Виктория Сенчугова

Вот бы мне на покаянье
Утренней румяной ранью
Съездить в белый монастырь.
Как бы все преобразилось!
Сразу в сердце обновилось…
/Священник Андрей Логвинов/

25-26 мая 2019 года прихожане Спасо-Парголовского храма под духовным руководством протоиерея Кирилла Борисова совершили паломническую поездку к монастырям Псковской земли.

Ранним весенним утром мы отправились в неблизкий путь. Любуясь весенней ярко-зеленой листвой, пышными шапками сирени, цветущими опушками мы ехали в Творожковский Свято-Троицкий монастырь. Когда читаешь, что монастырь был основан в глухих псковских лесах, это одно, но когда долго едешь по грунтовой дороге в лесу, то воспринимаешь прочитанное совсем по-другому.

Наконец показался белоснежный красавец – Троицкий собор и нас гостеприимно встретили монахини.


Троицкий храм

После обильной трапезы мы поехали к святому источнику пророка Илии с чудесной прохладной серебряной водой и затем нас провели с экскурсией по монастырю.


У источника пророка Божия Илии

История монастыря удивительна. Он был построен благодаря верной супружеской любви.

Монастырь был основан в 1862 году петербуржской дворянкой Александрой Филипповной фон Розе (в девичестве Шмаковой). После окончания Смольного института благородных девиц Александра вышла замуж за богатого дворянина Карла Андреевича фон Розе, немца, лютеранина по вероисповеданию.

Молодые супруги жили в столице – Петербурге – культурном и политическом центре России. Блестящая жизнь в свете была их уделом, и, казалось, ничто не могло омрачить их безоблачного счастья. Но оставалось одно обстоятельство, которое не давало покоя – у Карла и Александры не было детей.

Только спустя двадцать три года совместной жизни у них родилась дочь Мария, но девочка умерла в год и одиннадцать дней. Горе родителей было безутешным. В память о Машеньке Александра Филипповна начала заниматься благотворительностью. Светская жизнь ей стала неинтересна и скучна, все ее мысли и чаяния устремились к Богу и к исполнению заповеди о любви к ближним. Карл Андреевич хоть и радовался, что супруга утешилась, но не разделял ее сугубой религиозности. Сам Карл Андреевич, несмотря на все ее усилия обратить его в Православие, так и оставался протестантом. Александра Филипповна стала дома проводить строгую жизнь, молилась, постилась, любовью и кротостью отвечала не только на упреки мужа, но и на насмешки прислуги.

Молитвы и подвиги ее, а главное, любовь и кротость были щедро вознаграждены. Карл Андреевич наконец принял Православие с именем святителя Николая Чудотворца, которого всегда глубоко почитал. Причем сделал он этот шаг не просто, чтобы порадовать жену, а обратился к Господу всем сердцем и всей душой.

Это именно он, Николай Андреевич, сказал как-то своей супруге:

– Давай условимся, что если ты раньше умрешь, то я построю мужской монастырь, то есть умру для мира, а если мне суждено умереть раньше тебя, то ты построишь женский. Таким образом, мы всегда будем вместе и никогда не расстанемся. Конечно, это предложение мужа нашло самый горячий отклик в душе Александры Филипповны. Так сложилось, что Николай Андреевич почил первым. Незадолго до смерти он приобрел имение Творожково в Псковской глуши, и главной целью этого приобретения было приготовить место для монастыря.

Больших трудов и огромных жертв стоило Александре Филипповне созидание обители. Но она выполнила то, о чем они договорились с мужем. И вырос Творожковский монастырь, являя миру, что та любовь, которая в Боге и с Богом, сильнее смерти.

К 1913 году, более чем через тридцать лет после кончины основательницы монахини Ангелины, таково было имя Александры Филипповны в постриге, в Творожковском монастыре жили уже сто десять насельниц, в монастырском приюте – тридцать сирот; сестры вели хозяйство – возделывали поля и огороды, держали коров, полностью обеспечивая себя всем необходимым.

После трагических событий 1917 года Творожковский монастырь постигла участь большинства русских монастырей и храмов – он был опустошен и разрушался в течение долгих десятилетий.

В начале 1990-х, когда обитель лежала в руинах, в Творожково приехали несколько монахинь и начали возрождать здесь монашескую жизнь. Казалось бы, никаких надежд на возрождение обители в такой безлюдной глуши и быть не могло, но обитель возродилась. Сегодня в монастыре уже почти ничего не напоминает о тех страшных днях.

Снова на солнце сверкают купола Троицкого собора. В прежнем виде внутреннее убранство храма еще не восстановлено, но уже есть удивительной красоты керамический иконостас. В обители находится множество святынь: частица древа Животворящего Креста Господня, частица мощей святых благоверных князя Петра и княгини Февронии, святого великомученика Георгия Победоносца, святителя Николая Чудотворца, святители Спиридона Тримифунтского, священномученика Дионисия Ареопагита, виленских мучеников.


Керамический иконостас Троицкого храма

Одной из самых почитаемых в обители является икона Божией Матери «Всех скорбящих Радость» (с грошиками). До революции икона хранилась у одного священника, который почувствовав приближение грозных революционных времен, с этой иконой побывал у многих святынь, где молился о спасении России. Чудом икона сохранилась в советские времена и дети священника передали икону владыке Евсевию, а он подарил ее возрожденной обители, где она обновилась. Мы прошли на могилу первой настоятельницы – игуменьи Ангелины. Поминая ее в своих молитвах, паломники обращаются к ней с просьбами об устроении супружеской жизни, о мире и согласии в семье.

Мы побывали на старом монастырском кладбище, на нем сохранились могилы блаженного Терентия Ивановича, блаженной Оленьки. Блаженный Терентий Иванович обладал даром провидения. Он предсказал постройку монастыря и даже обозначил колышками место, где будет построен главный храм, а блаженная Оленька предсказала монахиням революционные годы и закрытие обители.


Могила первой настоятельницы – игуменьи Ангелины

Далее наш путь лежал в Спасо-Елеазаровский монастырь, основанный прп. Евфросином (Елеазаром), Псковским чудотворцем.

Именно сюда, в пустынный, среди глухих лесов расположенный монастырь, как эстафета преемственности от Византии к России была принесена Цареградская икона Божией Матери – дар Константинопольского Патриарха Геннадия II. Здесь спустя столетие старец Филофей сформулировал идею вселенской ответственности России за православие, за человечество: «Два Рима в ересях падоша, третий Рим стоит – Москва, а четвертому не быти».

Монастырь изначально отмечен особенными чертами – высоким аскетизмом монашеской жизни и миссионерской направленностью.

Преподобный Евфросин (Елеазар) желал уединения в пустынном месте, но к нему стеклась братия, которая просила его основать монастырь. Был преподобный Евфросин молитвенником, настоящим старцем. Подобно преподобному Сергию Радонежскому, он стал учителем многих подвижников, которые, выйдя из его обители, по благословению старца, основали на Псковщине десять монастырей и были прославлены в сонме святых, - Савва Крыпецкий, Досифей Верхнеостровский, Иларион Гдовский, Онуфрий Мальский и другие. По смирению своему преподобный Евфросин, основав обитель, не стал ее настоятелем и даже не получил священнического сана, первым Елеазаровским игуменом был Игнатий, тоже прославленный в лике святых. В этом монастыре в начале 20 века подвизался преп. Гавриил (Зырянов), духовник преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны.

После революции Спасо-Елиазаровский монастырь собора был разрушен и начал восстанавливаться в 90-е годы. Владыка Евсевий благословил возглавить восстановление Елеазаровского монастыря матушку Елизавету (Беляеву), воспитанницу старцев Троице-Сергиевой лавры и последних стариц дореволюционной Дивеевской обители. Благословение владыки подтвердил старец Николай (Гурьянов), ему было открыто, что она сможет возродить Спасо-Елеазаровский монастырь. Он до самой своей кончины помогал сначала послушнице, затем монахине, а потом и игуменье Елизавете молитвой и утешением. И свершилось чудо. Монастырь был восстановлен. Профессиональные строители, увидев в каком состоянии находились монастырские руины, утверждали, что обитель можно восстановить лет за 20 – 30 при бесперебойном и достаточном финансировании. Матушка Елизавета управилась за 7 лет. Но титанический труд, бессонные ночи, постоянные разъезды и невероятное нервное напряжение подорвали ее здоровье и 4 июня 2010 года в возрасте 54 лет игуменья Елизавета отошла ко Господу. Вечная память!

Сейчас, даже трудно представить, что монастырь был разрушен – перед нашими глазами гармоничный белоснежный архитектурный ансамбль, ухоженная территория с живописным прудом и цветущими сиренью, тюльпанами, маками, ирисами, в воздухе разлиты мир и тишина.








В часовне на могиле игуменьи Елизаветы (Беляевой)

Располагаемся на ночлег в прекрасной монастырской гостинице. К нашей радости в гостинице устроен домовый храм, в котором мы смогли исповедоваться отцу Кириллу, прочитать последование к причастию и помолиться перед сном. Желающие еще успели сходить к святому источнику и окунуться в его прохладные воды.

На следующий день мы помолились на Литургии в соборе Трех Святителей с митрополитом Евсевием, прошли пасхальным крестным ходом вокруг храма.



На экскурсии по монастырю нам рассказали о древней иконе Спаса Елеазаровского. Эта удивительная икона Спаса Вседержителя, написанная в середине XIV века – один из древнейших памятников псковской иконописи. Она была обретена в 1352 году, а после закрытия монастыря, построенного на месте чудесного явления этой иконы, святыню перенесли в Елеазарово. Чудотворная икона Всемилостивого Спаса много раз спасала псковичей от мора, массовых пожаров, разбойничьих отрядов. Благодаря матушке Елизавете икона вернулась из музея в свою родную обитель.

Мы помолились у Цареградской иконы Божией Матери, которая хранилась у старца Николая Гурьянова в годы советской власти и была отдана им на благословение возрождающемуся монастырю.

Путь к Рождества Богородицы Снетогорскому женскому монастырю был недолгим, 40 минут и мы уже у ворот монастыря.

Там над обрывом в майский день сирень благоухает,
Внизу, теченью вопреки снеток в волнах играет;
Могучий камень обнажён подставил стенам плечи,
А в древних храмах день и ночь горят, мерцая, свечи.
/Савинов Владимир/

Рождества Богородицы Снетогорский монастырь – один из древнейших на Псковской земле. Он был основан преподобномучеником Иоасафом и святым благоверным князем Довмонтом-Тимофеем, которого горячо любили псковичи, с которыми он 33 года прожил в мире и согласии, управляя Псковом. В летописях Снетогорский монастырь впервые упоминается под 1299 годом, когда на Псков внезапно напали ливонские рыцари. В это страшное время обитель была полностью разорена, а ее игумен отец Иоасаф, священник Константин и семнадцать иноков были сожжены в храме. Когда князь Довмонт узнал об этом, он сразу вышел с дружиной навстречу врагам и прогнал нечестивцев за пределы Русской земли. Битвы за Снетогорский и Мирожский монастыри оказались последними в его жизни. В этом же году Довмонт умер от чумы. Его жена ушла в монастырь. А все личные сбережения семья отдала, чтобы на Снятной горе, где мученической смертью за веру погибли монахи и миряне, был построен каменный храм.

Монахиня Елена с удивительной любовью и теплотой рассказала о богатой событиями древней истории монастыря. О соборе Рождества Пресвятой Богородицы, который был построен в 1312 году из того же камня, что и сама Снятная гора, – известняковой плиты. Уже в следующем году его расписали прекрасными фресками, которые дошли до наших дней. Ныне это единственный сохранившийся памятник древнерусской монументальной живописи первой половины XIV века!

Спустя два столетия в монастыре появилось еще два храма – во имя святителя Николая с трапезной и церковь-колокольня в честь Вознесения Господня, так называемый Снетогорский столп. До сих пор сохранились нижние ярусы колокольни, которые спускаются глубоко под землю. Спелеологи, исследовавшие ходы в нижних ярусах, смогли пройти по подземным туннелям далеко за пределы монастыря.


Руины колокольни, знаменитого «Снетогорского столпа»,
достигавшего в высоту 86 м

Монастырь был духовным и монашеским центром Пскова. В нем начинал свой монашеский путь преподобный Евфросин (Елеазар) Псковский, основатель Спасо-Елеазаровской обители.

В советское время в бывших монастырских зданиях разместился дом отдыха, а позднее детский санаторий. Во времена Второй мировой на территории обители был расположен штаб немецкой армии группы «Север», отсюда осуществлялось руководство блокадой Ленинграда. В 1993 г. монастырь возвращен Православной Церкви. Сегодня в Снетогорском монастыре проживает около ста человек. О том же, какая разруха и запустение царили здесь, сегодня напоминают, пожалуй, только руины колокольни.

В храме Рождества Богородицы мы смогли увидеть потрясающие старинные фрески XIV века, которые были написаны псковскими мастерами и которые стали точкой отчета псковской художественной традиции.



Стремясь раскрыть перед зрителем всю бездну человеческих переживаний, иконописцы искали наиболее захватывающее решение росписи. Все композиции росписи необыкновенно оживлены. Люди, двигаются, порой стремительно и порывисто, жестикулируют, они полны разными чувствами, по-разному их выражают и сами совершенно различны. К сожалению, много из росписей утрачено, к фрескам нужно хорошо присмотреться, попытаться понять замысел иконописцев, чтобы почувствовать всю их красоту и своеобразие.

Отец Кирилл отслужил молебен в древнем храме, в котором более 700 лет возносились молитвы за нашу землю.

Прощальная трапеза в гостеприимной Снетогорской обители, и мы трогаемся в обратный путь.

Нам жаль расставаться с Псковскими обителями. Будем надеяться, что это не последняя наша поездка к святыням Псковской земли...

Все святые в земле Псковской просиявшие, молите Бога о нас!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]