Виктория Сенчугова

10-11 марта 2018 года паломники нашего храма во главе с о. Сергием Зориным посетили монастыри Подмосковья.

«Сама жизнь человеческая есть не что иное, как паломничество в Горний Иерусалим, и на этом пути встреча со святыней – великое духовное утешение» /Архимандрит Феофилакт, наместник Воскресенского Ново-Иерусалимского ставропигиального мужского монастыря/.

Вечером 9 марта наша большая и дружная паломническая семья собралась на Московском вокзале для поездки в дальние московские обители. Недолгое ожидание и мы уже в поезде, ночь пролетела незаметно, ранним утром нас встречает на вокзале организатор поездки Ирина Николаевна и гид.

Мы садимся в автобус и отправляемся к преп. Сергию Радонежскому, по Троицкой дороге, которой всегда паломники ходили на богомолье к Троице. Мы проезжаем места, где располагались путевые дворцы русских царей, когда они шли к преподобному, вдоль этого пути исстари строили храмы, ставшие светлыми вехами для богомольцев.

И вот мы уже у ворот Черниговского-Гефсиманского скита Троице-Сергиевой лавры. Глядя на величественные стены, прекрасный собор и высокую колокольню никак не подумаешь, что в 19 веке, это было место уединенных подвигов и молитв лаврских иноков, которые подвизались здесь в вырытых холодных и тесных пещерах. Здесь ночью и днем звучала Давидова псалтырь. Потом скит вырос, был построен пещерный храм Архистратига Михаила и церковь в честь Черниговско-Гефсиманской иконы для чудотворного образа Богоматери, от которого истекало множество исцелений. В этом скиту подвизался известный на всю Россию старец Варнава Гефсиманский, духовный отец будущего светильника русской церкви преп. Серафима Вырицкого. Богом преподобному Варнаве был дан дар исцеления и духовного видения. За мудрым наставлением, духовным советом и излечением душевных и телесных немощей к нему приезжали со всех уголков страны. От полусотни до тысячи человек ежедневно принимал мудрый старец – каждого встречал с любовь, никому не отказывал в помощи и утешении. Царь Николай II посещал его со всей семьей в начале 1905 года. Предсказания отца Варнавы сбывались с абсолютной точностью, касалось ли это одного человека или целого государства. «Преследования против веры будут постоянно увеличиваться. Неслыханное доныне горе и мрак охватят все и вся, и храмы будут закрыты. Но когда уже невмоготу станет терпеть, то тогда наступит освобождение. И настанет время расцвета, храмы опять начнут воздвигаться. Перед концом будет расцвет», – такими словами предсказал прозорливый старец обрушившиеся на христиан гонения после революции 1917 и последующее возрождение спустя длительный период лихолетья.

Начиналась субботняя поминальная служба, мы поклонились чудотворной иконе Богоматери, мощам преп. Варнавы и поспешили в Троице-Сергиеву лавру.

Все здесь стоит незыблемо и основательно, явственно ощущаешь иной мир и иное измерение времени.

Мы прошли в знаменитый Троицкий собор на молебен преп. Сергию Радонежскому, поклонились мощам игумена всея Руси и основателя обители. Сколько же за прошедшие 600 лет прошло перед гробницей Преподобного людей и поколений. Собор, который расписывал св. Андрей Рублев и для которого он написал гениальную «Троицу», был погружен в полумрак, над ракой преподобного мерцали лампады и слышались чистые женские голоса, поющие акафист. Через храмовые врата, хранящие след от вражеского ядра времен польской интервенции, мы прошли к мощам преп. Никона и в Серапионову палату, где хранятся множество мощей и святынь (более пятисот): десница первомученика святого Стефана, частица мощей апостола Андрея Первозванного, мощи митрополита Московского и всея Руси Иоасафа, мощи игумена Троице-Сергиевой Лавры архиепископа Новгородского Серапиона, архиепископа Дионисия, архимандрита Радонежского, ученика Патриарха Ермогена, глава святителя Исаии Ростовского, крест с частицей Крови Господней, кость св. великомученика и целителя Пантелеимона, мощи святителя Николая, Марии-Магдалины, частица ризы Богородицы, крест-мощевик преподобного Сергия… На месте Серапионовой палаты когда-то была келья Сергия Радонежского, к которому здесь, по преданию, воочию являлась Богородица.

Затем наша группа проследовала на литургию в Успенский собор, заложенный в 1559 г. царем Иоанном Грозным.

В его крипте покоятся Святейшие Патриархи, митрополиты и архиепископы Московские. Огромный храм был заполнен молящимися, поклонившись мощам святителя Иннокентия Московского, гробу преп. Сергия и подав записки на субботнюю панихиду, мы пошли на экскурсию по Лавре.

Молоденький семинарист с искренним чувством рассказал нам историю обители, провел нас по ее изумительным храмам. Великолепный трапезный храм в стиле московского барокко, где раньше проходили праздничные трапезы и приемы, поражает своими размерами, красочностью росписей и торжественностью. В нем устроена «железная кровля» с уникальной системой стропил, сделанная «искуснейшим механическим способом», что считалось инженерным чудом. В середине XX в. здесь проходили заседания Поместных и Архиерейских соборов Русской Православной Церкви. Стройная красавица пятиярусная колокольня, высотой 88 метров. Изящная надкладезная часовня в стиле барокко над чудотворным источником. Множество небольших и очень уютных церквей, все вместе создают неповторимый облик обители. Немного ошеломленные от бесчисленного множества китайских туристов, которые буквально наводняют обитель, мы проходим на трапезу в академическую столовую. Вкуснейший постный обед и сытые довольные паломники отправляются в Хотьково, поклониться преп. Кириллу и Марии, родителям преп. Сергия.

Покровский монастырь в Хотьково, где на склоне лет подвизались родители преподобного, был издавна почитаем, паломники, шедшие на богомолье в Лавру, всегда заходили помолиться к его родным, надеясь на их помощь и молитвенное предстательство пред Господом.

Мы приложились к раке с мошами, помолились у иконы Божией Матери «Млекопитательница» и поехали в Савино-Сторожевский монастырь, к преподобному Савве, ученику и сомолитвеннику преп. Сергия.

Обитель св. Саввы запомнилась нам своим величественным и строгим видом. Старинный храм Рождества Богородицы, построенный на средства Юрия Звенигородского, сына Дмитрия Донского, крестника преп. Сергия и духовного чада преп. Саввы, встретил нас таинственным полумраком и дивными монастырскими песнопениями. Всенощная прошла на одном дыхании, мы поклонились мощам преп. Саввы и пошли на ночлег в прекрасную монастырскую гостиницу.

Рано утром по крепкому морозцу мы поспешили в Троицкий собор на раннюю литургию, которую возглавил наместник Троице-Сергиевой Лавры, епископ Феогност. Монастырская служба была возвышенна и проста одновременно. Строго и благоговейно пел прекрасный мужской хор. В своей проповеди епископ Феогност сказал, что в Крестопоклонную неделю он хотел напомнить нам всем о личном кресте, который есть долг каждого перед Богом, семьей, Отечеством. Если мы забываем о своем долге, то мы отказываемся от несения креста в угоду своим страстям, немощам, прихотям. Только исполняя свой долг, мы сможем понести иго Христово, быть достойными проводниками воли Божией.

После службы мы отправились к источнику преп. Саввы. По холмистой дороге мы довольно быстро дошли до купели над источником преподобного Саввы. Удивительные зимние пейзажи, прекрасно оборудованная раздельная купальня. Желающие погрузились в воды источника и набрали святой воды.

В 11 часов нас ждала гид паломнической службы монастыря, которая познакомила нас с историей обители, ее церквями и палатами. Обитель была любимым местом молитвы многих русских царей. Сюда приезжали Иван IV Грозный с супругой Анастасией Романовной, а также их сын Фёдор Иоаннович. Звенигородского чудотворца особо почитал Государь Алексей Михайлович Романов. Предание сохранило для нас замечательный рассказ о том, как преподобный Савва спас его от свирепого медведя. По приказу благодарного царя здесь были возведены царские палаты и дворец государыни, монастырь стал загородной царской резиденцией и одной из богатейших обителей на Руси. Тогда же монастырь был обнесён каменными стенами.



Одно из множества чудес, связанных с преподобным Саввой Сторожевским, особенно запомнилось. Это явление преподобного Саввы Евгению Богарне в 1812 году. Принц Евгений Богарне, пасынок Наполеона, вице-король Италийский, с двадцатитысячным отрядом подошел из Москвы к Звенигороду. Он занял комнаты в Сторожевской обители и увидел, что в комнату входит какой-то благообразный монах. Явившийся сказал: «Не вели войску своему расхищать монастырь; если ты исполнишь мою просьбу, то Бог помилует тебя, и ты возвратишься в свое отечество целым и невредимым». Принц Евгений пошел в храм, где увидел икону с ликом преподобного Саввы Сторожевского, и признал в нем своего ночного гостя…

Принц выполнил совет российского старца. Французы не стали грабить монастырь…В дальнейшем ни в одном из сражений Богарне даже не был ранен. Впоследствии потомки Богарне породнились с русским императорским домом – сын принца Евгения женился на дочери императора Николая I. Семья эта жила в России до 1917 года под фамилией герцогов Лейхтенбергских.

После революции в середине 1919 года монастырь был закрыт, а мощи преподобного изъяты. В 1941 году во время эвакуации сломали легендарный 35-тонный Большой Благовестный колокол (изображённый на гербе Звенигорода), звон которого, по свидетельству очевидцев, доходил до Москвы. В настоящее время века на замену этого колокола был установлен другой, столь же массивный, но не столь благозвучный.

Незадолго до своей кончины преподобный Савва «в одно время заплакал и сказал своей братии: «Придет время, на земле люди забудут Бога и будут над Ним смеяться, к власти придет антихристова сила. Она выгонит меня из монастыря, но я совсем не уйду. Я переселюсь в другое место, где еще часть людей не забудет Бога, и я буду за них молиться перед концом света».

Долгое время считалось, что святые мощи Звенигородского Чудотворца утрачены навсегда. И лишь в начале 90-х гг. XX века стало известно, что честная глава преподобного Саввы более 50-ти лет тайно хранилась супругами Михаилом Михайловичем и Софьей Дмитриевной Успенскими. В 20-е годы Михаил Михайлович Успенский, сотрудник Государственного исторического музея и член Комиссии по охране памятников архитектуры Московской области, был вызван на Лубянку. Сотрудник, вызвавший его, показал Михаилу Михайловичу серебряное блюдо, сверху накрытое материей, и сказал: «Возьмите это блюдо и передайте в музей, а то, что на блюде — останки Саввы Сторожевского, — поместите, куда сочтете нужным. Вы человек верующий, возьмите их себе. Я не могу ничего с ними сделать. У меня рука не поднимается их уничтожить». Успенский М.М. сберег святые мощи и после его кончины в 1985 года святыня была передана в Московский Свято-Данилов монастырь, где почивала в алтаре храма Семи Вселенских соборов, а затем в родную обитель прп. Саввы.

После экскурсии мы успели на молебен к преподобному Савве, еще раз поклонились его святым мощам и после монастырской прекрасной трапезы отправились в Новый Иерусалим.

Основанный в 1656 году патриархом Никоном, Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь является уникальным памятником русской духовной культуры и подлинной жемчужиной монастырской архитектуры. Он был выстроен в небывало короткие для своего времени сроки стараниями двух великих деятелей русской истории - царя Алексея Михайловича и Патриарха Никона.

Уже издалека монастырь завораживает свой красотой и размерами. Залюбовавшись его благолепием, наша группа сфотографировалась у ворот монастыря.

Новый Иерусалим стал воплощением идеи Патриарха Никона о единении мирового православия и утверждении русского государства как его центра. В соответствии с этим замыслом он основал три обители. Иверский Богородицкий монастырь на озере Валдай (1652) и Крестный монастырь на острове Кий в Онежской губе Белого моря (1656) образно воспроизводили одноименные монастыри Афона и Палестины.

Воскресенский монастырь был задуман как пространственная икона всей Святой Земли. Более того, сам полуостров в излучине Истры, избранный для строительства обители, представлял собой идеальный постамент для «великой церкви»: изгиб реки и очертания холма повторяли подковообразные планы христианской Палестины, словно это место изначально было предуготовано Промыслом Божиим для воплощения замысла Патриарха Никона.

Когда Патриарх Никон со всем освященным собором, освятил деревянный храм Воскресения Христова, царь Алексей Михайлович, обходя монастырь и его окрестности, поднялся на холм на востоке от монастыря, и осмотрев новый монастырь и его окрестности воскликнул: «Во истину благоволи Бог исперва место сие предуготовать на создание монастыря; понеже прекрасно, подобно Иерусалиму».

Мы прошли в главный собор Воскресенского мужского монастыря, сооруженный по образу храма Гроба Господня в Иерусалиме, и гид провел нам интереснейшую экскурсию.

По словам гида, Патриарх Никон видел, какое важное значение имеет Гроб Господень, все святыни Святой Земли для русского христианина. Это, по сути, пятое Евангелие – то, что нам осталось после Христа, то что связано с Его земной жизнью, и, к сожалению, во все века не так просто было попасть на Святую Землю. В XVII веке, чтобы туда сходить пешком, а другого способа и не было, требовалось 11 лет жизни этому посвятить, необходимо было пройти пять государств, которые были в основном мусульманские. Поэтому-то Святейший Патриарх Никон устраивает Ново-Иерусалимский монастырь, в который собирает все основные святыни, связанные с земной жизнь Господа и нашего Спасителя Иисуса Христа. Он отправляет на Св.Землю ученого иеромонаха Троице-Сергиева монастыря Арсения Суханова, который по возвращении доставил патриарху чертежи, планы и точную модель храма Воскресения Христова в Иерусалиме, а также чертежи Вифлеемского храма Рождества Христова. Под личным наблюдением патриарха Никона начались работы по воплощению в жизнь грандиозного замысла.

И вот в 60 км от Москвы возник «Новый Иерусалим» – архитектурно-ландшафтная икона, совместившая в себе образы многих палестинских святынь. Окрестности монастыря: селения, холмы, река Истра – все напоминало оживший пейзаж христианской Палестины. Здесь был создан не имеющий аналогов в христианском мире архитектурно-ландшафтный образ Святой Земли, где в топографическом соответствии с прообразом были расположены Елеон, Вифания, Фавор, Ермон, Иордан и др. святые места Палестины.

Первым зодчим «великой церкви» Нового Иерусалима был сам Патриарх Никон. При сооружении Воскресенского собора он использовал модель храма Гроба Господня, подаренную ему в 1649 году Иерусалимским Патриархом Паисием, чертежи, гравированные по рисункам Бернардино Амико 1596 года, и «Проскинитарий» – книгу иеромонаха Арсения (Суханова).

В Воскресенском соборе поражаешься, насколько он наряден, как ярко украшен, в его облике как бы материализованы чаяния русского народа о райской красоте Горнего мира, о светлой жизни вечной.

Вместе с гидом мы прошли по приделам храма, которые символизируют крестный путь Христа: Успенская церковь с темницей и каменными узами Спасителя, приделы в честь Страстей Господних: церковь Написания Титла с сохранившимся изразцовым иконостасом, придел Разделения риз Спасителя, придел Поругания Господня, где хранится священное подобие мраморной колонны, на которой сидел Христос, когда на него возлагали Терновый венец.

Мы спустились в подземную церковь святых равноапостольных Константина и Елены, где бьет Живоносный источник, который чудесным образом открылся при сооружении церкви на том же самом месте, где существует источник в Иерусалиме.

У Камня Миропомазания, гид рассказал нам, что в Великую Пятницу святую Плащаницу спускают с Голгофы и полагают на Камень Миропомазания, Плащаницу покрывают живым ковром из лепестков роз, а потом переносят в Кувуклию.

Приложившись к Камню Миропомазания, мы прошли к главной святыне Нового Иерусалима – Живоносному Гробу Господню. Подобно первообразу, он находится внутри белокаменной Кувуклии. Слово «Кувуклия» означает «спальня», «опочивальня полководца», «царская сокровищница», здесь Спаситель мира тридневно «плотию уснув яко мертв» и здесь воссияло Воскресение Христово.

Гид рассказал, как возрождался монастырь из руин после войны и нынешние времена, когда 2500-3000 человек непрерывно работали над реставрацией собора. И удивительное чудо: все, что было заложено и освящено самим Патриархом Никоном, уцелело. Это относится к Голгофской церкви с местом погребения патриарха, церкви Успения Пресвятой Богородицы, где состоялось его отпевание, Камню Миропомазания, узилищу Христову и главной святыни храма – Кувуклии Живоносного Гроба Господня, которая предстает в том виде, в каком святейший Патриарх воссоздал ее в XVII веке, следуя палестинскому первообразу. Увидеть, как выглядел Гроб Господень изначально, можно теперь только в России, поскольку в Палестине после пожаров в 1808- 1810 годах Кувуклия была существенно перестроена.

На Святую Голгофу мы поднялись уже после экскурсии и поклонились Лобному месту, на котором находится мироточащий кипарисовый Крест в меру Креста Господня. Дерево для него было привезено со Святой Земли по заказу Патриарха Никона.

Мы прошли в придел Усекновения главы Иоанна Предтечи под Голгофой, где был похоронен Патриарх Никон. В 1936 году погребение было кощунственно вскрыто, по воспоминаниям, тело было нетленно, Патриарх лежал как живой, но когда стали снимать панагию и облачения, останки рассыпались, и где они находятся сейчас покрыто тайной. Мы поклонились гробу Патриарха.

Нас ждал обратный путь в Москву. Не встретив на пути ни одной «пробки», мы успели проехать по вечерней красавице Москве, полюбоваться Кремлем, храмом Христа Спасителя. В сгущающихся сумерках мы подъехали к Покровскому монастырю и поклонились мощам блаженной Матроны Московской. Поражаешься, насколько велика народная любовь к этой святой. Ее икона увешена драгоценными украшениями от благодарных паломников, ее гробница утопает в цветах. Нам всем достался на память цветочек от ее мощей.



Утешенные и обновленные мы спешим на Ленинградский вокзал. Нас ждет обратный путь!

Как жалко расставаться с такими святынями, так хочется еще раз побывать в этих святых местах. Преп. Сергий, преп. Савва, блаж. Матрона, молите Бога о нас!

Фотографии: Наталия Моисеева

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]