. Отвален черный камень.
Но мне еще раз предстоит прийти –
Святыми пригвожденными руками
Вам указать последние пути.

Когда-то путь казался очень длинным…
Но все прошло. Есть только благодать.
Дрожит над миром, юным и старинным,
Последний час – прощаться и прощать.»

Рассвет… Пустыня мира внемлет Богу.
Роса мерцает на боках камней.
И Он один выходит на дорогу,
Которая всех выше и длинней.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]