Это было, когда улыбался
Только мертвый, спокойствию рад.
И ненужным привеском качался
Возле тюрем своих Ленинград.
И когда, обезумев от муки,
Шли уже осужденных полки,
И короткую песню разлуки
Паровозные пели гудки,
Звезды смерти стояли над нами,
И безвинная корчилась Русь
Под кровавыми сапогами
И под шинами черных марусь.
А. Ахматова

10 февраля 2019 г. в день Новомучеников и Исповедников Российских прихожане Спасо-Парголовского храма совершили паломничество в Левашовскую пустошь.

Почтить память братьев и сестер невинно убиенных большевистской богоборческой властью в храм Всех святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших, в Левашово собралось множество людей. Божественную литургию возглавил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Варсонофий. Ему сослужили секретарь епархиального управления протоиерей Сергий Куксевич, благочинный Выборгского округа протоиерей Александр Будников, настоятель протоиерей Роман Ковальский с клиром, протоиерей Владимир Сорокин и другие священнослужители.

В этот день служба воспринимается особенно проникновенно. Красные пасхальные облачения, возвышенное пение хора, взволнованные лица прихожан.

В проповеди митрополит подчеркнул, что «девятьсот лет наша земля не знала такого притеснения православных христиан. Господь тогда просеял православных христиан: кто-то стоял мужественно за правду Божию, кто-то отрекался от нее, но множество людей, которых мы сегодня прославляем, остались верными Христу и смело защищали свои убеждения. Благодаря их подвигу Святая Православная Церковь возрождается в Русской земле. И этот недавно построенный храм стоит на месте, где погребены мученики, погибшие в застенках НКВД. На их крови мы возрождаем Церковь».

«Мы также отмечаем сегодня Неделю о мытаре Закхее и слушали евангельский рассказ об этих событиях, — продолжил Владыко. — На примере Закхея Господь показывает, как человек должен меняться. Закхей спасся, потому что имел желание, был активным в поисках Бога. Господь показывает, как к Нему идти. Надо ходить теми путями, которыми Христос ходит. Это пути Его заповедей. Исполняя заповеди, мы обязательно встретим Христа. А встретив, воскликнем, как Закхей: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». Под имением надо понимать грехи, которые нам дали бесы. Нищие — это и есть бесы, у них же нет благодати, они самые нищие существа. Надо все грехи отдать обратно бесам. Наше «имение» — это греховные привычки, страсти, все, что мы «накопили» за свою жизнь. Не надо «тащить» это в Царствие Небесное, там нет для этого места, оно никуда, кроме как в огонь вечный, не годится. Надо заранее от этого «имущества» избавиться. Вот чего Господь от нас ждет, когда приводит в пример Закхея».

Митрополит подарил храму икону праведного Иоанна Кронштадтского.

К Памятному кресту на Левашовской пустоши Владыко возложил цветы.

После трапезы у походной кухни паломники пошли на экскурсию по Левашовской пустоши, которую провела Галина Павловна Ломако. Она рассказала про репрессии, которые проходили в Ленинграде и Ленинградской области, об истории возникновения и функционирования Левашовского могильника.

История тайного могильника НКВД, расположенного неподалеку от посёлка Левашово, началась в 1937 году — в год 20-летнего юбилея Октябрьской революции и органов ВЧК-ОГПУ-НКВД.

2 июля 1937 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о проведении широкомасштабной «операции по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников». НКВД предписывали составление расстрельных списков «шпионов» на местах для последующего утверждения московской «двойкой» — Комиссией НКВД и Прокуратуры СССР.

Арестовывали по анкетным данным: за политическое прошлое, за социальное происхождение, по национальному признаку… Арестовывали по доносам. Арестовывали на основании подложных протоколов допросов. Изуверские пытки стали нормой следствия. Все планы на аресты и приговоры к декабрю 1937 года были выполнены и перевыполнены. В области прошли показательные процессы над «врагами народа». В 1938 году террор продолжился с новой силой.

Обречённых на расстрел привозили в Ленинград, где приговоры приводили в исполнение сотрудники комендатуры УНКВД ЛО. Однако расстреливали и в других городах области (Новгороде, Боровичах, Пскове, Лодейном Поле, Белозерске), и в лагерях.

Видимо, еще до начала массовых операций было понятно, что для погребения небывалого количества казнённых потребуется новый могильник под Ленинградом. Для этой цели Управлением НКВД летом 1937 года стал использоваться обнесённый глухим забором и строго охранявшийся мелколесный участок Парголовской дачи Парголовского лесхоза близ поселка Левашово. В феврале 1938 года участок был окончательно передан Управлению НКВД.

Предположительно, тела казнённых возили в Левашово на автомашинах с августа 1937 по 1954 год. По официальным данным, в эти годы в Ленинграде расстрелян 46 771 человек, из них 40 485 — по политическим обвинениям. Одними из последних были жертвы «Ленинградского дела».

Археологи констатировали: в Левашовской пустоши где ни копни – везде кости.

Один местный житель, который в страшный 1937 год был мальчишкой, рассказывал, что им, ребятам, было интересно, что прячут за забором. Они подобрались незамеченными и вытолкнули из доски забора сучок. В получившийся глазок мальчики увидели замученную, взлохмаченную землю, которая шевелилась и стонала. Людей закапывали и живьем…

В 1989 году левашовский полигон был рассекречен, ему придали статус мемориального комплекса памяти репрессированных. Левашовская пустошь стала настоящим народным мемориалом, символическим местом памяти о соотечественниках, сгинувших бесследно в годы репрессий. Родные погибших прикрепляли на деревьях ленточки с надписями, фотографии. Появились и наземные «могилки» — металлические таблички с портретами, плиты, положенные на землю, кресты, другие памятные знаки. Были установлены Белорусско-Литовский, Русский, Польский, Ингерманландский финский, Еврейский, Немецкий, Псковский, Норвежский, Вологодский, Эстонский, Ассирийский, Украинский, Латышский, Литовский, Итальянский памятные знаки. На разных языках идут заупокойные службы по погибшим в дни поминовений.

Идя по тропинкам пустоши сердцем чувствуешь постоянное присутствие людского горя и слез. Колокол роняет тяжелые, как слезы, погребальные звуки.

Всюду памятники; символические могилы, так как хоронили всех в общих ямах; на деревьях прибитые фотографии и таблички.

На Левашовском кладбище лежат мученики и святые, жертвы и палачи. Страшный террор не щадил никого — ни женщин, ни мужчин, ни подростков, ни детей. Ни священников, ни монахинь…

Галина Павловна подводит нас к памятным крестам, рассказывает, что по архивным данным, девять человек, причисленных к лику святых, могли быть захоронены в Левашово. Это преподобномученик Арсений (Дмитриев), игумен Тихвинский, cвященномученики протоиереи Карп Эльб, Емелиан Панасевич, Иоанн Сарв, Александр Саульский, Николай Кулигин, иереи Василий Канделябров, Николай Дворецкий, преподобномученица игумения Иоанникия (Кожевникова).

Мы подходим к символической могиле протоиерея Петра Ревенко.

Протоиерей Петр Ревенко, священник Псковской епархии, был арестован 28 октября 1937 года. Его отпустили домой с тем, чтобы он явился через два дня и принес заявление об отречении от Бога. Ему дали шанс спастись.

У отца Петра была любимая матушка и восемь детей. Он вернулся к следователю через два, проведенных с семьей, дня, в которые успел проститься с ними.

И засвидетельствовал своей мученической кончиной, что Бог есть!

Памятный крест на символической могиле протоиерея Феодора Окунева. Он был настоятелем и духовником Леушинского монастыря в его последние годы перед закрытием. Предчувствуя арест, он передал алтарные святыни Леушинского монастыря своей ближайшей духовной дочери и сказал при этом: «Я остался последний, прошу вас сохранить эти святыни и вернуть в родной храм, когда его откроют…». Святыни вернулись на Леушинское подворье 9 октября 2000 г. ко дню св. Иоанна Богослова. Протоиерея Феодора расстреляли 15 января 1938 г. День его кончины совпал с памятью игумении Таисии Леушинской, которой он доводился племянником (мужем её племянницы Надежды).

Экскурсовод рассказывает о последней игуменье Горицкого Воскресенского женского монастыря Зосиме (Рыбаковой), которая была расстреляна в 1937 году. Её участь разделили 96 клириков и сестёр Горицкого монастыря — все они погребены здесь. Приняли мученическую кончину и 70 престарелых монахинь, которые оставались жить возле монастыря, — их погрузили на баржу, вывели её в Белое озеро и потопили. Вечная им память!


Крест в память о расстрелянных сёстрах Горицкого монастыря

На прощание мы идем к Поклонному кресту и поем величание Новомученикам и исповедникам Российским.

Из Левашово мы едем в храм свт. Иосафа Белгородского в Парголово.

Храм был построен в 1912 году крестьянином Константин Тимофеевич Рыжов и освящен в честь святителя Иоасафа Белгородского священномучеником епископом Гдовским (будущим Петроградским митрополитом) Вениамином (Казанским).

Завершение строительства и начало богослужений в храме святителя Иоасафа Белгородского было связано со свидетельством прозорливости блаженного инока Владимира (Алексеева), насельника Важеозерской Никифоровской пустыни. Когда на завершение строительства храма не хватило денег инок Владимир прислал серебряный рубль как благословение «на удачу» и добавил, что храм будет открыт к празднику Святой Пасхи, и освятят его во имя святителя Иоасафа Белгородского. Так и случилось. Однако через три – четыре недели храм был закрыт. Узнав об этом, инок Владимир спросил: «Куда девался серебряный рубль? Ведь он был дан на удачу». Он велел отыскать ее и положить в свечной ящик: «Тогда храм будет вновь открыт», – прибавил он. Когда монету нашли и опустили в свечной ящик, храм был вновь открыт для богослужения.

В этом храме до революции служил иеромонах Онуфрий (Гагалюк), впоследствии архиепископ Курский, священномученик, принявший мученическую смерть от безбожников в 1938 году.

16 лет с 1917 по 1933 годы настоятелем храма был отец Борис Николаевский, также испивший в полной мере горькую чашу гонений и страданий: в 1933 году батюшка был арестован и сослан в ссылку на долгие 13 лет. По свидетельству духовной дочери о. Бориса, батюшка говорил: «…Только 13 лет ссылки меня окончательно смирили».

Последний настоятель церкви архимандрит Антоний (Коробейников) был расстрелян 12 марта 1938 года в Ленинграде и похоронен на Левашовской пустоши.

В храме богослужения были прекращены в январе 1938 года, а 24 июня 1941 года Парголовским поселковым советом было принято решение «о ликвидации Свято-Иоасафовской церкви и использовании здания храма под клуб». Поразительно, что даже начало войны не вразумило атеистов-богоборцев. После войны на церковной земле был построен завод. Храм разрушили, а на сохранившемся фундаменте было построено новое производственное здание, которое сейчас находится в запущенном состоянии.

На месте дома, в котором жила семья о. Бориса, сейчас построен новый храм во имя свт. Иоасафа Белгородского по образцу часовни на Волкострове (Карелия). В 1991 году в Казанском соборе Санкт-Петербурга состоялось обретение мощей святителя Иосафа Белгородского, которые считались утраченными в советское время, а 19 мая 1994 года состоялось освящение закладного камня и 7 августа 1999 года в новом храме была отслужена первая Божественная Литургия.

Служащий храма Михаил подробно рассказал нам о святынях храма.

Об иконе свт. Иоасафа с частицей его мощей, об иконе святителя Николая Чудотворца, единственной из прежней, разрушенной церкви, чудом спасенной прихожанином Свято-Иоасафовской церкви Николаем Павловичем Смекаловым. Мы поклонились образу Песчанской Божией Матери, которая написана на цементно-песчаной основе петербургским иконописцем Георгием Пименовым.

Мы помолились святителю Иосафу, полюбовались храмом, который как корабль вырисовывался на пасмурном февральском небе и поехали в Юкки в храм Рождества Иоанна Предтечи.

Появился он относительно недавно, но уже успел стать любимым храмом для многих верующих. В 1998 году жителю поселка Юкки было явление Пресвятой Богородицы. Он увидел, как из яркого сияния возникла фигура женщины в красно-синих одеждах и начала своё шествие по небесам. От рук и от лика её исходило сияние. Облака выстроились в круг, и она шла по их кромке и очень быстро приблизилась. Руки ее были устремлены к небу, а потом она стала опускать их вниз, и из рук её упала тонкая ткань, как паутина. Искрясь и переливаясь, она упала на землю, и снизу возникло свечение. И в этот момент стал появляться контур храма, который заиграл золотом.

Храм возводить начали в 2007 году и 19 апреля 2011 года в храме была совершена первая Божественная литургия. Сейчас настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи в Юкках – протоиерей Григорий Игоревич Григорьев, доктор богословия, доктор медицинских наук, заслуженный врач РФ. Многие знают его по авторским передачам «Точка опоры» и «Ветер радости» на православном телеканале «Союз». Наш радостно приветствовали служащие храма, так как Григорий Игоревич Григорьев и многие прихожане храма в Юкках были духовными чадами настоятеля Спасо-Парголовского храма отца Василия Лесняка.

Последнее мест нашего паломничества – храм преподобного Серафима Саровского Чудотворца в поселке Песочный.

Построен он был в 1904 году через год после прославления преп. Серафима Саровского Обществом распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви. Председателем Общества был протоиерей Философ Орнатский, ныне прославленный в лике священномучеников. В церкви неоднократно служил св. прв. Иоанн Кронштадтский. Много сделали для церкви братья Орнатские — священномученик Философ и протоиерей Иоанн, последний с 1923 по 1928 годы был настоятелем церкви.

Последний настоятель — протоиерей Николай Меринов был арестован 6 августа и расстрелян 24 сентября 1937 года на Левашовской пустоши в возрасте 44 лет.

После 1937 года церковь была закрыта. В период с 1937 по 1991 годы храм использовался как склад, клуб, пункт проката. Были снесены купола и колокольня. Утварь и иконы разграблены, внутреннее убранство уничтожено. Возрождение началось в начале 1990-х годов. В 1991 году — в год второго обретения святых мощей прп. Серафима Саровского — церковь стали постепенно возвращать верующим. С октября 1993 года по настоящее время настоятелем храма служит протоиерей Игорь Филин.

По благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского при церкви действует братство и сестричество «Обитель Веры и Милосердия». Сестры милосердия осуществляют диаконическое служение в храме, трудятся в онкологических больницах в пос. Песочный, на подсобном хозяйстве.

Нам рассказали о святынях храма – иконе преподобного Серафима Саровского, найденной при восстановлении храма в обшивке храмовой двери (икона была распилена на две части и закрашена краской); почитаемой иконе праведной Анны и иконе Божией Матери «Сладкое лобзание» (Гликофилуса), написанных на Афоне, афонской иконе прп.Арсения Каппадокийского с предстоящим старцем Паисием.

Наше паломничество подходит к концу.

Хочется завершить статью словами из проповеди архимандрита Иоанна Крестьянкина.

«Русские новомученики – это те, ожидаемые Вселенской Церковью жертвы, кои дополнили число убиенных за Слово Божие. И кто знает, сколько еще продлится то «малое» апокалиптическое время, в кое дозревает земная Церковь до Суда Божия, который отмстит живущим на земле за кровь праведников?

А мы, взирая на сияние славы сих Российских мучеников с надеждой на возрождение нашей Церкви, нашей Родины – многострадальной России, – из глубины своих верующих сердец взываем ныне: «Святии новомученики и исповедники Российстии, молите Бога о нас!»

Автор: Виктория Сенчугова
В статья использованы фотографии с сайта Санкт-Петербургской митрополии и фотографии паломников.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]