Светлана Лаврентьева

И больше нет у меня желаний
в канун грядущего. Это Ты
все чаще руку мою сжимаешь
и говоришь мне: «Остынь, остынь».
Стою у зеркала, вижу тени,
не помню собственного лица.
Я знаю, Боже, я стала теми,
кто не пойдет со мной до конца.
Ты все исполнил, о чем просила:
я променяла назло иным
свободу слышать себя на силу
их всеобъемлющей тишины.
И в этом правда несовпадений
и осознание как итог.
Я растворилась, я стала теми,
кто говорил Тебе не о том.
Такая странная отрешенность,
такая честная боль внутри.
Еще недавно – мужья и жены,
а нынче – Господи, посмотри.
О том ли пели, того ли ждали,
гипнотизируя бег минут?
Мы стольких демонов побеждали,
а здесь проигрываем войну.
Предельный, предновогодний, правый
и предначертанный (Ты же знал)…
И текст – не текст. Опиат, отрава,
особый шифр, масонский знак.

Послушай, Боже, давай без фальши,
давай на совесть, пока жива.
Пусть с теми, кто поведет нас дальше,
я буду рядом не на словах.
Пусть все случится, когда захочешь,
рисуй пути мне – приму любой.
Но что бы ни было, Авва Отче,
оставь мне истину быть собой.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]